Развитие письма

Идеографическое письмо


Важнейшим отличием идеографического письма (в наиболее чистом виде — древнейшее шумерское, древнейшее китайское письмо, а также цифры, математические, химические, астрономические и другие научно-технические знаки) от письма пиктографического обычно считают условную, а не изобразительно-картинную форму идеографических знаков (идеограмм).

Такое различение идеографии и пиктографии, основанное главным образом на этимологии слова «пиктография», неправильно как методологически, так и фактически. Методологически это утверждение неверно, так как типологическую классификацию письма необходимо строить, исходя не из формы знаков, а из того, какие элементы языка эти знаки обозначают. Неверно это утверждение и фактически. Правда, идеограммы обычно более условны и схематичны, чем пиктограммы. Однако некоторые пиктограммы тоже имели условный характер. С другой стороны, во многих в основном идеографических (например, в египетской иероглифике) и даже в некоторых фонетических системах (например, в финикийской) письменные знаки долго сохраняли первоначальную картинную форму.

Важнейшим отличием идеографии от пиктографии следует считать не форму знаков, а их значение. Идеографический знак обозначает, как правило, или отдельное слово, или его знаменательную часть (например, корневые морфемы в сложных китайских словах, образованных путем слияния первоначальных однослоговых слов, или корневые основы грамматически изменяющихся японских и корейских слов); кроме того, многие современные идеограммы (например, научно-технические знаки) передают научные термины, выражаемые как отдельным словом, так и целым словосочетанием.

В связи с таким значением идеограмм идеографическое письмо отражает речь более точно, чем пиктографическое. Наряду с содержанием речи, оно обычно передает также членение речи на слова, синтаксический порядок слов, а в ряде случаев и фонетическую сторону речи.

Благодаря такому значению идеографических знаков, они более стабильны и однозначны, чем пиктограммы, образуют в отличие от последних устойчивые системы письма.

Таким образом, как только в пиктографическом письме того или иного народа за наиболее часто применяемыми изобразительными элементами пиктограмм закрепляется определенное словесное значение, как только почти каждый знак начинает обозначать определенное слово (или его знаменательную часть), так пиктографическое письмо становится «идеографическим», несмотря на то, что многие его знаки иногда сохраняют свою первоначальную картинную форму.

Как в прежних, так и в некоторых современных работах по теории и истории письма идеограмму понимают иначе; ее определяют как письменный знак, обозначающий не слово, а понятие. Так, А.С. Чикобава следующим образом определяет идеографический принцип письма: «Письмо изображает понятия, независимо от того, как называются эти понятия. Это принцип идеографический».

Такое определение, основанное на буквальном понимании не совсем удачного термина «идеография», так же как разобранное выше определение пиктографии, предполагает возможность изначальной непосредственной связи между письмом и мышлением, причем мышлением, значительно продвинувшимся по пути к абстракции. Между тем, если конкретные, наглядные представления, как отмечалось выше, могут иногда существовать без словесной их оболочки, то понятия первоначально всегда оформляются словесно.

Сторонники традиционного определения идеограммы как знака, обозначающего не слово, а понятие, обычно выдвигают в его защиту тот факт, что многие идеографические знаки (например, современные цифры) применяются народами, говорящими на разных языках. Отсюда делается вывод: если идеограмма может обозначать разные слова (в разных языках), то, следовательно, она и связана не со словом, а непосредственно с понятием. Вывод этот незакономерен. Одна и та же идеограмма, действительно, может обозначать разные слова в разных языках.

Но в пределах каждого данного языка она связана с определенным словом этого языка; так, цифра 3 для русского обозначает слово «три», для француза — «труа», для немца — «драй» и т.д. В обоснование традиционного понимания идеографии иногда ссылаются также на современные вычислительные и другие кибернетические машины, оперирующие со знаками-понятиями без какого-либо словесного их оформления. Однако в этом случае мы тоже имеем дело со вторичным, искусственно достигнутым упрощением первоначально необходимой связи «понятие — слово — знак».

В соответствии с разобранным новым пониманием «пиктографии» и «идеографии» назрела необходимость пересмотра и их наименований. Так, пиктографию (как тип письма) многие авторы (X. Йенеен, Ж. Феврие и др.) уже давно предлагали называть «синтетическим письмом», т.е. графически не расчлененным на отдельные слова, сохраняя термин «пиктографический» только для обозначения картинной формы знаков (независимо от их значения). Вместо термина «идеография» («письмо идей»), теми же и другими авторами предлагались термины «письмо слов» («Wortschrift», «Ecriture de mots»). Мы также будем в дальнейшем применять вместо «идеографии» и «идеограммы» новые, более точные термины «логограф и я» и «логограмма», а вместо «пиктографии» — «картинно-синтетическое письмо», сохраняя лишь термин «пиктограмма», которому замена еще не найдена.

Логограммы как знаки, обозначающие слова, должны быть подразделены на две категории. Одни логограммы.(например, китайские идеографические иероглифы) непосредственно связаны со значением слов; другие (например, китайские «фонетические иероглифы») непосредственно связаны с фонетической стороной слов. Различие между логограммами этих категорий наиболее ярко проявляется в том, что первые из них нередко применяются для обозначения нескольких синонимов (несмотря на разное их звучание), а вторые — для обозначения нескольких омонимов (несмотря на разницу их значения). Поэтому для точного обозначения слова при логографическом письме обычно требуется сочетание логограмм первой и второй категории; такое сочетание особенно характерно для современного китайского письма.

В различных работах по вопросам письма логограммы этих двух категорий называются по-разному. Так, логограммы первой категории называют «идеограммами» (в узком смысле этого слова), «идеографическими иероглифами», «смысловыми определителями», «детерминативами», «ключевыми знаками» и т.п.; логограммы второй категории называют «фонограммами», «фонетиками», «фонетическими иероглифами». Здесь также необходимо упорядочение терминологии. При замене термина «идеограмма» термином «логограмма» знаки первой категории правильнее всего именовать «идеографическими логограммами», знаки второй категории — «фонетическими логограммами».

MaxBooks.Ru 2007-2017