История Древнего Востока

Источники и историография

Основными источниками наших знаний о древней стране Урарту являются клинообразные надписи, найденные на территории Закавказья и в соседних странах, в частности в Ассирии. Хотя до сих пор известно лишь около 400 урартских надписей, они все же дают некоторые сведения, особенно для политической истории урартов. Наиболее крупными и существенно важными среди этих надписей являются хорхорская надпись Аргишти I и большая надпись Сардури II.

В этих своего рода летописях описываются военные походы в соседние страны и приводятся перечни захваченной добычи. В большой надписи Сардури II, высеченной в нише скалы около озера Ван, в 295 строках повествуется о тех войнах, которые этот урартский царь вел в течение 8 лет. Надпись Сардури II относится ко времени расцвета Урартского царства, когда оно в VIII в. до н. э. стало успешно соперничать с Ассирией. В урартских надписях говорится и о походах урартов в различные области Закавказья, а также в другие соседние страны.

В остальных более кратких надписях описывается строительство крупных сооружений государственного значения — крепостей, храмов, дворцов, каналов. Иногда надписи касаются урартской религии. Так, например, в нише скалы около Вана («Дверь Мхера») высечен перечень урартских божеств и приносившихся им жертв, относящийся к IX в. до н. э.

К сожалению, документов иного типа, в частности юридических, хозяйственных, бытовых и литературных текстов, не сохранилось, за исключением нескольких табличек из глины со счетными записями и надписей на шлемах и бронзовых сосудах, найденных в Кармир-Блуре, около Еревана. Ряд урартских надписей хранится в музеях, главным образом в Тбилиси и в Ереване. Некоторые из этих надписей были найдены на территории СССР.

Очень большое значение, даже первостепенное, имеют до сих пор ассирийские надписи. Они дают некоторое представление об истории урартов с XIII по IX в. до н. э. Например, надписи Салманасара III проливают свет на историю возникновения Урартского царства. Особенную ценность для истории Урарту имеют надписи ассирийского царя Саргона II, в которых описываются его походы против Урарту, в частности крупный поход 714 г. до н. э. Сложные взаимоотношения между Ассирией и Урарту в VIII-VII вв. до н. э. нашли свое отражение в ассирийских надписях этого времени, в частности в переписке ассирийских царей со своими чиновниками. Много новых данных по истории Урарту могли бы дать хеттские надписи, но под этим углом зрения они еще мало изучены.

По памятникам материального быта можно представить себе уровень развития техники, отдельные стороны хозяйственной жизни, искусство урартов. Хотя настоящие, более или менее крупные раскопки производились лишь в центре древнего государства, в Ване, а также в северной части страны (раскопки Б. Б. Пиотровского в Кармир-Блуре около Еревана), все же обнаруженные памятники материальной культуры представляют большой исторический интерес.

Среди них следует отметить орудия труда (сошники, топоры, вилы, ножи, жернова) оружие (мечи, наконечники стрел, щиты, шлемы), керамику, произведения художественного ремесла и искусства, наконец, предметы религиозного культа. Все эти предметы позволяют получить представление о хозяйственной жизни и культуре древних урартов и установить их взаимоотношения с соседними народами, в частности с народами Месопотамии, Малой Азии, Кавказа и Сирии.

Кладовая с кувшинами для вина. Кармир-Блур

Современные исследователи изучают быт и фольклор народов, населявших впоследствии район расселения урартских племен Нартский эпос, древнеармянская эпическая поэма «Давид Сасунский», разнообразные легенды, предания, сказки и песни народов Закавказья сохранили много отголосков далекой старины, возможно, восходящих к урартской эпохе. Такие же остатки далекого прошлого сохранились и в историческом труде древнеармянского писателя Моисея Хоренского. Наконец, сравнительное изучение урартских географических названий с ассирийскими, хеттскими, античными, древнеармянскими и иными позволяет получить ряд важных сведений для политической истории урартов.

Уже в начале XIX в. путешественники и археологи стали проявлять интерес к изучению археологических памятников Армении. В 1828—1829 гг. Шульц обследовал Ванский район, описал некоторые памятники древности и скопировал ряд клинообразных надписей. Ему даже удалось проникнуть в старинную крепость на Ванской скале. Первая попытка дешифровать ванские надписи была сделана в 1848 г. Хинксом. Однако эта попытка не дала ощутимых результатов.

