История Древнего Востока

Распад Египта на номы

Древнее Царство сменяется временем упадка Египта. Заметно усиливается местная рабовладельческая знать, которая укрепляется в отдельных областях (номах). Номархи сосредоточивают в своих руках управление всей областью: они распоряжаются местными финансами, стоят во главе суда и жречества, а также командуют войсками нома. Постепенно они освобождаются от опеки царской власти, что приводит к децентрализации управления страной.

Номархи времени VI династии строят свои гробницы уже не под сенью царской пирамиды, как ранее, а в своих областях, где они правили, занимали крупные должности и скопили большие богатства. Прежде назначавшиеся царем, теперь они начинают себя чувствовать полноправными хозяевами в своих областях. Они присваивают себе торжественный титул «великий правитель». Наибольшую независимость проявляют номархи юга, в связи с чем для постоянного контроля над ними в конце V династии учреждается должность «начальника Юга», которую, в частности, занимает крупный вельможа по имени Уна.

Процесс ослабления центра и усиления местной знати приводит к распаду Египта на отдельные области — те древние номы, из которых некогда составилось единое Египетское государство. Местные правители датируют свои надписи уже не годами царствования царя, а годами своего правления. Они организуют в областях собственное войско. Усиление аристократии отражается и в религиозных верованиях. Номархи присваивают себе «право» на загробное блаженство, похожее на «право» обоготворенного царя на вечную жизнь.

Постепенно все больше укрепляясь в своих областях, они превращаются в наследственную знать. В своих автобиографиях они изображают себя благодетельными и идеальными правителями. Так, аристократ Нехебу пишет о себе: «Я всегда давал одежду, хлеб и пиво бедняку и голодному человеку. Я был любим всеми людьми». Сиутский номарх Тефиби, подчеркивая свои наследственные права на должность правителя нома, не только называет себя «наследственным князем», но и сообщает, что его сын, еще будучи ребенком «ростом в один локоть», был облечен его саном и что «чиновники находились под его властью». Передавая свои поместья, должности и звания по наследству своим детям, номархи превращаются как бы в мелких царьков, прочно сидящих каждый в своей области.

Одновременно с местной знатью обогащаются и храмы. Все больше растет крупное храмовое хозяйство, получающее от царя привилегии, зафиксированные в жалованных грамотах. Эти грамоты, или, вернее, царские указы, освобождают различные храмы и припирамидные поселения, находившиеся в ведении жрецов, от ряда повинностей. Так, в одном указе царя Снофру «два поселения его двух пирамид навеки освобождаются от всяких работ на царя и от уплаты каких-либо налогов дворцу».

Жители этих поселений освобождались от обязанности содержать царских гонцов. Царь запрещает брать жителей этих поселений на принудительные работы по пахоте, жатве, охоте, а также в каменоломни; запрещается облагать налогом их земли, скот и деревья. За все эти привилегии жрецы были обязаны выполнять заупокойный культ в честь фараона Снофру. Царь V династии Нефериркара особым указом освободил от всех налогов и повинностей храм Хентиаментиу в Абидосе. Наконец, фараон VI династии Пепи II учредил в храме Мина в Коптосе культ в честь своей статуи и пожертвовал храму поместье, освободив его от всех налогов в пользу царя.

Судя по жалованным грамотам, которые цари VI династии давали некоторым, очевидно, крупным храмам, в этот период представители поместной рабовладельческой знати, номархи, установили экономический контроль над храмовыми хозяйствами в пределах своего нома. Правители областей становятся во главе жречества, фактически управляют храмовым хозяйством, и поэтому именно к ним обращены жалованные грамоты, выданные царем храмам.

Ослабление центральной власти и распад Египетского государства в конце Древнего Царства сопровождались острой классовой борьбой, воспоминание о которой сохранилось на долгое время. Так, один вельможа писал, что он спас свой город в дни насилий и ужаса. «Смута», царившая в стране, нередко противопоставлялась «порядку», установленному в связи с восстановлением единой государственной власти.

Так, сиутский номарх Хети сообщал в своей надписи: «Каждый чиновник находился на своем посту: не было ни одного сражающегося, ни одного пускающего стрелу. Ребенка не убивали возле его матери и простого человека возле его жены. Не было злоумышленника... и никого, кто совершал бы насилие против его дома..., когда наступала ночь, спавший на дороге воздавал мне хвалу, ибо он был как у себя дома — страх перед моими воинами был его защитой».

MaxBooks.Ru 2007-2015