История Испании

Колумб и управление американскими владениями

Согласно договору в Санта-Фе, «острова и твердая земля, которые откроет Колумб, должны были образовать как бы феодальную сеньорию генуэзского моряка». Ему и его наследникам было пожаловано навечно звание адмирала «морей-океанов» со всеми правами, присвоенными этой должности (с юрисдикцией над моряками и купцами, сбором «кинты» и других налогов на товары и т. д.).

Он был назначен вице-королем и правителем с правом намечать должностных лиц для управления новооткрытыми или завоеванными территориями (при этом Колумб мог намечать для замещения подобных должностей три кандидатуры, и одна из них утверждалась королями), право оставлять в свою пользу одну десятую часть от всех и всяческих товаров, «которые будут куплены, обменены, найдены или приобретены в пределах названного адмиральства», и право разбора всех тяжб» — самому или через заместителя, — возникающих из-за этих товаров».

Наконец, ему было разрешено участвовать в одной восьмой доле во фрахтовании кораблей, которые занимались торговлей с новооткрытыми землями, и получать соответственный доход от этих торговых операций. Эти права были подтверждены и расширены в свидетельстве о пожаловании титула адмирала, вице-короля и правителя, которое было дано Колумбу 30 апреля 1492 г. (причем две последние должности были, подобно адмиральской, сделаны наследственными), и в инструкции, данной ему по возвращении из первого путешествия (29 мая 1493 г.), в пунктах 10, 11 и 12 которой говорится:

«Упомянутый адмирал, вице-король и правитель по прибытии на острова в силу имеющихся у него полномочий от их высочеств должен принимать и рассматривать апелляции... и решать их так, как он считает лучшим... Если окажется необходимым назначить рехидоров, присяжных и иных должностных лиц... может упомянутый адмирал назначить трех лиц для исполнения любой из этих должностей, как то определено в соглашении с их высочествами, а их высочества выберут из их числа одного... Каждый судья обязан при произнесении приговора делать следующее оглашение: «Приговор этот повелели вынести король и королева...».

Это означает, что, несмотря на сохранение принципа зависимости от короны в отношении судопроизводства и управления, короли все же жаловали адмиралу весьма широкие права, поручая ему назначение алькальдов и т. п., т. е. те функции, которые в Испании они как раз и стремились сохранить за собой. Эти чрезмерные пожалования, противоречащие той политике, которую проводили «католические короли», объясняются в договоре и дипломе 1492 г. надеждой на успех и желанием закрепить его исключительно за Кастилией, а в инструкции — радостью по случаю одержанной победы и необходимостью сдержать данное обещание, которое носило договорный характер.

Но скоро поведение королей изменилось. Открытия Колумба намного превзошли ожидания большинства. Возникло опасение, что новооткрытые земли настолько велики, что, в случае если адмирал осуществит в их пределах данные ему права, он станет более могущественным и богатым властителем, чем сами короли, а поэтому представит бы для них опасность. Пример кастильской знати, покоренной с таким трудом и такой ценой, несомненно, заставил призадуматься Изабеллу и Фердинанда, а кроме того, и их естественные политические тенденции приводили к тому, что они всюду давали чувствовать тяжесть своей десницы.

Поэтому король и королева назначили при снаряжении второй экспедиции Колумба своих счетчиков и казначеев, которые вмешивались во многие действия адмирала. Как только в Испанию пришли жалобы на его управление (скрепленные подписями Буйля и других монахов, главным образом францисканских), Фердинанд и Изабелла послали туда в качестве правителя командора Франциско де Бобадилью, поручив ему расследовать деятельность Колумба.

