История Древнего Востока

Развитие египтологии

Последователи Шампольона — Бругш и Лепсиус в Германии, Девериа, де-Руже и Шаба во Франции, Розеллини в Италии, в XIX-хх вв. Берч в Англии — сосредоточили свои усилия на изучении и издании главным образом памятников египетской письменности. Лепсиус установил первую периодизацию египетской истории, основанную на изучении источников и хронологии, а Бругш составил первый общий очерк египетской истории и ряд полезных для того времени справочников, в частности первый большой словарь египетского языка.

Крупный вклад в египтологию сделал талантливый французский ученый Г. Масперо, сумевший сочетать работу археолога, филолога и историка. В своем большом труде «Древняя история народов классического Востока» Масперо впервые включил историю и культуру Древнего Египта в широкий круг исторического развития целого ряда народов Северо-Восточной Африки и Передней Азии. Особенно подробно изучил Масперо культуру Древнего Египта, установив основные этапы в развитии его религии и искусства.

В конце XIX и в начале XX в. Эрман и Зете посвятили ряд крупных работ изучению египетского языка. Их труды имели большое значение, хотя авторы несколько преувеличили близость египетского языка к языкам семитской группы, вместе с тем чрезмерно упростив египетский синтаксис.

По-прежнему основное внимание египтологов было обращено на изучение египетского языка и письменности, а также литературы и религии. На основе лексического материала, собранного учеными различных стран, в том числе русскими учеными Б. А. Тураевым и В. С. Голенищевым, А. Эрман и Г. Грапов составили и издали монументальный словарь. Одновременно с этим было издано много разнообразных справочников. Все это явилось основой для более широкого и тщательного издания множества древнеегипетских текстов самого разнообразного содержания. К. Зете, а вслед за ним В. Хельк издали большое количество иероглифических текстов в серии томов «Источники египетской древности».

Я. Черный опубликовал документы, сохранившиеся на обломках камня и черепках (остраконы). А. Гардинер издал древнеегипетские словарики, деловые и юридические документы, важные для изучения социально-экономических отношений. Все эти ценные филологические труды дали возможность составить несколько новых и более полных, чем ранее, грамматик египетского языка, среди которых выделяется грамматика А. Гардинера.

Наконец, большое практическое значение имели для развития египтологии библиографический указатель (И. Пратт), топографическая библиография (Д. Портер и Р. Мосс), словарь египетских имен (Г. Ранке), очень ценный труд Ж. Вандье, посвященный археологии и архитектуре Египта, и единственное в своем роде исследование по истории технологии, принадлежащее реставратору Каирского музея А. Лукасу.

Американский египтолог Д. Г. Брэстед пытался в равной мере работать в области филологии и истории. Он издал в большом пятитомном сборнике переводы многих исторических документов и составил на основании этих источников двухтомную «Историю Египта», получившую широкое распространение и переведенную на несколько европейских языков. В книге Д. Г. Брэстеда содержится огромный фактический материал, что имеет большое научное значение.

Однако автор, являясь типичным представителем буржуазной науки, отразил в своих трудах все ее основные недостатки. Обратив главное внимание на политическую историю, Д. Г. Брэстед недооценил влияния социально-экономических отношений и классовой борьбы. Д. Г. Брэстед преувеличивает роль личности и идейного фактора, главным образом религии; он сравнивает египетских землевладельцев с английскими лэндлордами и подчеркивает то «глубокое понимание правительственной задачи», которое проявляли, по его мнению, фараоны. Значительно большее значение имеют специальные научные труды Брэстеда, посвященные «солнечным гимнам» Эхнатона, битве при Кадете, медицинскому папирусу Э. Смита, а также текстам саркофагов Среднего Царства.

Эта недооценка социально-экономической истории и стремление всячески затушевать историю трудовых масс и форм классовой борьбы в Древнем Египте характерны и для трудов египтологов германской школы, работавших в Австрии и в ФРГ. Так, В. Хельк в своих больших трудах подчеркивал значение «военных фюреров» и их влияние на историю Древнего Египта, а также ту роль, которую играли «высокие чиновники» при дворе фараонов. Крупный египтолог Г. Кэс посвятил целый ряд трудов египетской религии и той выдающейся роли, которую играли жрецы в Древнем Египте.

Ценный вклад в египтологию сделали русские ученые. Начиная с XV в. русские путешественники, купцы и послы посещали страны Востока. В 1727 и 1730 гг. В. Г. Барский побывал в Египте, в частности в Каире, в Розетте и в Александрии. В своем «Странствовании» он описал один из обелисков, который в то время стоял в Александрии, приложив к этому описанию рисунок с иероглифической надписью, высеченный на обелиске.

Первые опыты дешифровки египетских иероглифических надписей вызвали большой интерес к Древнему Египту и к египтологии русских историков-востоковедов. Президент Академии художеств и директор Публичной библиотеки А. Н. Оленин оценил большое научное значение открытия Шампольона и вел с ним по этому вопросу оживленную переписку. А. С. Норов, посетивший Египет и Нубию в 1834-1835 гг., в большой увлекательно написанной книге рассказал о виденных им в долине Нила памятниках египетской культуры.

MaxBooks.Ru 2007-2017