История Испании

Нашли здесь что-то интересное?
С вашей помощью интересного будет больше!

Торговля и производственная деятельность в колониях

Завоевания в Африке и открытие Америки проложили испанцам путь к двум внеевропейским рынкам. Правда, африканский рынок не был новым, поскольку еще в XIII в. он был известен и кастильцам и каталонцам. Но в XV в. он приобрел большое значение благодаря географическим открытиям, совершенным на западных берегах африканского материка и овладению некоторыми территориями в северной и западной частях Берберии.

Уже отмечалось, что в связи с открытиями и завоеваниями в Африке возникли серьезные трения с Португалией. Они были вызваны не столько событиями династической войны, сколько притязаниями Кастилии и Португалии на одни и те же африканские земли (Берберию и берега Гвинейского залива, открытые португальцами).

Договорами в Трухильо (1479 г.), Толедо (1480 г.), Арёвало (1509 г.) спорные вопросы были разрешены, причем испанцам пришлось довольствоваться в Африке территорией, которая намного уступала по площади землям, признанным законной добычей их португальских конкурентов. В торговой деятельности все эти осложнения находили отражение. Указом от 1 мая 1478 г. Фердинанд и Изабелла разрешили палосским морякам свободно торговать морем и сухим путем с Миной (Золотым берегом), дабы подорвать португальскую торговлю в Гвинее.

После заключения с Португалией упомянутых выше договоров испанцы продолжали вести торговлю с Западной Африкой. Торговая деятельность в Африке была весьма значительной. В 1498 г. Фердинанд и Изабелла особой грамотой, данной в Алькала, отмечали, что «никто, ни единая душа, не смеет без нашего на то разрешения ходить в африканские земли или кого бы то ни было посылать туда — будь то для торговли золотом или рабами или иными товарами или для обмена привозимого с собой хлеба и других товаров; земли же эти идут от «Малого Моря» и вдоль берега западного до Месы и принадлежат нам по праву завоевания...»

Таким образом, торговлю с Африкой корона стремилась превратить в свою нерушимую монополию. Но запрет этот был лишь временным. В августе 1499 г. он был снят, и дозволено было всем и всяческим лицам торговать собственными товарами с Берберией, лично или через своих представителей, как это они делали прежде.

Однако торговля с Африкой имела неизмеримо меньшее значение, чем торговля с Индиями. В переписке и в распоряжениях Колумба отчетливо выражается та двойная цель, которая побуждала его к осуществлению задуманного: с одной стороны, открытие и использование огромных богатств, и прежде всего благородных металлов и ценностей, которые, по общему мнению, должны были находиться в азиатских странах, с другой стороны — распространение христианства и отвоевание гроба господнего, цель, для достижения которой должно было использовать эти богатства.

Вследствие географической ошибки Колумба, открывшего не восточную Азию, а Америку, сразу же отпала эта последняя цель, так как все внимание устремилось на новые и неожиданно обретенные земли. Об осуществлении религиозных целей короли позаботились. Но материальные интересы, как финансовые (доходы казны), так и торговые, возобладали над всеми прочими.

Об этом свидетельствуют многие факты: настойчивость, с которой короли добивались наискорейшего извлечения прибыли из заморского предприятия; характер деятельности Торговой Палаты; назначение короной особых должностных лиц для контроля над деятельностью Колумба на Антильских островах; рвение и пыл, которые проявили частные лица, организуя заморские экспедиции по соглашению с короной.

Корона же уделяла большое внимание развитию торговли с Америкой, руководствуясь не только соображениями косвенной выгоды, которую она могла получить, взимая пошлины с купцов, но и общегосударственными интересами. При этом она была проникнута тем же духом протекционизма, теми же тенденциями к учреждению монополий, которые проявлялись и в ее торговой политике на территории метрополии.

В инструкциях 1493 г. уже заметно стремление создать доходное сельское хозяйство на новооткрытых землях. Для этого рекомендуется привлекать к сельскохозяйственным работам кастильских переселенцев и насаждать на Эспаньоле кастильские культуры; на Эспаньолу отправлялись земледельцы: и садоводы и в 1497 г. туда было отправлено 50 землепашцев и 10 садоводов-ирригаторов.

