Развитие письма

Периодизация появления пиктографических изображений - страница 2


Еще более вероятно наличие пиктографических элементов в искусстве мезолита (примерно с 15 по 8—6 тысячелетия до н.э.). Наряду с изолированными изображениями отдельных животных, характерными для верхнего палеолита, в мезолитическом искусстве появляются многочисленные более сложные изобразительные композиции сюжетного, повествовательного характера. В особенности широко они представлены в позднекапсийской культуре Восточной Испании и Северо-Западной Африки.

«Здесь мы видим по преимуществу обширные многофигурные композиции повествовательного характера, строго продуманные стройные сцены, в которых участвуют люди и различные животные, объединенные единством сюжета и действия. Каждый рисунок, каждая такая композиция представляет собой целый рассказ в красках, с конкретной фабулой, всегда пронизанной определенным чувством, всегда эмоционально окрашенной».

Появление таких изображений в мезолитическую эпоху, несомненно, было связано с дальнейшим развитием человеческого мышления, а следовательно, и речи. «Постепенно усложнившиеся представления человека об окружающей природе заставили искать объяснения связи явлений. Непосредственная яркость восприятий времен палеолита была утрачена, но в то же время первобытный человек этой новой эпохи научился более глубоко воспринимать действительность в ее взаимоотношениях и многообразии. В искусстве нарастает схематизация изображения и одновременно повествовательная сложность, приводящая к попыткам передать действие, событие». «Появляются изображения, передающие более сложные, глубокие и отвлеченные понятия».

Многие из памятников мезолитического искусства, несомненно, сочетали художественные функции с пиктографическими. Многие из них являлись развернутыми, сюжетными (в отличие от верхнего палеолита) «иллюстрациями» к рассказу о том или ином крупном событии (военном, охотничьем) или же служили для закрепления этого события в памяти, причем, возможно, не только в индивидуальной памяти рассказчика и слушателей, но и в коллективной памяти данного родового общества. Однако и эти изображения навряд ли можно считать чисто пиктографическими.

Это подтверждается, в частности, тем, что у культурно отсталых народов, находившихся до недавнего времени на ступенях развития, близких к мезолиту, и применявших аналогичные изображения (у бушменов и т.д.), еще не было пиктографии в чистом ее виде, т.е. не было писем-посланий, летописей-хроник, надгробных надписей и других изображений, рассчитанных на передачу сообщений отсутствующим, воображаемым адресатам.

Этот вывод подтверждается также тем, что членораздельная речь, видимо, получила окончательное оформление ко времени мезолита31. Между тем применение письменности возможно лишь на базе еще более развитого мышления, чем пользование членораздельной речью, предполагает еще более сложные связи с действительностью (типа действительность — мышление — язык — письмо).

Особое место среди изобразительных памятников мезолита занимают так называемые «масдазильские знаки». «Знаки» эти, обнаруженные в 1887 г. в мезолитической пещере Мае д'Азиль (французские Пиренеи), представляют собой плоские камешки (гальки) с нанесенными на них красной охрой геометрическими узорами (овальные пятна, поперечные полосы, кресты, зигзаги, решетки, звезды и т.д. Аналогичные рисунки на гальках были обнаружены и в других мезолитических пещерах Верхних Пиренеев (пещеры де ла Круазад, де ла Турасс, де Гурдан, Риета и др.).

Французский ученый Э. Пьетт, открывший «масдазильские знаки», считал их памятниками некоей древней письменности, а пещеру Мае д'Азиль — грандиозной подземной школой мезолитических писцов; Э. Пьетт выдвинул даже теорию о происхождении от масдазильских знаков букв финикийского письма.

В настоящее время такое понимание «масдазильских знаков» сторонников почти не имеет. «Как можно представить себе использование такого письма,— справедливо спрашивает Ж. Феврие,— если каждый камешек имеет в подавляющем большинстве случаев только один знак?». Кроме того, наличие у людей эпохи мезолита развитой письменности с целой системой условных знаков резко противоречит всем сведениям о людях этой эпохи.

