Всемирная история

Наказ Комиссии о составлении проекта нового Уложения

Екатерина II решила дать России законодательный кодекс, основанный на принципах новой философии и науки, открытых эпохой Просвещения. С этой целью в 1767 г. Екатерина II принялась за составление своей знаменитой инструкции – «Наказа Комиссии о составлении проекта нового Уложения».

При его составлении она, по собственному признанию, «обобрала» Монтескье, разработавшего идею разделения властей в государстве, и других его последователей. Ее политика просвещенного абсолютизма предполагала правление «мудреца на троне». Она была хорошо образована, знала сочинения просветителей – Вольтера, Дидро и др., состояла с ними в переписке.

Ей удалось ввести их в заблуждение, они считали ее благодетелем всей нации, покровителем искусств. Вольтер называл ее «северная звезда», а в письме к одному русскому корреспонденту писал: «Я боготворю только три предмета: свободу, терпимость и вашу императрицу». Об отношении Екатерины II к взглядам просветителей свидетельствует ее воспоминание о встречах с Дидро: «Я долго с ним беседовала, но более из любопытства, чем с пользой.

Если бы я ему поверила, то пришлось бы преобразовать всю мою империю, уничтожить законодательство, правительство, политику, финансы и заменить их несбыточными мечтами». «Наказ» – компиляция, составленная по нескольким произведениям просветительского направления того периода. Главные из них – книги Монтескье «О духе законов» и работа итальянского криминалиста Беккариа (1738-1794) «О преступлениях и наказаниях».

Книгу Монтескье Екатерина называла молитвенником государей, имеющих здравый смысл. «Наказ» состоял из 20 глав, к которым затем были прибавлены еще две. Главы разделены на 655 статей, из которых 294 были заимствованы у Монтескье. Широко воспользовалась Екатерина и трактатом Беккариа, направленным против остатков средневекового уголовного процесса с его пытками, проводившим новый взгляд на вменяемость преступлений и целесообразность наказаний. «Наказ» был проникнут гуманным и либеральным духом. Он утверждал необходимость самодержавия в России ввиду обширности пространства Империи и разнообразия ее частей. Цель самодержавного правления не то, «чтоб у людей отнять естественную их вольность, но чтобы действия их направить к получению самого большого ото всех добра».

В «Наказе» императрицы цитаты из сочинений просветителей использовались для обоснования крепостного права и сильной самодержавной власти, хотя и были сделаны определенные уступки развивающимся буржуазным отношениям. Черты просвещенного абсолютизма просматриваются в создании судов, отделенных от административных учреждений, реализации выборного начала при замещении некоторых должностей, в бессословном обучении, провозглашенном в 1786 г. при организации губернских и уездных училищ.

Давая оценку «Наказу» Екатерины II, В.О. Ключевский писал: «Свободная от политических убеждений, она заменяла их тактическими приемами политики. Не выпуская из рук ни одной нити самодержавия, она допускала косвенное и даже прямое участие общества в управлении... Самодержавная власть, по ее мысли, получала новый облик, становилась чем-то вроде лично-конституционного абсолютизма. В обществе, утратившем чувство права, и такая случайность, как удачная личность монарха, могла сойти за правовую гарантию».

Самым крупным мероприятием просвещенного абсолютизма явился созыв в 1767 г. Комиссии о сочинении проекта нового уложения (Уложенная комиссия). Социальный состав Комиссии, по подсчетам Ключевского, выглядел следующим образом: из 564 депутатов 5 процентов приходилось на правительственные учреждения, от городов – 39, дворянства – 30, сельских обывателей – 14 процентов. На казаков, иногородцев и остальные классы приходилось всего 12 процентов.

Уложенная комиссия начала заседания в Грановитой палате Московского Кремля летом 1767 г. На последующую российскую действительность работа этой Комиссии не повлияла, но зато шума и громкой фразеологии вокруг этой акции императрицы было предостаточно. На одном из заседаний Екатерине был присвоен титул «великой, премудрой матери Отечества».

Екатерина не приняла и не отклонила титул, хотя в записке маршалу А.И. Бибикову (1729-1774) выразила свое недовольство: «Я им велела сделать Российской империи законы, а они делают апологии моим качествам». По данным Ключевского, комиссия работала полтора года, провела 203 заседания, ограничилась обсуждением крестьянского вопроса и законодательства, но из-за начавшейся войны с Турцией была распущена и больше в полном составе не собиралась.

Новый кодекс законов при Екатерине не был составлен. Работа Комиссии оказалась бесплодной, обширное делопроизводство сохранило лишь значение памятника общественно-исторической мысли России эпохи Екатерины II.

MaxBooks.Ru 2007-2017