История Древнего Востока

Расширение Урартского государства

Рост производительных сил привел к значительному развитию торговли как внутри страны, так и с соседними народами. Страна Урарту, расположенная между Кавказом, Малой Азией, Северной Месопотамией и Северо-Западным Ираном, могла служить посредником в торговле, объединявшей страны северной части Передней Азии. Раскопки в Закавказье и даже на Северном Кавказе обнаружили целый ряд предметов переднеазиатского происхождения, завезенных урартскими колонистами, воинами или, возможно, торговцами.

В закавказских могильниках найдены бронзовые браслеты, вес которых связан с основной мерой веса Передней Азии — с миной. В могильниках Нагорного Карабаха были обнаружены золотые предметы переднеазиатского происхождения, а в Ходжалинском могильнике — агатовая бусина с клинообразной надписью, содержащей имя ассирийского царя Адад-Нирари. Наконец, в египетских надписях говорится, что дерево для изготовления колесниц доставлялось из Нахарины, причем одна сохранившаяся египетская колесница сделана из дерева, доставленного из Урарту.

Во время раскопок на Кармир-Блуре было найдено довольно большое количество разнообразных предметов, привезенных из различных иноземных стран. Очевидно, город Тейшебаини, остатки которого сохранились близ Еревана, если и не был специально торговым центром, все же был в торговом отношении связан со многими соседними, а иногда и более далекими местностями.

Так, здесь были найдены ассирийские цилиндрические печати, металлические изделия и каменные бусы, египетские амулеты и маленькая фаянсовая статуэтка женщины с головой львицы, служившая в качестве амулета или подвески, наконец, даже малоазийские и средиземноморские каменные печати и золотые серьги.

Разнообразные египетские предметы обнаружены в различных районах Кавказа. Так, например, египетские скарабеи, маленькие статуэтки божеств, фигурки лежащего льва, амулеты, бусы, обычно сделанные из фаянса или стекловидной пасты, найдены на территории Армении, Грузии и даже на Северном Кавказе. Хотя некоторые из этих вещей и относятся к более позднему времени, чем урартская эпоха, однако торговые пути, по которым везли эти изделия из далеких стран, были известны уже в начале I тысячелетия до н. э.

Особенно тесные торговые связи соединяли страну Урарту с более северными областями Закавказья. Различные предметы явно урартского происхождения были обнаружены на обширной территории от Арарата вплоть до областей Северного Кавказа. У южной подошвы Арарата был найден могильник, относящийся к концу I тысячелетия до н. э., с целым рядом предметов урартского происхождения, среди которых выделяются своеобразные урартские печати.

Сюда товары, впрочем, проникали и из более далеких стран, как, например, агатовые бусы, возможно, завезенные с территории Ирана. Наконец, даже на Кубани была обнаружена золотая чаша с изображением зверей, которая выдержана в урартском стиле VII в. до н. э. Все это указывает на экономические и культурные связи урартов с различными народами и областями Закавказья и Кавказа в целом.

Урартские цари вели упорные войны с соседними странами с целью захвата всякого вида добычи: металлов, различного сырья, ценных изделий, скота, наконец, рабов и рабынь. Грабительские войны и стремление урартских царей занять командные позиции в северной части Передней Азии привели к неизбежному столкновению Урарту с Ассирией, господствовавшей в этих районах и претендовавшей на захват всей торговли и всех ресурсов в горных районах Закавказья, восточной части Малой Азии и Северной Сирии.

Первые известные нам по документам походы против «страны Урарту» предпринимает ассирийский царь Салманасар I в XIII в. до н. э. С этого времени ассирийские цари совершают частые походы и карательные экспедиции против Урарту. Они не ограничиваются захватом богатой добычи, угоном скота и пленников, они опустошают целые страны. Победители налагают на побежденных тяжелые подати и заставляют их делать «приношения». Перечисляя в своих титулатурах завоеванные области, ассирийские цари называют себя иногда не только «царь страны субарейцев (или шубарейцев)», но и царь всех «стран Наири».

В IX в. до н. э. образуется довольно сильное Урартское государство, которое представляет реальную угрозу для ассирийской торговли и северных границ Ассирийского государства. Салманасару III (859-825 гг. до н. э.) приходится вести длительную и упорную борьбу с урартами, причем ассирийские войска нередко проникали в их страну. Салманасар III в своей надписи сообщает, что он «осадил и захватил город» Сугунию, точнее крепость, принадлежавшую Араму, царю урартскому, «перебил его многочисленных воинов, захватил пленников, сложил башню из голов напротив города и сжег в огне 14 его расположенных в этом районе поселений... спустился к морю страны Наири, омыл в море свое оружие» и «поставил над морем» памятник со своим изображением и с надписью, повествующей о его победе.

Можно предполагать, что Сугуния, «укрепленный город Арама урартского», находился где-то около Ванского озера. Следовательно, ассирийские войска вторглись в самое сердце Ванского царства. Яркие сцены, изображающие важнейшие моменты этого похода, штурма урартских крепостей, увода многочисленных пленников, сохранились на различных ассирийских памятниках, в частности на бронзовой обшивке так называемых «балаватских ворот» и на черном обелиске, которые относятся к этому периоду завоевательной политики Ассирии.

Ассирийским войскам удалось проникнуть вплоть до района истоков Евфрата и Аракса, пробиться к озерам Ван и Урмия и опустошить большие области. Однако ассирийцы не смогли полностью разгромить страну Урарту. В борьбе с ассирийцами укрепилось Ванское царство, вокруг которого урарты объединили несколько соседних племен. Урартский царь Сардури I, очевидно, сумел противостоять и, может быть, даже дать отпор ассирийским войскам. При нем была построена неприступная крепость у Ванской скалы.

Сардури I, возглавивший Урартское царство, гордо называет себя «царь великий, царь могучий, царь вселенной, царь страны Наири, царь, равного которому нет, удивительный пастырь, не боящийся сражения, подчиняющий непокорных». Судя по этой пышной титулатуре, несколько напоминающей обычные титулы ассирийского деспота, урартский царь стремился ни в чем не уступать своему ассирийскому сопернику. Вслед за ним урартские цари Ишпуина и Менуа, правившие в конце IX и в начале VIII в. до н. э., закладывают основы будущего могущества Ванского царства.

Ишпуина и его сын Менуа ведут успешные войны с соседними племенами и расширяют пределы государства. Они прочно закрепляют за собой территорию между озерами Ван и Урмия, в частности горные районы к юго-востоку от столицы Тушпа, завоевывают области у южного берега озера Урмия и совершают походы на север в равнину Аракса. Важным опорным пунктом в борьбе урартов с ассирийцами был город, который ассирийцы называли Мусасир (по-урартски Ардини).

Расположенный около современного города Ревандуз, он был древним религиозным центром культа верховного бога Халда и в то же время сильной крепостью, защищавшей ряд торговых и стратегических путей, в частности Келяшинский перевал. Здесь, кстати, и была найдена надпись, в которой говорится, что Ишпуина и его сын Менуа «явились», очевидно, во главе войска в Мусасир, построили здесь часовню богу Халду, «на высокой дороге» поставили памятник и принесли жертвы верховному богу, иными словами, заручились поддержкой могущественного жречества.

MaxBooks.Ru 2007-2015