Поэтому большинство современных исследователей считают, что масдазильские знаки служили для целей первобытной магии или гадания. Большое распространение получила гипотеза, согласно которой масдазильские знаки (подобно деревянным и каменным австралийским «чурингам») представляли собой как бы «вместилища душ» умерших сородичей. Это подтверждено находкой в другой мезолитической пещере Бирзек (Швейцария) более чем двухсот таких же галек; большинство из них еще в древности было нарочито разбито. Видимо, это было сделано с целью уничтожения душ — покровительниц, пещеры Бирзек при нападении на ее обитателей враждебного им рода. Не исключено также, что масдазильские гальки являлись какими-то простейшими счетными знаками.

Окончательное сформирование картинно-синтетического (пиктографического) письма вероятнее всего относится к эпохе неолита, начавшейся для большинства народов с 8—6 тысячелетий до н.э., или же ко времени перехода к энеолиту.

Вывод этот подтверждается прежде всего данными археологии и истории, в частности анализом древнейших памятников письменности великих цивилизаций Востока. Правда, почти все дошедшие до нас древнейшие шумерские (середина IV тысячелетия до н.э.), египетские (конец IV тысячелетия до н.э.), протоиндийские (III тысячелетие до н.э.), критские [(конец III тысячелетия до н.э.) и китайские (середина II тысячелетия до н.э.) памятники письменности относятся ко времени, когда народы этих стран переживали энеолит.

Однако в этих памятниках шумерское, египетское, протоиндийское, критское и китайское письмо предстает уже как письменные системы, далеко продвинувшиеся в своем развитии от первоначального пиктографического письма к логографии. Поэтому если только не считать, что письменность этих народов возникла под каким-либо чужим влиянием (а такая гипотеза допустима лишь для критского и протоиндийского письма), то время первоначального зарождения письма у этих народов следует относить ко времени, когда эти народы еще переживали неолит или только начинали переход к энеолиту.

Вывод о том, что формирование и расцвет первоначального картинно-синтетического письма следует относить к неолиту, подтверждается также данными этнографии. Как уже указывалось, народы, стоявшие ко времени появления европейцев на ступенях общественно-экономического развития, соответствовавших концу верхнего палеолита (огнеземельцы, тасманийцы и др.) и мезолита (например, бушмены), сколько-нибудь сформировавшейся письменности не имели. Наоборот, большинство народов, находившихся ко времени европейских завоеваний на ступенях развития, близких к неолиту (индейцы Северной Америки, многие народы Крайнего Севера, некоторые африканские племена), обладало развитой картинно-синтетической письменностью.

В отличие от «рисунков для памяти» и «иллюстраций к устному рассказу», письменность эта была, как правило, рассчитана на адресатов, отсутствующих в данном месте или в данный момент. При этом она включала самые различные виды пиктограмм. Одни предназначались для закрепления сообщений во времени (надгробные надписи, племенные летописи-хроники, мемориальные записи каких-либо крупных событий, условий обмена, молитв, заклинаний, обычаев, легенд и т.д.), другие для передачи сообщений на расстояние (послания войны или мира, сообщения о событиях войны и охоты, письма-прошения, любовные письма и т.п.).

Материалы для этой письменности применялись тоже самые разнообразные, в том числе очень легкие и транспортабельные (кора, береста, бамбук, кожа, кость и т.д.).

Наряду с реалистическими или схематическими изображениями конкретных предметов и явлений, все чаще появлялись в этой письменности изображения символического и эмблематического характера, служившие для передачи отвлеченных понятий. Возникали и чисто условные знаки (например, счетные, тотемные, знаки собственности и т.д.). Нередко использовалась также символика цвета (например, окраска красной краской ноги или руки как знак ранения).

Пиктографический характер имела нередко татуировка тоже особенно распространенная у племен, переживавших ступени развития, близкие к неолиту. У многих из этих племен (Полинезия, Новая Зеландия и т.д.) татуировка имела сложное коммуникативно-смысловое значение — указывала на общественное положение ее носителя, рассказывала о совершенных им подвигах. Наступление половой зрелости, вступление в брак, участие в военном походе, военные и охотничьи успехи, занятие общественного поста — все это обозначалось на коже условными знаками. Знаки эти иногда покрывали сложным узором почти все тело, рассказывая посвященному о важнейших событиях в жизни человека.

Наиболее высокого развития достигает картинно-синтетическое письмо у ацтеков и других народов древней Мексики. Поскольку, однако, это письмо было переходным к логографии, оно рассматривается ниже.

MaxBooks.Ru 2007-2015