Развитие письма

Звуковое письмо


Звуковым письмом (например, финикийская, греческая, латинская, русская, арабская и другие системы письма) называется такое письмо, знаки которого (буквы) обозначают, как правило, отдельные звуки речи или фонемы.

Взамен терминов «звуковое» или «буквенно-звуковое» письмо иногда применяется термин «алфавитное письмо». Такое применение этого термина не совсем правильно. Термин «алфавит» обычно используется для обозначения совокупности знаков той или иной системы письма, расположенных в определенном традиционно установленном порядке. Правда, исторически алфавит (в указанном его понимании) впервые возник в древнейших буквенно-звуковых системах (в финикийской, угаритской, древнееврейской, еще ранее в египетском письме). Однако в настоящее время алфавиты имеют и многие слоговые системы — японские катакана и хирагана, индийская деванагари и др.; каждая из этих систем использует строго определенную совокупность знаков, которые при их перечислении (в словарях, учебниках и т.п.) всегда располагаются в одинаковом, исторически установившемся «алфавитном порядке». Таким образом, наличие алфавита не является особенностью, характерной только для буквенно-звукового письма.

Термин «алфавит», видимо, неприложим лишь к системам перечисления знаков, применяемым в различных разновидностях логографического письма. Это обусловлено тем, что ассортимент знаков, используемых в логографическом письме, очень велик и недостаточно стабилен; так, в китайском письме исторически применялось более 40 тыс. разных иероглифов, из которых к настоящему времени применяется лишь 5—6 тыс. В связи с этим не отличается стабильностью и порядок перечисления иероглифов, используемый в китайских словарях и учебниках. Кроме того, наиболее часто употребляемый в китайских словарях порядок расположения иероглифов строится не на фонетическом, а на графически-смысловом принципе (по смысловым определителям и по степени графической сложности иероглифов).

Особо следует отметить, что буквенно-звуковые (а также слоговые) знаки используются не только для самостоятельного написания слов, но и в дополнение к логограммам. В последнем случае их именуют «фонетическим дополнением».

В истории письма фонетические дополнения применялись в двух разных целях:

1) для передачи меняющихся грамматических окончании слова, обозначенного логограммой (например, добавление буквенных знаков «мя» к логографическому знаку «3» для обозначения творительного падежа — «3-мя»);

2) для уточнения значения идеографической логограммы, в особенности в тех случаях, когда она служила для обозначения нескольких семантически близких слов. Так, шумерская логограмма, изображавшая женскую грудь, могла, кроме слова «грудь», обозначать также слова «сын» (dumu), «маленький» (tur) и «мальчик» (banda); в последнем случае для уточнения значения этой логограммы к ней добавлялся в качестве «фонетического дополнения» слоговой знак da.

Буквенно-звуковые системы письма могут быть подразделены на два основных вида:

1) на консонантно-звуковые системы (финикийское, угаритское, древнееврейское, арамейское, арабское письмо и др.), в которых письменные знаки обозначают в основном только согласные звуки речи; гласные звуки в этом письме или совсем не указываются, или указываются при помощи близких к ним согласных букв (так называемый способ matres lectionis), либо при помощи особых надстрочных и подстрочных значков;

2) на вокализованно-звуковые системы (греческое, латин-ское, русское письмо и др.), в которых письменные знаки обозначают в равной мере как согласные, так и гласные звуки речи.

Некоторые зарубежные историки письма считают консонантно-звуковое письмо разновидностью слогового. По утверждению этих авторов любая буква финикийской, арамейской, еврейской, арабской и других семитских систем письма, причисляемых обычно к консонантно-звуковому типу, передает не со-гласный звук, а слоговое сочетание «согласный плюс неопределенный гласный».

Такая слоговая трактовка консонантно-звуковых систем письма была бы возможной, если бы в финикийском, еврейском, арабском и в других семитских языках действовал закон недопустимости смежных и конечных согласных, т.е. если бы каждый согласный звук в этих языках всегда сопровождался бы гласным звуком. В действительности в семитских языках нередко встречаются и смежные и конечные согласные. Следовательно, семитские буквы, по крайней мере в ряде случаев, обозначают только одни согласные звуки (утверждение, будто в этих случаях знак тоже передает слог, но с «нулевой гласной», очень неубедительно).

