История Древнего Востока

Образование древнейшего рабовладельческого государства - страница 2

Однако древний натурально-хозяйственный уклад примитивных общин постепенно изменялся вследствие появления избыточных продуктов земледелия и ремесла. По мере того как эти излишки попадали на рынок, возникал торговый обмен как внутри страны, так и с соседними странами. Сохранились тексты контрактов на продажу рабов, домов, полей, домашних животных и драгоценных металлов начиная с III тысячелетия до н. э.

Некоторые виды сырья жители Месопотамии привозили из соседних стран: медь из Элама и Ассирии, олово — из Ирана, дерево — из горных областей, расположенных к западу, северу и востоку от Двуречья. С течением времени все больше расширялся ассортимент товаров и круг стран, охваченных внешней торговлей. Несмотря на довольно широкие территориальные рамки, эта торговля носила примитивный меновой характер. Товары одних видов лишь обменивались на другие товары.

Только постепенно появляются древнейшие товарные эквиваленты стоимости, которые Маркс называл древнейшими видами денег. В аграрной Месопотамии это обычно были скот и зерно. По мере распространения металлов значение денег приобретают металлические слитки. Однако они еще не снабжены чеканом, который мог бы гарантировать точность веса и чистоту сплава. Поэтому при каждой торговой сделке надо было проверять вес данного слитка меди или серебра. Эти древнейшие деньги долго сохраняют свой примитивный товарный характер.

С расширением торговли связано было и развитие транспорта. В Месопотамии, как и в Египте, наличие больших рек и значительной сети каналов способствовало уже в древности развитию судоходства. Товары перевозили также и по караванным путям вьюками, на колесницах и повозках, запряженных ослами и мулами. Изображения, модели, а в некоторых случаях и образцы колесниц и повозок с примитивным дисковым колесом, а также весельных лодок и парусных барок были найдены при раскопках в Уре, Шуруппаке, Кише и Тель-Адаба.

Тяжелые четырехколесные повозки, очевидно, использовались для перевозки людей и грузов, а более легкие двухколесные колесницы, в которые иногда впрягали до четырех мулов (ср. древнегреческие квадриги), возможно, служили для военных целей.

С развитием производительных сил в Шумере и в Аккаде, с ростом производительности труда появляется прибавочный продукт, а вместе с тем и эксплуатация человека человеком в форме древнейшего рабства.

В самых древних, еще архаических надписях, найденных в IV слое Урука, упоминаются рабыни, буквально — «женщины горной страны». Сохранились документы, содержащие подсчет 211 таких рабынь. В других надписях упоминаются дети, родившиеся от храмовых рабынь (думу-думу) и находившиеся, очевидно, на положении домашних рабов.

При раскопках Джемдет-Насра, Ура и Шуруппака также были найдены древние документы, в которых упоминаются рабы и рабыни. В распоряжении садовников находились рабы — землекопы, носившие характерное название иги-ну-ду (не подымающие глаз). В некоторых производствах, например в текстильном (обработка и прядение шерсти), работали почти исключительно рабыни.

Древнейшие формы рабства существовали еще в период родового строя, в частности, в недрах патриархальной семьи. Маркс и Энгельс отметили, что «рабство, в скрытом виде существующее в семье, развивается лишь постепенно, вместе с ростом населения и потребностей и с расширением внешних сношений — как в виде войны, так и в виде меновой торговли».

Целый ряд шумерийских и аккадских документов указывает на эти скрытые формы рабства, впервые возникающие в большой патриархальной семье. Шумерийские законы разрешали отцу продавать в рабство своих детей. Это было вполне реальное право, постоянно осуществлявшееся в семейном быту. Родители часто продавали в рабство своих детей, причем условия такой продажи записывались в документах, сохранившихся до нашего времени. Некоторой маскировкой этой продажи был обычай усыновления чужого ребенка, что также закреплялось особым документом. Усыновитель платил отцу усыновляемого определенную сумму в качестве платы за усыновление.

Женщина в древней Месопотамии занимала неполноправное положение, что усугублялось обычаем многоженства. Дочерей обычно продавали в рабство, на что указывают документы и термин «цена жены». Развитию рабства способствовала долговая кабала. Бедняки, беря ссуду у богачей, чаще всего зерном, нередко не могли вернуть в срок ссуду и проценты на нее. Запутавшись в долгах, бедняк становился жертвой богача-ростовщика. Ему угрожало неминуемое рабство.

Однако основную массу рабов давали войны, которые постоянно вели между собой сперва родоплеменные союзы, а затем древнейшие государства Месопотамии, а также и более крупные государственные образования с соседними народами. Во время этих войн захватывали пленных, которых обычно обращали в рабство. Так, на одном оттиске печати из Урука сохранилось изображение захвата военнопленных. Слова «раб» и «рабыня» сопровождались знаком, изображавшим иноземную горную страну.

Очевидно, пленников, захваченных во время войны с Эламом, обычно обращали в рабство. Рабов в Шумере называли «саг» (штука, голова), а в Аккаде — «арду», что означает «опустившийся», или «решу» (голова). На рабов-пленников, как и на свободных людей, обращенных в рабство, смотрели как на товар или скот, считая их по штукам или же по головам. В законах рабы перечисляются наряду со скотом или «иными ценными предметами». Стоимость раба колебалась от 14 до 20 шекелей серебром (117-168 граммов серебра).

Имущественное расслоение в сельских общинах, рост производительных сил, развитие торгового обмена и рабства, наконец, грабительские войны способствовали выделению из среды общинников древнейшей рабовладельческой аристократии, которая занимала высшие общинные должности и сосредоточивалась вокруг общинного храма — центра хозяйственной жизни и управления. Наряду с этим наименее обеспеченные слои общинников превращались в бедняков и даже в рабов. Появляются древнейшие социальные термины, обозначавшие богачей, владевших землей и рабами — это «большие» люди (лугаль). Им противостояли свободные малоимущие члены сельских общин.

Итак, на развалинах родового строя возникает древнейшее классовое общество. Большие люди этого общества — рабовладельцы — нуждаются в аппарате господства, чтобы удержать в повиновении массы бедняков и рабов, нуждаются в государстве. «И оно явилось — государство рабовладельческое,— аппарат, который давал в руки рабовладельцев власть, возможность управлять всеми рабами».

Конечно, эти древнейшие рабовладельческие государства возникли не сразу, а в процессе углубления имущественных, классовых противоречий. Древние общины, во главе которых стояли общинные советы, с течением времени превратились в более крупные общественные образования типа военных демократий. Вся власть в них номинально еще принадлежала народным собраниям, но фактически всем управляли главы наиболее богатых и знатных родов, из среды которых выходили жрецы, ведавшие храмово-общинным хозяйством.

Эти же главы родов составляли советы старейшин, из числа которых выдвигались военачальники и выборные правители. Далекие воспоминания об этой промежуточной стадии военной демократии сохранились в древнешумерийских эпических поэмах, например, в поэме «Гильгамеш и Акка».

Древнейшие указания на существование государств натерритории Месопотамии относятся к началу III тысячелетия до н. э. Судя по документам, это были очень маленькие, первичные государственные образования, во главе которых стояли цари. В княжествах, потерявших свою независимость, правили высшие представители рабовладельческой аристократии, носившие древний полужреческий титул «патэси» (энси).

MaxBooks.Ru 2007-2017