История Испании

Нашли здесь что-то интересное?
С вашей помощью интересного будет больше!

Покровительство промышленности

Фердинанд и Изабелла проявляли интерес не только к политическим и социальным, но и к экономическим проблемам, при разрешении которых ни они, ни их приближенные не могли избежать влияния общепринятых идей того времени.

Основной порок экономической политики короля и королевы заключался в переоценке роли и значения законодательных актов и во вмешательстве во все области экономической жизни страны. Обнародовалось огромное количество грамот, постановлений и распоряжений, касающихся торговли, сельского хозяйства и ремесла, проникнутые духом протекционизма.

Короли старались закрыть доступ в Испанию тем иностранным товарам, которые могли конкурировать с национальными, например: сукнам, ввоз которых вредил сукновалам Мурсии и скотоводам этой области (1486-1487 гг.); шелка из Неаполя, Каликута, Турции и других мест, поскольку импорт шелковых тканей доводил до разорения гранадских ткачей шелка (1500 г.).

Понимая в то же время, что необходимо поднять технический уровень испанской промышленности, короли привлекали в Испанию рабочих из Италии и Фландрии, жалуя им различные привилегии, в частности освобождая их от всех пода гей на десять лет (1484 г.). Главными объектами вывоза из Кастилии и из других областей были обычно не промышленные товары (за исключением шелковых тканей, которые в большом количестве производились маврами в Гранаде), а сырье, причем за границей изделия изготовлялись, из испанского сырья, а затем ввозились в Кастилию и Арагон.

Так, экспортировалась шерсть, которая в 1512 г. была вывезена на сумму в 250 тыс. дукатов (что соответствует примерно 50 тыс. кинталам), железо, вино, оливковое масло, мясо и кожи и ввозились через все порты (по данным 1477,, 1491 и других лет) главным образом ткани, в особенности тонкие, которые ценились гораздо дороже, чем шерсть.

«Католические короли» стремились поощрением старых предприятий и созданием новых уравновесить торговый баланс. И по мере роста испанского производства короли все более и более ограничивали ввоз (кортесы 1515 г.). Таким образом, уже в 1512 г., по свидетельству путешественников, определенное значение приобрело производство тканей (в том числе и дорогих сортов) в Толедо, Севилье, Валенсии и иных городах. Ткачи шелка в 1504 г. только в восьми городах Андалусии уплатили в казну податей на сумму около 9 млн. мараведи.

Короли также стремились устранить препятствия к развитию производства, которые ставились законодательством, обычаями и злоупотреблениями. Они запрещали сбор незаконных налогов, отменяли привилегии и монополии, которые были выгодны только немногим представителям знати. Так, в 1480 г. было аннулировано пожалование, данное Энрике IV нескольким рыцарям, по которому «все кожи, продаваемые в некоторых архиепископствах, должны были свозиться в точно определенное место и там продаваться в установленный день только теми лицами, которые издавна имеют эту привилегию, причем любые другие лица не могли закупать кожи под страхом сурового наказания».

Скотоводство продолжало быть одной из крупнейших отраслей экономики страны, о чем свидетельствуют приведенные выше цифры вывоза шерсти. Впрочем, в некоторых областях (Мурсия) произошло значительное уменьшение поголовья скота (до 1480 г. было более 50 тыс. овец, а в 1486 г. — только 10 тыс.).

Фердинанд и Изабелла оказывали большое покровительство Месте во избежание дальнейшего упадка скотоводства и регулярного снабжения сукновален сырьем. Они подтвердили и даже увеличили все привилегии, которые в 1347 г. пожаловал Месте Альфонс XI, несмотря на вполне обоснованные жалобы земледельцев. Но корона обложила Месту особым налогом и подчинила ее, в известной степени, своей власти, назначив специального советника, который вошел в состав совета Месты (в 1500 г.). Сборник привилегий Месты был составлен и опубликован в 1511 г.

В этот же период появляется множество законов и статутов цехов и братств, которые свидетельствуют о чрезмерной регламентации ремесла, но вместе с тем указывают и на необычайное развитие цехов и на все возрастающее вмешательство (с наилучшими намерениями, впрочем) государства в технику производства.

Примерами такой регламентации могут служить следующие данные: с 1494 по 1501 г. было дано восемь распоряжений, касающихся производства сукон, а в 1511 г. — общий свод, включающий 120 законов; в 1494 г. принят указ о вышивальщиках тканей; в 1496 г.— об оружейниках Овиедо; в 1499 г. — о башмачниках; в 1491, 1499 и 1515 г. — уставы торговцев платьем в Кордове; в 1481 и 1500 гг. — уставы башмачников, изготовителей деревянных башмаков, литейщиков и портных Бургоса.