Бобадилья сразу же стал на сторону противников Колумба, сместил его и отправил в Испанию как узника. Правда короли отозвали Бобадилью, а Колумбу дали письменно и устно полное удовлетворение и организовали его третье путешествие. Но они настояли на назначении собственных чиновников, заменив Бобадилью Николасом де Овандо, хотя и оставили на Эспаньоле представителя Колумба и приказали возместить ему и его братьям все то, что у них было незаконно отнято. 18 июня 1504 г. снова были подтверждены права Колумба и было приказано передать Колумбу десятую часть полученного золота, которая причиталась ему по договору.

Хотя управление новооткрытыми землями и не было вновь передано Христофору Колумбу, Фердинанд воздержался от полного разрыва с фамилией адмирала. Вскоре после смерти Колумба (2 июня 1506 г.) король отправил Овандо грамоту, в которой приказал передать Диего Колумбу (которому присваивалось звание адмирала) «или лицу, каковое на то будет уполномочено им, все золото и иные ценности, причитающиеся отцу упомянутого дона Диего как в прошлом, так и в будущем».

В 1508 г. король приказал представить ему сведения, которые позволили бы точно определить права Колумба и права короны в американских владениях. В том же году благодаря стараниям герцога Альбы на одной из племянниц которого был женат Диего Колумб, этот последний был назначен правителем и утвержден во всех правах, признанных за его отцом по договору в Санта-Фе (указ, данный в Севилье 10 февраля 1509 г.). Однако это пожалование носило временный характер — «пока на то будет моя милость и моя воля». Оно сохраняло силу всего два года.

Корона продолжала принимать меры для организации системы управления новыми колониями и укрепления торговых связей с метрополией. Созданы были муниципии с соответствующими должностными лицами и аудиенсия на острове Эспаньоле с судьями по разбору апелляций, которые назначались королем; назначен был особый правитель на Пуэрто-Рико (14 августа 1509 г.), хотя спустя некоторое время (25 июля 1511 г.) в другой грамоте Диего Колумб был назван правителем «Эспаньолы и других островов и материковой земли, открытых его отцом». В общем король стремился к укреплению своих прав и своей власти в заморских владениях.

Все указанные нарушения договора 1492 г. и пожалований, подтвержденные впоследствии грамотами и другими королевскими распоряжениями, привели к процессу Диего Колумба против короны; корона, помимо указанных политических причин, несомненно, просто уклонялась от выполнения договорных условий.

Бесспорно, право перехода по наследству должностей вице-короля и губернатора противоречило законам Кастилии (и, тем самым, сразу же теряло силу), так как имелся закон, принятый на кортесах в Толедо, который прямо запрещал любые наследственные пожалования судебных и административных должностей. Но в таком случае следует предположить, что либо короли желали сделать для Колумба исключение, либо же они вообще не намерены были выполнять данные Колумбу обещания, зная, что наследственные пожалования не имеют юридической силы.

Ответ, данный королевским адвокатом на требование Диего Колумба, отнюдь не обоснован такого рода причинами; отказ от предоставления прав, обусловленных договором в Санта-Фе, мотивируется ущербом, который неизбежно понесет корона, если соглашение будет выполняться «потому, что адмирал притязает на управление целым королевством и королевствами, которые открыты», а по римским законам допускалось расторжение договора, в случае если выполнение его причиняет ущерб одной из сторон.

Тот же смысл имеет и ответ, данный лично королем Фердинандом Диего Колумбу: «Я бы сделал это для вас (т. е. выполнил бы все условия договора с Колумбом), но опасаюсь, что ваши потомки используют во зло мой дар».

Диего Колумб, со своей стороны, предъявлял неумеренные требования. Он требовал: закрепления навечно за родом Колумба должности адмирала, вице-короля и губернатора Индий; жалования за отправление этих должностей; субсидию на содержание его личной охраны, т. е. вооруженной силы; права назначать всех чиновников гражданского и уголовного суда; права самому производить распределение индейцев и множества других привилегий, которые либо вытекали из договора, либо обосновывались истцом, исходя из его собственного толкования тех или иных документов. Приговор по этому процессу был вынесен только в 1536 г.

MaxBooks.Ru 2007-2015