История Испании

Нашли здесь что-то интересное?
С вашей помощью интересного будет больше!

Судебная администрация

Основные изменения, внесенные в судебное управление Кастилии Фердинандом и Изабеллой, были следующие: присвоение Королевскому совету функций суда или аудиенсии, реорганизация местных аудиенсии, не зависящих от совета, но ниже его стоящих; упразднение должностей знаменосца; развитие эрмандады; создание новых должностей с особой юрисдикцией, окончательное запрещение (принятое на кортесах в Толедо по просьбе депутатов) привилегий наследственного характера — передачи по наследству «должностей судебных, административных и связанных с управлением городами или провинциями» (подобные пожалования делались во времена Хуана II и Энрике IV).

Реформа областных аудиенсии или канцелярий была проведена в 1489 г. и заключалась в том, что были созданы две аудиенсии — в Вальядолиде и в Сьюдад Реале (1492 г.) (последняя в 1505 г. была переведена в Гранаду). Еще одна аудиенсия учреждена была в Галисии.

Согласно одному из законов, принятых на кортесах в Толедо (1480 г.), королевская канцелярия в Вальядолиде (единственная тогда существовавшая) состояла из одного председателя, четырех оидоров, трех тюремных алькальдов, двух прокурадоров-фискалов (прокуроров) и двух адвокатов для бедняков. Оидоров впоследствии стало восемь. Они должны были разбирать тяжбы по гражданским делам, и король ежегодно назначал их.

Прокурадорам-фискалам вменялось в обязанность поддерживать обвинение, чтобы «преступления не оставались без наказания из-за отсутствия обвинителя». В их функции входило и расследование преступлений. Процедура разбора апелляций судами различных инстанций была разработана особыми законами, данными в Толедо в 1480 г.

Кроме аудиенсий, при дворе и дворцовом округе имелись четыре алькальда: один алькальд для разбора тяжб дворян, один для апелляций и восемь провинциальных или региональных алькальдов (два для Кастилии, два для Леона, два для Андалусии, один для Толедо и один для Эстремадуры). В судебных округах имелось два старших алькальда, которые в свою очередь могли назначить двух младших.

Их гражданская и уголовная компетенция простиралась на одну лигу в окружности от пункта их постоянного местопребывания. Наконец, на местах имелись коррехидоры, судьи и городские алькальды, назначаемые королем или избираемые в муниципалитетах, чрезвычайные судьи-инспекторы или пескесидоры, старшие и младшие альгвасилы, тюремщики или тюремные сторожа.

Фердинанд и Изабелла, унифицируя и реорганизуя судебный аппарат, уделяли большое внимание проблемам, которые стояли в порядке дня еще с вестготских времен: пересмотру личного состава судебного ведомства и ограничению произвола должностных лиц. Так, один из законов, принятый на кортесах в Толедо, касался «оскорблений и беззаконий, которые совершают окружные алькальды Кастилии».

В этом законе речь идет о назначении специальных инспекторов для расследования фактов злоупотреблений и отмечается, что в случае, если будет доказано, что судьи учиняли «конфискации и захваты имущества, то они будут считаться разбойниками, а эрмандада займется разбором их дел, которые будут расцениваться как грабежи в ненаселенной местности».

Короли преследовали также злоупотребления со стороны частных лиц, в особенности людей богатых и занимающих высокое положение. Были изданы специальные законы, которые сурово карали «грабежи, совершаемые рыцарями, влиятельными людьми или их домочадцами и лицами, которые проживают совместно с ними».

В предвидении различных уловок со стороны подобных персон король и королева распорядились, чтобы в случае, «если преступники будут таковы, что суд не справится с ними, расследование должно передаваться короне». Они отменили также право убежища или укрывательства преступников или должников в крепостях, замках, в жилищах или владениях сеньоров или аббатов, «хотя бы [укрыватели этих лиц] и утверждали, что имеют это право по привилегии или по обычаю».

Нарушитель карался уплатой причитающегося с беглеца долга или тем же наказанием, которому подлежал укрытый им преступник. Лжесвидетельство каралось, в соответствии с «Фуэро Хузго», применением системы тальона. Во избежание дурных последствий было запрещено применение огнестрельного оружия и арбалетов (разрешалось применение этих видов оружия лишь при защите дома, на который совершалось нападение), суровые наказания налагались за азартные игры, и, наконец, были отменены поединки.

В Арагоне существовали королевская аудиенсия — трибунал, в котором король должен был председательствовать дважды в неделю, и сложная иерархическая система судебных должностей. Фердинанд назначил во все города прокурадоров-фискалов и создал должности судебных заседателей при особе хустисьи. В Наварре, после ее присоединения, была учреждена особая аудиенсия.

Но осуществление мероприятий по организации судопроизводства сопряжено было с серьезными затруднениями, которые вызывались конфликтами между гражданскими и церковными судьями и трибуналами. Вопросов этих касаются решения кортесов в Мадригале и Толедо. Так, согласно одному из таких решений, запрещалось мирянам (христианам, евреям или маврам) судиться в церковных судах и приносить в них присягу; другим решением было определено, что капелланы не могут подавать на мирян иски в церковный суд, поелику подобные дела подсудны ординарным судам.

Третье постановление содержит указание о суровых карах по отношению к церковным судьям, которые вмешиваются в обычное судопроизводство. Изабелла весьма энергично выступила в защиту прав ординарных судов, считая, что тем самым она отстаивает государственные интересы. Подобная политика, которая является лишним свидетельством централизаторских стремлений королей, приводила к кровавым столкновениям.

Коррехидор Трухильо задержал одного преступника, который потребовал передачи своего дела в церковный суд под тем предлогом, что он священнослужитель, и это привело к мятежу, вызванному и возглавленному духовными лицами. Изабелла направила в Трухильо войска, и мятеж был подавлен, причем королева приказала повесить главных зачинщиков-мирян, а участвовавших в смуте духовных лиц выслала из пределов страны.

Только однажды королева отступила перед церковной юрисдикцией, и то из уважения к кардиналу Мендосе, архиепискому толедскому, который утверждал, что в пределах его диоцеза королевский суд функционировать не может. Но и в этом случае Изабелла не уступила полностью, а согласилась только на созыв комиссии законоведов, которой поручено было рассмотреть конфликт, вызванный кардиналом.

Все же церковные суды продолжали конкурировать с гражданскими трибуналами. Изъятия из юрисдикции короны по-прежнему имели место, хотя они были и не столь значительны, как прежде.

MaxBooks.Ru 2007-2017