Торговая Палата с этой целью в 1493, 1497, 1509, 1512, гг. направляла на Эспаньолу семена пшеницы, ячменя, риса, саженцы сахарного тростника, апельсинов, лимонов, оливковых деревьев, виноградных лоз и сельскохозяйственные орудия. Сам Колумб, основывая город Изабеллу, поспешил засадить и засеять окружающие его поля.

Таким образом, Америка обогатилась европейскими сельскохозяйственными культурами, и некоторые из них, например сахарный тростник, получивший впоследствии необычайное распространение, вскоре стали источником больших доходов. Были также ввезены и получили распространение вьючные животные и скот — лошади, ослы, коровы, козы, овцы и т. п. (до появления европейцев домашние животные были неизвестны на Антильских островах).

В 1494 г. были привезены первые коровы, а в 1525 г. они уже имелись на Эспаньоле в изобилии. По распоряжению королей в новооткрытых землях сооружались мосты и дороги (например, на Пуэрто-Рико, в 1511 г.). За море отправлялось много «искусных в ремесле» людей (каменщиков, плотников и т. д.). Первая их партия была завезена на Эспаньолу второй экспедицией Колумба.

Чтобы способствовать развитию торговли, 26 сентября 1501 г. была дана королевская грамота, по которой освобождались от пошлин все товары, ввозимые из Индии или отправляемые туда. А так как с самого начала этой торговле посвятили себя также и иностранцы, главным образом те из них, которые проживали в Испании, то Фердинанд, вопреки мнению Торговой Палаты, разрешил им особой королевской грамотой (5 марта 1505 г.) отправлять товары в Индии (за исключением оружия, лошадей, рабов, золота и серебра).

При этом было обусловлено, что вести торговлю с заморскими землями эти лица должны в компании с испанцами и через испанских же агентов. Но, поскольку рядом указов въезд в Индии чужеземцам был запрещен, последние не могли конкурировать с испанцами на территории колоний. Даже по отношению к испанцам существовали известные ограничения. В первых указах и инструкциях дозволялась торговля с Индиями «уроженцам этих королевств».

А в одном из указов 1505 г. разъясняется, что право это имеют женатые лица, обладающие недвижимым имуществом и проживающие по крайней мере 20 лет в Севилье, Кадисе или Хересе, и сыновья этих лиц. Следует полагать, что это ограничение не было проведено в жизнь. Но в течение некоторого времени существовали ограничения для жителей Арагона, Каталонии и Валенсии, которые при жизни Изабеллы имели право торговать только по особому разрешению, выдаваемому в каждом отдельном случае.

Следует иметь в виду, что Индии рассматривались как завоевание Кастилии, а не Арагона. Большой ущерб был причинен жителям Арагона монополией на погрузку и выгрузку всех товаров, ввозимых в Индии и оттуда прибывающих, которая дана была Кадису и Севилье. Депутаты из заморских владений, прибывшие в Испанию в 1508 г. для переговоров с королем, просили его разрешить уроженцам Кастилии и Арагона погрузку товаров, отправляемых в Индии, в любом порту Испании.

На это Фердинанд не согласился, но разрешил им регистрацию и отправку грузов в упомянутых андалусских портах; при этом были освобождены от пошлин все товары, независимо от пункта их отправления, которые привозились в Севилью. Эта монополия объясняется не пристрастием к жителям Андалусии, но лишь стремлением централизовать надзор за экспедициями (порученный, как известно, Торговой Палате), с тем, чтобы корона могла получать все причитающиеся ей пошлины и отчисления от прибылей.

Король разрешил обитателям Эспаньолы сооружать корабли для каботажной торговли в пределах острова. Но он отложил выдачу разрешения на торговлю Эспаньолы с другими новооткрытыми землями впредь до получения необходимых сведений от правителя Индий.

Относительно эксплуатации рудников в системе коронной монополии, которая была при этом введена, речь уже шла выше. При пожаловании рудников частным лицам правительство сохранило за собой право на половину, а позднее на одну треть доходов. В 1508 г. Фердинанд назначил особое должностное лицо, которое ведало всеми рудниками, как уже открытыми, так и теми, которые могли быть введены в эксплуатацию в будущем. Этот чиновник обязан был наблюдать за разработкой рудников и охранять интересы королевской казны.

MaxBooks.Ru 2007-2017