Кроме того, консонантно-звуковой тип письма хорошо согласуется с особенностями семитских языков (с консонантным строением в них корневых основ слов). Наоборот, слоговое письмо применялось, как правило, для передачи тех языков (несемитских), в которых гласные звуки имели одинаковое значение с согласными; едва ли не единственное исключение — эфиопское слоговое письмо.

Наконец, в-третьих, такая слоговая трактовка консонантно-звуковых систем письма почти полностью перечеркивает несомненные заслуги финикийцев и других западных семитов в истории мировой культуры. Ведь слоговые системы в сравнительно развитой и последовательной форме существовали и до финикийцев, например, у критян. Следовательно, если считать финикийское письмо слоговым, то становятся совершенно непонятными та роль, которая приписывается финикийцам в истории культуры, то огромное влияние, которое, несомненно, оказало их письмо на все последующее развитие письменности у других народов.

Таким образом, трактовка консонантно-звуковых систем письма, как слоговых, навряд ли может быть признана правильной.

Различные буквенно-звуковые системы письма могут быть подразделены на группы также по преобладанию в них того или иного основного орфографического принципа.

В отношении вокализованно-звуковых систем различные авторы указывают разное количество таких принципов. Так, А. А. Реформатский насчитывает их шесть — фонематический и фонетический, этидологический и историко-традиционный, морфологический и символический. Однако, если говорить действительно об основных орфографических принципах, т.е. о принципах, определяющих большинство частных орфографических правил, то число их можно свести, как нам представляется, к трем.

Такими основными принципами являются:

1) фонетический, т.е. написание слов в соответствии с их современным произношением (в чистом виде различные системы фонетической транскрипции, в современном русском языке — правило разного написания приставок «раз», «без», «воз» перед глухими и звонкими согласными);

2) фонематически-морфологический (т.е. одинаковое написание фонем, а также морфем слов, даже когда произношение их в различных грамматических формах изменяется по фонетическим причинам (основной орфографический принцип русского письма);

3) историко-традиционный, т.е. написание слов в соответствии с их происхождением или с их произношением в прошлом (орфографический принцип, преобладающий в английском и французском письме и частично сохранившийся в современном русском письме, например, написания слов «пчел», «жен» с буквой е).

Что касается этимологического и символического принципов, то первый можно считать разновидностью историко-традиционного, а второй — разновидностью морфологического принципа.

В зависимости от преобладания в системе буквенно-звукового письма того или иного орфографического принципа, знаки этого письма имеют разное значение. Так, при последовательном применении фонетического принципа каждому звуку языка должна соответствовать особая буква. При фонематически-морфологическом принципе особой буквой должна обозначаться каждая фонема. При историко-традиционном принципе одна и та же буква нередко применяется для обозначения нескольких фонем и, наоборот, одна и та же фонема нередко передается несколькими разными буквами.

В последнем случае для обозначения при письме тех фонем, для которых в алфавите отсутствуют особые буквы, обычно начинают применять многобук-венные сочетания (например, французское ch, немецкое sen) и так называемые «диакритические знаки», т.е. надбуквенные и подбуквенные значки, изменяющие или уточняющие фонетическое значение данной буквы.

Буквенно-звуковое и слоговое письмо иногда объединяют под общим наименованием «фонетического письма», противопоставляя это последнее письму логографическому («идеографическому»), будто бы передающему только смысловое содержание речи. Такое противопоставление нельзя считать правильным, потому что многие логограммы и морфемограммы непосредственно связаны с фонетической стороной слов.

При применении термина «фонетические знаки» к ним следует относить, кроме буквенно-звуковых и слоговых знаков, также фонетические логограммы и морфемограммы. В этом случае идеографические логограммы и морфемограммы, а также все терминограммы, могут быть названы «семантическими знаками».

MaxBooks.Ru 2007-2015