История Древнего Востока

История археологических открытий древней Месопотамии

Подлинное изучение истории и культуры древней Месопотамии началось лишь с того времени, когда стало возможным научно исследовать надписи и археологические памятники, найденные в Двуречье. Раскопки начал в середине XIX в. Ботта, который нашел в Хорсабаде развалины дворца ассирийского царя Саргона П. Особенно удачные раскопки произвел Лэйярд, открывший развалины ассирийских столиц Калаха и Ниневии.

В Калахе он нашел остатки дворцов, построенных в IX-VII вв. до н. э., и замечательные скульптуры, в частности изображения огромных крылатых быков, хранителей царского дворца. На барельефах, покрывающих стены этих дворцов, сохранились сцены войны и охоты, осады крепостей, привода пленных, придворной жизни. В развалинах Ниневии Лэйярд обнаружил остатки огромного дворца, состоявшего из большого количества зал, комнат и коридоров.

Помимо многочисленных произведений искусства здесь было найдено много различных предметов материальной культуры (оружие, сосуды, украшения, предметы быта), наконец, множество ценнейших исторических надписей. Работу Лэйярда продолжали Рассам и Смит; их раскопки дали большой материал для изучения истории и культуры древней Месопотамии.

Большие раскопки были произведены во второй половине XIX в. в Южной Месопотамии, где были обнаружены развалины древнейших шумерийских городов, восходящих к концу IV тысячелетия до н. э. Де-Сарзек и Хезэ нашли на месте современного Телло остатки древнэшумерийского города Лагаша (Ширпурлы). В его развалинах были найдены произведения шумерийского искусства и множество глиняных табличек, покрытых клинообразными надписями, в частности ценные документы хозяйственной отчетности (некоторые из них хранятся в музеях Москвы и Ленинграда). Остатки зданий, в том числе храмов и храмовой башни — зиккурата — были раскопаны в главном религиозном центре древнего Шумера, в городе Ниппуре.

Раскопки Вавилона, произведенные немецкой экспедицией в конце XIX в., дали богатый материал для изучения Ново-Вавилонского царства. Кольдевей обнаружил здесь развалины дворцов Навуходоносора со знаменитыми «висячими садами», описание которых сохранилось у греческих историков. В развалинах Вавилона были найдены остатки храмов, каналов и прецессионная дорога с частью «Ворот богини Иштар», роскошно украшенных фаянсированными изразцами. Были обнаружены и ценные исторические документы, в частности текст манифеста персидского царя, в котором сообщалось о взятии Вавилона персидскими войсками.

Часть рельефа «Стэлы коршунов» Эаннатума Париж, Лувр

Наиболее крупные и систематические раскопки были произведены в XX в. в различных пунктах Месопотамии. На юге — в Шуруппаке, в Уруке, эль-Обеиде и в Джемдет-Наср, а на севере — в Джармо и в Хассуна были обнаружены древнейшие поселения, восходящие к эпохе неолита. В 1955-1958 гг. А. Моортгатом при раскопках в Тель-Чиера, в Северо-Западной Месопотамии, были обнаружены развалины города, относящегося к III тысячелетию.

Найденные здесь остатки зданий, керамика и произведения искусства указывают, что уже в эти древние времена в Северо-Западную Месопотамию проникали культурные влияния из Шумера и Аккада. Особенно большие раскопки были произведены на месте трех больших городов Месопотамии: Ура, расположенного в южной части Двуречья, Эшнунны, лежавшей в средней части Месопотамии, и Мари, находившегося на берегу Евфрата.

В Уре раскопано было множество памятников различных эпох. В гробницах царя Мескаламдуга и царицы Шубад (III тысячелетие до н. э.) найдено много высокохудожественных ювелирных изделий, в частности роскошная арфа, украшенная золотом, серебром и лазуритом, серебряная модель лодки, украшения, сосуды, оружие и другие предметы из золота и серебра. При тщательных раскопках большой части города, относящейся к XVIII в. до н. э., были обнаружены улицы, переулки, площади с остатками многих зданий, по которым можно воссоздать яркую картину жизни древнешумерийского города. Большое количество клинописных документов было найдено в юго-восточной части города.

Ценные результаты дали раскопки аккадского города Эшнунны, в развалинах которого были обнаружены остатки храмов и большого дворца, строившегося и перестраивавшегося в течение двух столетий (XX-XVIII вв. до н. э.). Надписи и памятники материального быта, найденные в развалинах Эшнунны, а также другого аккадского города, раскопанного на месте современного Хафадже, указывают на то, что семитские центры Аккада в III тысячелетии до н. э. находились под некоторым шумерийским влиянием. Эти раскопки проливают свет на взаимоотношения между Аккадом, Эламом и племенами аморитов, которые вторгались в Месопотамию с запада.

Наконец, в 1933-1936 гг. была раскопана столица государства Мари, упоминающегося в вавилонских надписях XVIII в. до н. э. В развалинах этого города были обнаружены остатки большого храма, огромного дворца и хорошо сохранившейся школы. Среди находок особенно интересен большой архив, содержащий множество ценных хозяйственных, исторических и дипломатических документов.

Много раскопок было произведено и в Северной Месопотамии. В ее западной части был найден крупный митаннийский город на месте современного Тель-Халаф, а в восточной — на территории древней Ассирии — были раскопаны большие города Ашшур, Калах и Ниневия. Здесь были обнаружены развалины дворцов и храмов, предметы быта, памятники религиозного культа и, наконец, очень много надписей. В Хорсабаде (древний Дур-Шаррукин) была вскрыта резиденция Саргона II с городской цитаделью, в которой находился дворец царя, храмы и дома высших чиновников.

