Развитие письма

Слоговое письмо майя


По последним исследованиям, в частности согласно работам советского ученого Ю. В. Кнорозова, логографически-слоговой характер имела также древнейшая и наиболее развитая система письма аборигенов Америки — письмо майя.

Государство майя, представлявшее собой конфедерацию городов, возникло около VII в. до н.э. в Центральной Америке на территории современной Гватемалы. Около VII—VIII вв. майя по неустановленным причинам покинули свои города и переселились к северу, на п-ов Юкатан. Расцвет государственности и культуры майя здесь продолжался с X по XV в. Испанцы, высадившиеся на Юкатане в 1527 г., нашли города майя уже очень ослабленными междоусобной борьбой и поэтому сравнительно быстро их завоевали.

Древнейшие датированные письменные памятники майя относятся к IV в. н.э., древнейшие недатированные, вероятно, восходят к последним векам до н.э. Большинство памятников представляет собой надписи, высеченные на камне (на стелах, алтарях, стенах храмов и т.п.). До испанского завоевания у майя имелось также много рукописей. Рукописи эти, складываемые гармоникой, выполнялись обычно цветными красками на полотнищах оленьей кожи или особого материала из древесной коры, внешне напоминавшего бумагу. После испанского завоевания большинство рукописей майя были уничтожены как языческие; в особенности много сожжено в столице майя на аутодафе, организованном в 1561 г. францисканским монахом Диэго де Ланда. До настоящего времени сохранились только три рукописи майя, обычно именуемые по месту их хранения «дрезденской», «мадридской» и «парижской».

Знание письма майя было достоянием жрецов и крупных государственных чиновников; для остального населения письмена были непонятны и имели лишь магическое и эстетическое значение. Поэтому с распадом государства майя, в частности с уничтожением жречества, исчезло и понимание письма.

Письменные памятники майя насыщены цифровыми и календарными знаками и представляют собой, как правило, датированные исторические хроники. В основе письменности майя, по-видимому, лежало учение, что события повторяются в течение каждого цикла времени, и поэтому значение последовательности событий в прошлом позволяет предвидеть их в будущем. По образному выражению Э. Томпсона, «ритм времени очаровал майя», а их письменность — это «симфония времени».

В большинстве письменных памятников майя строки идут горизонтально и состоят из изобразительных, сильно стилизованных, как правило, овальных иероглифов, симметрично расположенных по отношению друг к другу. Общее количество разных иероглифов — около 300. Иероглифический текст обычно сопровождается пиктографическими изображениями, поясняющими его.

Таким образом, если письмо ацтеков по соотношению в нем иероглифических знаков и пиктографических изображений напоминает додинастические письменные памятники Египта (иероглифы служат главным образом для передачи чисел и собственных имен и являются как бы дополнением к пиктографическому изображению, в которое они вкомпонованы), то письмо майя близко к египетским памятникам начала Древнего царства (пиктографические изображения являются как бы пояснением к иероглифическому тексту, который они сопровождают).

В своем сочинении «Сообщение о делах в Юкатане» (1566 г.) Диего де Ланда утверждает, что майя применяли как буквенно-звуковые знаки, так и слоговые. «Из их букв, — пишет Д. де Ланда, — я помещу здесь азбуку; их громоздкость не позволяет больше, ибо они употребляют для всех согласных буквы из одного знака и затем для соединения частей другой... как можно видеть на следующем примере: «Le» значит «петля» и «охотиться с ней»; чтобы написать это знаками, хотя при произношении нам слышатся две буквы, они писали тремя, помещая к согласной «l» гласную «e», которую она имеет перед собой. И в этом они не запутываются, хотя употребляют их, если пожелают, по своей прихоти... Затем в конце они приписывают соединительную часть». И далее: «Они также пишут по слогам, одним и другим способом»,

После издания в середине XIX в. рукописей майя и сочинения Д. де Ланда было предпринято множество попыток расшифровки письма майя. В результате, путем арифметических расчетов и сличения иероглифов с пиктографическими изображениями, удалось определить значение всех цифровых знаков майя, условных иероглифов дней, месяцев, исторических циклов, четырех сторон света, символов планет, главных богов, а также нескольких изобразительных иероглифов (главным образом иероглифов жертвенных животных). Всего было расшифровано около 100 из 300 знаков майя. При этом, как правило, удавалось установить лишь смысловое, а не фонетическое значение этих знаков (исключение — несколько слов, фонетически прочтенных Л. де Рони и С. Томасом).

