Всемирная история

Минский Китай (1368-1644)

Минский Китай родился и погиб в горниле великих крестьянских войн, события которых невидимым образом режиссировались тайными религиозными обществами типа «Белого лотоса». В эту эпоху было окончательно ликвидировано монгольское господство и заложены основы хозяйственной и политической систем, отвечающих традиционным китайским представлениям об идеальной государственности.

Пик могущества империи Мин приходился на первую треть XV в., к концу же столетия начинают нарастать отрицательные явления. Вся вторая половина династийного цикла (XVI – первая половина XVII вв.) характеризовалась затяжным кризисом, приобретшим к концу эпохи всеобщий и всесторонний характер. Начавшийся с изменений в экономике и социальной структуре кризис наиболее зримо проявлял себя в области внутренней политики.

Первый император династии Мин Чжу Юаньчжан (1328-1398) начал проводить дальновидную аграрную и финансовую политику. Он увеличил долю крестьянских дворов в земельном клине, усилил контроль за распределением казенных земель, стимулировал опекаемые казной военные поселения, переселял крестьян на пустующие земли, ввел фиксированное налогообложение, предоставлял льготы малоимущим дворам.

Его сын Чжу Ди ужесточил полицейские функции власти: было учреждено специальное ведомство, подчинявшееся только императору – Парчовые халаты, поощрялось доносительство. В XV в. появилось еще два карательно-сыскных учреждения.

Центральной внешнеполитической задачей Минского государства в XIV-XV вв. было предотвращение возможности нового монгольского нападения. Не обходилось без военных столкновений. И хотя в 1488 г. с Монголией был заключен мир, однако набеги продолжались еще и в XVI в. От нашествия на страну войск Тамерлана, начавшегося в 1405 г., Китай спасла смерть завоевателя.

В XV в. активизируется южное направление внешней политики. Китай вмешивается во вьетнамские дела, захватывает ряд районов Бирмы. С 1405 по 1433 гг. в страны Юго-Восточной Азии, Индию, Аравию и Африку совершается семь грандиозных экспедиций китайского флота под руководством Чжэн Хэ (1371 – около 1434).

В разных походах он вел от 48 до 62 только крупных кораблей. Эти вояжи имели целью установление торговых и дипломатических связей с заморскими странами, хотя вся внешняя торговля была сведена к обмену данью и дарами с зарубежными посольствами, на частную же внешнеторговую деятельность накладывался строжайший запрет. Караванная торговля также приобрела характер посольских миссий.

Государственная политика в отношении внутренней торговли не была последовательной. Частная торговая деятельность признавалась легальной и доходной для казны, однако общественное мнение считало ее недостойной уважения и требовавшей систематического контроля со стороны властей.

Само же государство вело активную внутреннюю торговую политику. Казна принудительно закупала товары по низким ценам и распределяла продукты казенных промыслов, продавала лицензии на торговую деятельность, сохраняла систему монопольных товаров, содержала императорские лавки и насаждала государственные «торговые поселения».

Основой денежной системы страны оставались в этот период ассигнация и мелкая медная монета. Запрет на использование золота и серебра в торговле хотя и ослаблялся, но, однако, довольно медленно. Четче, чем в предыдущую эпоху, обозначаются хозяйственная специализация районов и тенденция к расширению казенного ремесла и промыслов. Ремесленные объединения в этот период постепенно начинают приобретать характер цеховых организаций. Внутри них появляются письменные уставы, возникает зажиточная прослойка.

С XVI в. начинается проникновение в страну европейцев. Как и в Индии, первенство принадлежало португальцам. Их первым владением на одном из южнокитайских островов стало Макао (Аомэнь). Со второй половины XVII в. страну наводняют голландцы и англичане, которые оказывали маньчжурам помощь в покорении Китая. В конце XVII в. в пригороде Гуан-чжоу англичане основали одну из первых континентальных факторий, ставшую центром распространения английских товаров.

В эпоху Мин господствующее положение в религии занимает неоконфуцианство. С конца XIV в. прослеживается стремление властей поставить ограничения буддизму и даосизму, что вело к расширению религиозного сектантства. Другими яркими чертами религиозной жизни страны были китаизация местных мусульман и распространение локальных культов в народной среде.

Нарастание кризисных явлений в конце XV в. начинается исподволь, с постепенного ослабления императорской власти, концентрации земель в руках крупных частных владельцев, обострения финансового положения в стране. Императоры после Чжу Ди были слабыми правителями, а всеми делами при дворах заправляли временщики. Центром политической оппозиции стала палата цензоров-прокуроров, члены которой требовали реформ и обвиняли произвол временщиков.

Деятельность такого рода встречала суровый отпор со стороны императоров. Типичной была картина, когда очередной влиятельный чиновник, подавая обличительный документ, одновременно готовился к смерти, ожидая от императора шелкового шнурка с приказом удавиться.

Переломный момент в истории Минского Китая связан с мощным крестьянским восстанием 1628-1644 гг. во главе с Ли Цзычэнем. В 1644 г. войска Ли заняли Пекин, а сам он объявил себя императором.

История средневекового Китая представляет собой пестрый калейдоскоп событий: частую смену правящих династий, длительные периоды господства завоевателей, как правило, приходивших с севера и очень скоро растворявшихся среди местного населения, восприняв не только язык и образ жизни, но и классический китайский образец управления страной, оформившийся в танскую и сунскую эпохи.

Ни одно государство средневекового Востока не смогло достичь такого уровня управляемости страной и обществом, какой был в Китае. Не последнюю роль в этом сыграла политическая замкнутость страны, а также господствовавшее в среде управленческой элиты идейное убеждение об избранности Срединной империи, естественными вассалами которой являются все прочие державы мира.

Однако и такое общество не было свободно от противоречий. И если побудительными мотивами крестьянских восстаний часто оказывались религиозно-мистические убеждения или национально-освободительные идеалы, они нисколько не отменяли, а наоборот, переплетались с требованиями социальной справедливости.

Показательно, что китайское общество не было столь замкнутым и жестко организованным, как, например, индийское. Предводитель крестьянского восстания в Китае мог стать императором, а простолюдин, выдержавший государственные экзамены на чиновничью должность, мог начать головокружительную карьеру.

MaxBooks.Ru 2007-2017