В развалинах столицы Ассирии — Ниневии — при раскопках был обнаружен ряд археологических слоев, восходящих вплоть до архаической эпохи. Очень интересны остатки храма Набу и богини Иштар, построенного в аккадскую эпоху при царе Маништусу. Историческое и художественное значение представляют рельефы, изображающие битвы Синахериба, охоту царя Ашурназирпала на львов, сцены принесения дани. К северо-востоку от Хорсабада, в Джерване, в 1932 г. был обследован большой каменный акведук, построенный Синахерибом.

Очень интересные находки были сделаны в районе современных городов Ирака — Моссула и Керкука. Так, в Арпа-чайя была найдена древняя керамика, украшенная геометрическим и стилизованным орнаментом, а при раскопках около Тепа-Иорган было вскрыто древнее поселение, восходящее к доисторической эпохе. Это поселение существовало очень долго, так как в его верхних слоях обнаружили развалины аккадского города Га-Сура, а затем большого хурритского города Нузи. Здесь были раскопаны дворец, храм, часть городской стены, жилой квартал с частными домами, сохранившими богатые архивы надписей.

Интересный материал дали недавние раскопки провинциальных городов, например столицы арамейского княжества Бит-Адини, расположенной на берегу Евфрата (Тиль-Барсиб). Здесь нашли остатки большого ассирийского дворца времени Салманассара III, впоследствии перестроенного в VIII и в VII вв. до н. э. Особенно интересны росписи стен, дающие представление о живописи и материальной культуре ассирийцев.

В Арслан-Таше были найдены развалины провинциального города Хадату с царским дворцом и городской кирпичной стеной. В одном здании сохранилось около 200 художественно сделанных табличек из слоновой кости, служивших для украшения царского трона или дворцовой мебели. Некоторые таблички, выдержанные в египетском и кипрском стиле, напоминают аналогичные найденные в Палестине — в Мегиддо и в Самарии.

С 1949 по 1959 г. Маллоуэн производил крупные раскопки на территории древнего Калаха, продолжая работы Лейярда. Раскопан был почти весь холм Нимруд, содержащий городскую крепость ассирийской столицы. В развалинах большого северо-восточного дворца были обнаружены рельефы, покрывавшие его стены, большие статуи гениев-покровителей царского дворца в виде крылатых быков с человеческой головой и различные надписи.

О строительном мастерстве ассирийцев говорит большая стена, воздвигнутая вдоль набережной и сложенная из массивных отесанных каменных плит. Очевидно, она должна была защищать крепость, так как ее толщина достигает 5 м. Около холма Нимруд был обнаружен форт, построенный Салманасаром III. В 1960 г. раскопки этого форта продолжал Отс. Это замечательное крепостное сооружение дает яркое представление о фортификационном искусстве древних ассирийцев.

Первые зарисовки клинообразных надписей привез из Персии в Европу в XVII в. итальянский путешественник Пьетро делла Балле. Однако ученые в течение долгого времени не могли прочесть эти надписи. Первую попытку дешифровать клинопись сделал в конце XVIII в. датчанин Карстен Нибур. Но ему удалось лишь установить, что клинообразные надписи писались при помощи трех систем письменности и что наиболее простая из них состоит из 42 знаков.

Больших успехов в дешифровке клинописи достиг немецкий учитель Гротефенд (1775-1853). Исходя из предположений, сделанных его предшественниками, что косой клин является разделительным знаком и что в алфавитной персепольской надписи одна группа знаков обозначает титул царя, Гротефенд предположил, что вся надпись является титулатурой двух персидских царей. Благодаря ряду остроумных догадок Гротефенду удалось прочесть имена двух персидских царей Дария и Ксеркса, а также имя Гистаспа, отца Дария.

Таким образом, Гротефенд сумел разобрать девять знаков персидской клинописи. Правильность этой дешифровки подтвердилась впоследствии. Работу Гротефенда, открытие которого далеко не сразу было принято ученым миром, продолжали Лассен и Бюрнуф, определившие остальные знаки древнеперсидской письменности.

Новый материал для проверки правильности дешифровки персидской клинописи дали работы английского ученого Г. Роулинсона, который в 1835 г. в Персии скопировал ряд клинообразных надписей и среди них знаменитую Бехистунскую надпись, высеченную на высокой скале. Изучив эти надписи и еще ничего не зная о дешифровке Гротефенда, Роулинсон определил 18 знаков персидской клинописи. Собранный Роулинсоном материал дал возможность приступить к разбору и двух остальных систем клинописи. Роулинсону и Норрису удалось дешифровать ряд знаков второй системы, которая оказалась силлабической письменностью, служившей для начертания новоэламских надписей.

Третья система клинописи была дешифрована Роулинсоном, Хинксом и Оппертом, которые установили в ней свыше 200 слоговых знаков и некоторое количество идеограмм. Изучение надписей показало, что они написаны на языке семитской группы. Впоследствии была дешифрована и ассирийская слоговая клинопись, близкая к вавилонской, и, наконец, наиболее древний тип клинописи, которым пользовались более древние племена Южной Месопотамии — шумерийцы.

Очевидно, клинопись раньше всего возникла в Шумере, а затем была заимствована вавилонянами, которые ее в свою очередь передали ассирийцам, а через чих другим народам Передней Азии и, наконец, древним персам.

MaxBooks.Ru 2007-2015