В 50-х годах XX в. расшифровка письма майя сильно продвинулась вперед трудами Ю. В. Кнорозова.

По утверждению Ю. В. Кнорозова, основной причиной, тормозившей прежние работы по расшифровке письма майя был установившийся с конца XIX в. взгляд на это письмо, как на письмо в основном логографическое, и связанный с этим отказ от использования алфавита Д. де Ланда. Согласно Ю. В. Кнорозову, письмо майя (подобно большинству древнейших «иероглифических» систем письма) сочетало слоговые знаки с фонетическими и идеографическими логограммами; при этом последние использовались как для самостоятельного обозначения слов, так и в качестве детерминативов. Исходя из такого взгляда на письмо майя, Ю. В. Кнорозов основной задачей расшифровки считал определение фонетического значения знаков майя.

В основу расшифровки Ю. В. Кнорозовым были положены:

1) изучение языка майя по старинным текстам, написанным на этом языке латинскими буквами (так называемые книги «Чалам Балам», сохранившиеся от середины XVI в., т.е. от времени испанского завоевания); согласно этим текстам древний язык майя предстает как язык с однослоговыми корнями слов и с развитым сингармонизмом;

2) установление значения знаков методами сличения иероглифов с пиктографическими изображениями и со знаками алфавита Д. де Ланда с проверкой предполагаемого фонетического значения слоговых иероглифов методом «перекрестного чтения».

В результате такой методики Ю. В. Кнорозов определил фонетическое значение многих слоговых иероглифов и пришел в выводу, что письмо майя было письмом в основном слоговым.

В соответствии со строением однослоговых корневых основ языка майя слоговые иероглифы майя могли иметь (подобно знакам ассиро-вавилонской клинописи) одно из четырех значений:

1) изолированная гласная,

2) согласная плюс гласная (чаще всего),

3) гласная плюс согласная,

4) согласная плюс гласная плюс согласная.

Слоговые иероглифы третьей категории могли, кроме того, использоваться для обозначения конечных согласных слова. В этих случаях, в соответствии с характерным для древнего языка майя сингармонизмом обычно применялся слоговой иероглиф, непроизносимый гласный которого совпадал с предыдущим гласным данного слова: так, например, слово tzul («собака») передавалось слоговыми иероглифами tzu + l (и), слово Chel (имя богини — иероглифами che + I (е).

Так же как и в других древнейших в основном слоговых системах письма слоговые знаки майя, видимо, возникли по акрофоническому принципу из первоначальных логограмм. Так, слоговой знак Ba, напоминающий изображение топора, возник из логограммы baat («каменный топор»), слоговой знак ho — из логограммы boat («крыша из листьев»), знак el из логограммы el («огонь»), знак po — из логограммы pot («голова») и т.п. Превращению логограмм в слоговые знаки сильно способствовало, согласно Ю.В. Кнорозову, то, что корневые основы слов в древнем языке майя были однослоговыми.

Как показало обсуждение работ Ю.В. Кнорозова в 1956 г. на 43 международном конгрессе американистов в Копенгагене, расшифровка письма майя, несмотря на значительные ее успехи, полностью еще не завершена.

В 1960—1961 гг. расшифровкой письменности майя занялся Институт математики сибирского отделения Академии наук СССР; расшифровка производилась при помощи электронной вычислительной машины. По предварительным газетным сообщениям, удалось расшифровать этим способом около 40% текстов майя.

MaxBooks.Ru 2007-2015