Но не все эти постановления исходили от короля, так как городские советы имели право утверждать уставы и издавать их даже по собственной инициативе, как и происходило, например, в Бургосе. Но короли, со своей стороны, утверждали законы общего характера (указы о ремесленниках, подобные указам, данным в XIV в.) и поощряли создание городских уставов в форме кодексов, причем в подобные уставы входили и распоряжения, касающиеся цехового регламента.

Известно, что Севилья, Кордова, Толедо, Сеговия, Леон, Гранада и другие города были центрами высоко развитого ремесленного производства. В Севилье заслуженной славой пользовались мастера керамических изделий, которые вырабатывали эмалированные изразцовые плитки; гончары, ювелиры, которые изготовляли драгоценные украшения и серебрили, золотили и украшали лошадиную упряжь, шпоры и шпаги; кожевники или изготовители различных изделий из кожи; ткачи бархата; прядильщики шелка; оружейники и т. п.

В Толедо было развито (особенно в начале XVI в.) производство шелка, сукон, шляп, оружия, в частности знаменитых шпаг, и керамических изделий. Всюду наблюдается зарождение и рост промышленности, которая, казалось, должна была успешно развиваться и впредь.

В Арагоне и близлежащих областях также продолжает развиваться цеховое производство. Сарагоса, Барселона и Валенсия идут во главе, как крупные промышленные центры. В последних двух городах редко случалось, чтобы ремесленники не входили в какой-нибудь цех, и возрастающее число цеховых статутов указывает на дальнейший рост этих корпораций. То же происходит и в менее крупных городах, например в Альсире, где с давних пор было развито производство сукон.

Но в Барселоне уже появляются признаки упадка, которые отмечают местные ткачи («цех и ремесло ткачей этого города самое важное в нем... и нет здесь иных цехов и ремесла, которые приносили бы больше пользы») в петициях Фердинанду от 1493 г.

Одной из причин упадка было то обстоятельство, что каталонское ткацкое производство не могло выдержать конкуренции с иностранным, потому что в стране производились главным образом грубые ткани, а иные отрасли производства (например, выделка бархата), несмотря на покровительственные мероприятия, не прививались с должным успехом.

В одном документе 1481 г. содержится перечень тканей, производившихся в Барселоне: «Сукна, окрашенные кошенилью, лилово-красные, светлые и темные, кроваво-красные, пепельно-серые, синие, розовые. Сукна из чесаной шерсти, сукна тонкие и узкие, саржа узкая, этамин, бумазея, полушерстяные ткани, льняные ткани, тонкие льняные ткани, вышитые ткани, холст, хлопчатобумажные ткани, ткани из льна и хлопка и тому подобные». Ткани, шитые золотом и серебром, вышитые ткани, бархат, камлот, тафта, тонкие ткани, камка, а также и другие ткани ввозились из-за границы.

Из цехов наиболее, значительными были следующие пять: шорников, портных, ткачей, башмачников и ювелиров. В числе других 33, упомянутых при реформе муниципалитета, проведенной Фердинандом, не встречаются красильщики, крутильщики шелка, канительщики золота, свечники и изготовители бархата, которые объединились только спустя много лет, что показывает, какое ничтожное значение имели эти виды ремесла в изучаемый период.

Однако, по свидетельству одного современного автора, за вывезенные в 1481 г. в Ломбардию католонские сукна было выручено 120 тыс. венецианских эскудо прибыли. Но спустя десять лет (в 1491 г.) уже замечается упадок, потому что городской совет обсуждает вопрос о предоставлении денежной субсидии ткачам, «дабы они могли- закупить хорошую шерсть для выделки сукна «доброго и тонкого», — что сам цех не мог предпринять, ибо ныне денег у ткачей мало».

Это признание подтверждается упомянутым прошением 1493 г. и привилегией, которую дал ткачам Фердинанд, отметив при этом что цех «из-за плохих времен пришел в большой упадок и ослаб». Несмотря на все это, Барселона в 1491 г. была, по свидетельству современников, городом весьма населенным и занимала почти такую же площадь, как Неаполь.

Прекрасные каменные дома, трех- или четырехэтажные, приводили в восторг приезжих и иностранцев; в городе имелась довольно значительная система канализации, что было тогда редкостью в Испании. В 1491 г. доходы городского совета были оценены в 55 050 ливров. Но общая численность населения Барселоны (включая и ее пригороды) уменьшилась по сравнению с 1463 г. на одну пятую и составляла, согласно переписи, 38 тыс. человек. К 1516 г. оно достигло, однако, уровня 60-х годов XV в.

На Майорке данные, относящиеся к 1500 г., свидетельствуют о значительном производстве шерсти (в Пальме, Манакоре, Арте и Польенсе) и вин. Наконец, расцвет изящных искусств доказывает наличие художественных ремесел, которые имели существенное значение.

MaxBooks.Ru 2007-2017