Более серьезное значение имели работы Сэйса, который в 1882 г. дал первую сводку ванских надписей, снабженных посильным, но теперь уже устаревшим переводом. Работа Сэйса явилась серьезным толчком для дальнейшего изучения урартской письменности. В самом конце XIX в. Леманн-Хаупт и Бельк собрали в Армении большое количество памятников. Их археологические обследования на обширной территории и раскопки Топрак-Кале дали им возможность издать несколько работ, посвященных истории Урарту. Уже в этих работах обращалось внимание на высокое развитие металлургии и мегалитической (крупнокаменной) архитектуры, типичной для культуры народов Закавказья. Однако Леманн-Хаупт не смог, ввиду недостаточно глубокой изученности надписей, подойти к вопросу о формах социально-экономических отношений у тех народов, которые населяли эту часть древневосточного мира, в частности он преувеличивал жреческий (теократический) характер Урартского государства.

Западные буржуазные историки в своих общих и специальных работах, посвященных древней истории Передней Азии, мало внимания уделяли истории Урарту. Считая, что урарты явились с запада в результате большого переселения народов и что урартская культура находилась под сильным влиянием хеттской и ассирийской, они нередко указывали, что «культурно отсталый и разбойничий народ урартов» лишь «мешал» ассирийским царям в организации их «мощного государства» и поэтому подвергался с их стороны «репрессиям». Эти высказывания антиисторичны. Урарты были исконным народом Закавказья, который в глубокой древности создал свою самобытную культуру, близкую к культуре соседних народов, и впоследствии свое государство. В течение веков урарты упорно боролись за свою независимость, защищая страну от нашествий ассирийских завоевателей.

Ценный вклад в изучение истории Урарту внесли русские и армянские, а впоследствии советские ученые-археологи, лингвисты и историки. В половине XIX в. К. П. Патканов посвятил специальную работу клинообразным урартским надписям, найденным на территории России. А. С. Уваров и А. А. Ивановский произвели ряд разведок, раскопок и обследований в Закавказье. Крупнейший русский ассириолог своего времени М. В. Никольский произвел обследование археологических и эпиграфических памятников Закавказья и издал в специальном труде сводку урартских надписей, найденных в Закавказье.

Этот труд М. В. Никольского имел в свое время большое научное значение, ибо он заложил основы русского урартоведения. Среди армянских специалистов, собиравших и издававших клинообразные надписи, следует отметить Месропа Смбатянца. Начиная с 1916 г. русские ученые начали серьезное археологическое обследование Закавказья и прилегающих областей. И. А. Орбели нашел в одной из ниш Ванской скалы ценнейшую надпись с текстом летописи Сардури II. Впоследствии советские археологи обследовали циклопические крепостные сооружения Закавказья.

Наибольшее значение для изучения Урарту имели раскопки, производившиеся начиная с 1939 г. Б. Б. Пиотровским около Еревана. На высоком холме Кармир-Блур («Красный Холм») были обнаружены развалины крепости, а также города Тейшебаини, который был резиденцией урартского наместника в VII в. до н. э. Около Кармир-Блура, на холме Арин-Берд, были начаты раскопки древнего города Эребуни, построенного здесь урартами в VIII в. до н. э, При раскопках этих двух урартских укрепленных городов было обнаружено огромное количество предметов материального быта, произведений искусства, памятников религиозного культа, проливших яркий свет на историю и культуру урартов VIII-VI вв. до н. э.

Крупнейшим достижением советских ученых является установление тесной связи между историей, культурой и языком урартов и соседних народов, в частности хурритов и древнейших народов Закавказья. Некоторый свет на эти сложные проблемы пролили раскопки, произведенные Б. А. Куфтиным на Кавказе, главным образом в Грузии, в частности в Триалети, а также работы многих других археологов в Грузии, в Армении и в Азербайджане.

Советские ученые изучили весь имевшийся в их распоряжении материал. Б. Б. Пиотровский в своих трудах описал результаты своих раскопок Кармир-Блура и дал очерк материальной культуры и политической истории Урарту, в частности взаимоотношений Ванского царства с Ассирией, а также касался соответствующих вопросов этногенеза. Г. А. Меликишви-ли издал 370 урартских надписей, снабдив их транскрипцией, переводом и кратким комментарием.

В своем большом труде «Наири — Урарту» грузинский урартовед дал интересный очерк социально-экономических отношений, политической и культурной истории урартов, обратив особенное внимание на вопросы этногенеза и топонимики. И. М. Дьяконов издал в русском переводе большое количество ассиро-вавилонских документальных источников по истории Урарту. Г. В. Церетели изучал урартские надписи, хранившиеся в Государственном музее Грузии в Тбилиси, и опубликовал их. Г. А. Капанцян посвятил целый ряд трудов истории и культуре Урарту, в частности вопросу о взаимоотношении между Урарту и древней Арменией. В настоящее время многие археологи, лингвисты и историки внимательно изучают различные вопросы, касающиеся истории и языка урартов и соседних с ними племен.

MaxBooks.Ru 2007-2015