Развитие письма

Фонетические логограммы


Несмотря на развитие описанных выше приемов использования символических изображений и сочетаний нескольких логограмм полностью устранить трудность идеографической передачи слов сложного и абстрактного значения все же не удалось. В особенности большую трудность представляла передача при помощи идеографических логограмм собственных имен, так как имена эти, в особенности иностранные, смыслового значения обычно не имеют.

Этот недостаток первоначального логографического письма был в значительной мере устранен лишь в результате превращения многих идеографических логограмм в логограммы фонетические, т.е. в знаки, хотя и обозначающие целое слово, но непосредственно связанные не с его значением, а с его звучанием.

Фонетические логограммы обычно возникали путем использования идеографических логограмм, обозначавших первоначально слова конкретного значения, для передачи омонимически или же сходно звучащих слов абстрактного значения и собственных имен. Поэтому, естественно, что развитию фонетических логограмм в наибольшей степени способствовало наличие в языке большого количества омонимов. В свою очередь, омонимия наиболее часто встречается в языках с однослоговым составом слов, так как однослоговой состав слов дает меньшее количество различных звуковых комбинаций.

В предыдущем разделе уже отмечалось, что в шумерском языке однослоговые слова составляли большую часть словарного фонда, а в древнекитайском — из них состоял почти весь словарный фонд. Значительную часть словарного фонда составляли однослоговые слова в египетском, а также в ацтекском языке. Это сильно способствовало развитию омонимии и как следствие формированию фонетических логограмм в египетском, ацтекском, еще более в шумерском и в особенности в китайском письме.

Наряду со степенью развития омонимии в языке раннее или позднее возникновение фонетических логограмм в системах письма разных народов было обусловлено также различным содержанием первоначальной письменности этих народов.

Так, древнейшие памятники египетского письма — надписи фараона Нармера, «царя» Скорпиона и другие показывают это письмо как в основном картинно-синтетическое (рисунки, передающие целые сообщения и графически почти не расчлененные на отдельные слова). В то же время в этих памятниках уже встречаются не только идеографические логограммы (например, цифровые), но и фонетические (например, логограмма имени «царя» Скорпиона, название страны, завоеванной Нармером, и др.); сравнительно очень рано появляются и получают распространение в египетском письме также консонантно-звуковые иероглифы.

Такое относительно раннее появление в египетском письме фонетических знаков, видимо, было вызвано преобладанием в древнеегипетской письменности надписей государственно-мемориального и погребально-культового характера, в которых встречалось очень много собственных имен. Для передачи этих имен использовались иероглифы, обозначавшие какие-либо омонимически звучавшие наименования предметов (например, уже упоминавшееся изображение остроги в надписи фараона Нармера для обозначения названия завоеванной страны, обозначение имени «царя» Скорпиона изображением скорпиона и т.п.).

Особенно частое использование омонимии для обозначения собственных имен и слов абстрактного значения наблюдается в египетском письме, начиная с эпохи «Древнего царства». Так, например, глагол «быть» передается в письме изображением жука-скарабея, прилагательное «большой» (по-египетски w—r) передается изображением ласточки (по-египетски тоже w—r) и т.п.

В связи с отличным от египетского, в основном хозяйственно-учетным содержанием древнейших шумерских надписей, собственные имена встречались в них значительно реже. Поэтому и фонетические логограммы появились в шумерском письме относительно позже, чем в египетском. Согласно Ж. Феврие, впервые применение фонетической логограммы, основанной на омонимии, засвидетельствано в одной из надписей периода Джемдет Наср (начало III тысячелетия до н.э.). В надписи этой слово «жизнь» (по-шумерски ti) было обозначено знаком «стрелы» (по-шумерски тоже ti).

Последующее же, все более и более широкое применение в шумерском письме фонетических логограмм, а затем и слоговых знаков было вызвано дальнейшим развитием, изменением и расширением содержания шумерской письменности.

Часто встречались собственные имена в исторических рукописях, в военных и хозяйственных сообщениях ацтеков (названия местностей, имена царей, военных вождей и т.п.), а также в китайских инь-оких надписях гадательного (имена гадающих) и ритуально-жертвенного (имена жертвующих) содержания. Это обусловило почти столь же раннее, как в Египте, применение фонетических знаков в ацтекском и китайском письме.

При этом наличие в ацтекском языке (так же как в египетском), наряду с однослоговыми, многослоговых слов, сравнительно редко имевших омонимы, вынудило ацтеков к широкому использованию (наряду с фонетическими логограммами в их чистом виде, т.е. со знаками целых слов) так называемого «ребусного» способ а передачи собственных имен. Согласно этому способу собственное имя делилось на части с подбором для каждой из этих частей фонетически сходного с ней знаменательного слова и с обозначением каждого такого слова особой логограммой.

Такой «ребусный» способ передачи собственных имен иногда называют «слоговым». Название это не совсем правильно, во-первых, потому, что используемые при этом способе изобразительные знаки обозначали не всегда однослоговые, а иногда и двух-трехслоговые слова; во-вторых, потому, что знаки эти вследствие их редкого, несистематического использования продолжали еще осознаваться как знаки слов. Лишь при долгом и систематическом применении такого «ребусного» способа знаки его переставали осознаваться как знаменательные знаки слов и начинали ощущаться как фонетические слоговые знаки. Было бы неправильным отождествлять «ребусный» способ письма и с разобранным ниже китайским морфематически-логографическим способом передачи многослоговых слов, так как при «ребусном» способе многослоговое слово (чаще всего собственное имя) делилось не на морфемы, а на части, лишь случайно совпадающие в фонетическом отношении с какими-либо короткими словами.

Аналогичный «ребусный» способ передачи собственных имен, а затем других слов, получил распространение также в Египте. Наоборот, почти полностью однослоговой характер древнекитайской лексики в сочетании с особенно сильно развитой омонимией позволил китайцам при передаче собственных имен, а также слов сложного и абстрактного значения обойтись одними фонетическими логограммами в их чистом виде.

Впоследствии применение фонетических логограмм в китайском письме все расширялось. В настоящее время в основе подавляющего большинства китайских иероглифов лежат фонетические логограммы.

MaxBooks.Ru 2007-2015