История Древнего Востока

Внешняя политика и дипломатия

Войны в Сирии и в Нубии ослабили живые силы египетского народа. В царствование Аменхотепа III Египет вел мирную внешнюю политику. Аменхотеп III занялся возведением грандиозных архитектурных сооружений, в частности храмов, украшенных гигантскими колоннами. Среди этих величественных построек выделяется хорошо сохранившийся храм в Фивах (современном Луксоре), входивший в обширный архитектурный комплекс. Аменхотеп III и его преемники поддерживали политический авторитет Египта в Азии уже не военной силой, а при помощи дипломатии и золота.

Международные отношения Египта этого времени довольно хорошо известны благодаря находке в Эль-Амарне большого государственного архива фараонов конца XVIII династии. В архиве сохранились дипломатические послания царей Вавилона, Ассирии, Митанни, Хеттского государства и Кипра, а также сиро-палестинских князей и правителей к египетским фараонам. Судя по этим посланиям, Египет поддерживал торговые и дипломатические отношения с различными государствами Передней Азии, специальные послы вели переговоры, нередко завершавшиеся заключением военно-политических союзов и соглашений.

Политические союзы, например союз между Египтом и Митанни, иногда закреплялись династическими браками. Дипломатические переговоры, которые велись письменно или устно через послов, имели своей целью уладить различные конфликты. В одном письме вавилонский царь просит наказать виновных в ограблении вавилонского каравана, в другом — Буррабуриаш, царь Вавилона, протестует против непосредственных дипломатических отношений Египта с Ассирией, которую вавилонский царь считал себе подвластной. Митаннийский царь в своем послании предлагает египетскому фараону произвести обмен пограничными городами. Все эти письма в большинстве случаев написаны клинописью на вавилоно-аккадском языке, который тогда получил международное значение.

Дипломатические документы позволяют установить факт постепенного ослабления политического влияния Египта в Азии. Правда, некоторые из правителей сирийских и финикийских городов еще сохраняли верность Египту и в письмах выражали свою преданность фараону. Так, правитель города Кат-ны пишет фараону: «О, владыка, в этом месте я твой слуга. Я ищу путь к моему владыке и моего владыку я не покидаю. С тех пор, как мои отцы стали твоими слугами, эта страна стала твоей страной, Катна стала твоим городом, и я принадлежу моему владыке. О, господин мой! Когда приходили войны и колесницы моего господина,— пища, напитки, скот... мед и масло выносились к воинам и колесницам моего господина».

Но если отдельные города Палестины, Сирии и Финикии, как, например, Библ, еще признают верховный авторитет фараона, то более крупные государства Передней Азии постепенно выходят из сферы влияния Египта. Поэтому фараону приходится покупать дружбу азиатских царей. Так, Аменхотеп III посылает ассирийскому царю 20 талантов золота, очевидно, обеспечивая этой ценой его поддержку. Вавилонский царь Кадашман-Бэл просит в своих письмах Аменхотепа III прислать ему золота. Та же настойчивая просьба о присылке золота звучит и в письмах других азиатских царей. Особенно характерны в этом отношении письма митаннийского царя.

В это время в восточной части Малой Азии образуется большое и сильное Хеттское царство. Хеттские цари стремятся расширить границы своего государства за счет соседних митаннийских областей и городов Северной Сирии, находившихся ранее под властью Египта. Усиление Хеттского царства грозило государству Митанни и египетским владениям в Сирии. Поэтому египетский фараон и митаннийский царь объединяются, чтобы дать совместный отпор наступающим хеттам.

Назревает возможность заключения египто-митаннийского союза, который закрепляется династическими браками. Египет, не имевший достаточно военных сил для защиты своих отдаленных сирийских владений, принужден опираться на поддержку Митанни. Но митаннийский царь за свою дружбу и помощь требует золота: «Больше, чем моему отцу, да даст мне и да пошлет мне мой брат». В письмах к египетскому фараону он снова и снова просит золота, так как, по его словам, «в стране моего брата золото все равно, что пыль».

Пользуясь ослаблением Египта, хетты продвигаются к югу и захватывают в Сирии области и города, некогда завоеванные Египтом; они нападают на Катну и подвергают разграблению этот город. Акиззи, правитель Катны, тщетно просит помощи у египетского фараона. Он пишет ему: «О, мой владыка, так же, как Дамаск в стране Убе простирает свои руки к твоим ногам, так и Катна простирает руки свои к твоим ногам». Но Египет уже не может оказать достаточной помощи своим азиатским владениям, не в состоянии задержать продвижение хеттов и восстановить свое влияние в Сирии.

В Южную Сирию и в Палестину проникают кочевые племена хабири, они захватывают области Палестины, ранее принадлежавшие Египту. Риб-Адди, правитель Библа, пишет египетскому фараону: «С тех пор, как твой отец вернулся из Си-дона, страны оказались во власти хабири».

Упадок военного могущества Египта, обнаружившийся при Аменхотепе III, стал еще более заметным при его сыне и преемнике Аменхотепе IV. В это время Египет уже не располагает достаточными военными силами, чтобы защищать свои владения в Сирии. В связи с этим в Сирии образуется союз сирийских князей, отчасти поддерживаемый хеттами. Стоящий во главе этого союза Азиру, царь страны Амурру, ведет упорную борьбу против Египта. Города Сирии и Финикии, сохранившие верность Египту, пишут отчаянные письма фараону, прося у него помощи.

Старейшины Тунипа в красноречивых словах обращаются к фараону, прося его помочь им отстоять свой город от Азиру. Они напоминают египетскому царю, что при Тутмосе III никто не мог напасть на Тунип, так как все боялись египетских войск. А теперь Тунип уже больше не принадлежит Египту. Если воины и колесницы фараона прибудут слишком поздно, то Азиру захватит город. «И тогда, — угрожают старейшины Тунипа, — фараону придется горевать». 20 лет пишут старейшины Тунипа письма фараону, но даже ответа от него не получают, хотя в письме звучит грозное предостережение Египту, так как в конечном счете опасность грозит не только сирийским городам, но и самому Египту.

С такими же мольбами о помощи обращаются к Египту правители других городов, в частности Тира и Библа. Все они просят прислать вспомогательные египетские войска — «воинов и колесницы», а также жизненные припасы для них и для населения осажденных городов. Положение осложняется обострением социальной борьбы в городах.

Так, Риб-Адди, князь Библа, просит египетского наместника в Сирии скорее прислать в Библ войска, так как он боится «крестьян»; он выражает явное опасение, как бы они его не убили. Но египетские фараоны, вынужденные из-за разорения в первую очередь трудовых масс крестьянского населения отказаться от продолжения военной политики своих предшественников, не могли внять этим мольбам.

MaxBooks.Ru 2007-2015