Развитие письма

Развитие кирилловского письма в России


Дальнейшее развитие кирилловского письма в России протекало во многом иначе, чем развитие западноевропейских письменных систем, возникших на латинской основе.

В отличие от западноевропейского русское письмо непрерывно развивалось в соответствии с развитием русского языка. При этом до начала XVIII в. развитие русского письма происходило преимущественно стихийно, а с начала XVIII в. — в порядке государственных реформ. Важнейшими из этих реформ были: петровская реформа 1707—1710 гг.; реформы Академии наук 1735, 1738 и 1758 гг.; советская реформа 1917—1918 гг.

Все исторические изменения русского письма могут быть разделены на три категории:

1) изменения алфавитно-буквенного состава;

2) изменения графики письма;

3) изменения орфографии.

В свою очередь изменения алфавитно-буквенного состава русского письма по характеру и целям подразделялись на четыре группы.

К первой из них относилось исключение букв, заимствованных из греческого алфавита, но не нужных для передачи славянской, в том числе русской речи. В кирилловском алфавите таких букв было семь — «пси», «кси», «омега», «фита», «ижица», одно из двух кирилловских «з» («земля» — «зело») и одно из двух кирилловских «и» («и» — «иже»).

При изготовлении первого комплекта русского гражданского шрифта Петр выбросил «пси», «кси», «омегу», «ижицу», а также «ферт» (оставив «фиту»), «землю» (оставив «зело»), «иже» (оставив «и»); однако впоследствии большая часть этих букв была Петром восстановлена и в учебную азбуку 1710 г. не вошли только «пси», «омега», а также лигатурная буква «от» («омега» с надписанным над ней «твердо»).

С 1711 по 1735 г. книги набирались различно, то тем, то иным составом азбуки. Реформой Академии наук 1735 г., кроме исключенных Петром «пси» и «омеги», были дополнительно исключены «кси», «ижица», «зело». Реформой 1738 г. было унифицировано написание «и» (с одной точкой вместо двух точек) и упорядочено применение этой буквы (перед гласными). Реформой 1758 г. была восстановлена «ижица». Наконец, советской реформой 1917—1918 гг. были окончательно исключены «ижица», «и с точкой» и «фита».

Ко второй группе изменений алфавитно-буквенного состава относилось исключение букв, ставших ненужными вследствие исторических изменений фонетики старославянского и русского языков. Таких букв было пять — четыре «юса» и «ять». «Юсы» исчезли из русского письма еще до XVII в.; иногда применялся взамен буквы «я» только «малый юс». Окончательно исключен был этот «юс» при введении Петром гражданской азбуки. «Ять» была исключена лишь в 1917 г.

К третьей группе относились изменения в значении и применении некоторых букв в соответствии с историческими изменениями звуков русской речи. Наиболее важны изменения в значении и применении букв «ер» (ъ) и «ерь» (ь). Изменения эти некогда протекали стихийно. Традиционно сохранялось до реформы 1917 г. применение «ер» (ъ) в конце слов с конечной твердой согласной.

К четвертой группе алфавитных реформ относилось введение в русский алфавит новых букв. Несмотря на фонетическое богатство русского алфавита, в нем все же отсутствовали буквы для передачи полугласного «и» и йотированного «о» (ё), характерных для русской речи. Буква «й» была введена Академией наук при реформе 1735 г.

Буква «ё» была впервые применена в 1797 г. писателем Н.М. Карамзиным в альманахе «Аониды» (взамен применявшегося иногда в XVIII в. лигатурного знака io), но впоследствии в русском письме не закрепилась. Выпал пункт о применении буквы «ё» и из последней редакции декрета о реформе правописания, опубликованной 10 октября 1918 г. В результате до утверждения Академией наук СССР" в 1956 г. новых «Правил русской орфографии и пунктуации» вопрос о букве «ё» оставался спорным.

В результате перечисленных изменений 33 буквы современного русского алфавита являются и необходимыми и достаточными для правильной передачи русской речи, конечно, при условии сохранения господства в русском письме фонематически-морфологического принципа.

Изменения графики русского письма развивались главным образом в направлении облегчения процесса письма; в петровскую эпоху здесь сказалось также изменение содержания книг.

Древнейший русский почерк — устав — возник под влиянием греческого устава и применялся до XV—XVI вв. Устав отличался четким, каллиграфическим начертанием букв; каждая из них писалась раздельно, ставилась перпендикулярно строке и имела формы, близкие к геометрическим. Слова в уставе пробелами обычно не отделялись, редко применялись сокращения слов. Устав легко читался, но был труден в написании.

С середины XIV в. наряду с уставом, получает распространение полуустав, отличавшийся меньшей геометричностью букв, наклонным их расположением и применением большого количества «титл», т.е. сокращений слов, и «сил», т.е. обозначений ударений. Полуустав писался более бегло, чем устав, но был менее четким в чтении. Из рукописей полуустав перешел в печатные книги, в которых применялся от Ивана Федорова до петровских реформ.

С конца XIV в. в дипломатической, канцелярской и торговой переписке получает распространение еще более беглый почерк — скоропись. Скоропись отличалась связным, слитным написанием букв, еще большим количеством сокращений слов и росчерками, выходящими за границы строки.

Четвертым видом русских рукописных почерков была вязь. Вязь, как и скоропись, появилась с конца XIV в. в связи со стремлением русских книжников к украшению книги. Вязь — декоративное письмо, которое применялось в заглавиях. Слова и буквы в строке вязи связывались в непрерывный орнамент; для этого буквы соединялись между собой или вписывались друг в друга, а пустоты заполнялись украшениями.

Наконец, в конце XVII — начале XVIII в. в московском письме (дипломатическая переписка, грамоты и т.п.) развились на основе скорописи новые почерки, близкие к современному письму. От скорописи XV—XVI вв. эти почерки отличались большей симметричностью построения букв, большей плавностью в утолщениях, редким применением «титл» и «сил». Считалось, что эти почерки возникли под влиянием введенного Петром I в 1708—1710 гг. гражданского печатного шрифта, который в свою очередь явился подражанием западноевропейским шрифтам. В результате недавних исследований доказано, что эти почерки существовали еще до гражданского шрифта и что петровский шрифт был создан как на основе западноевропейских шрифтов, так и на основе этих русских рукописных почерков.

Почерковые изменения русского письма и шрифта привели за тысячелетие лишь к небольшим изменениям графем. Из 31 буквы, перешедших в современное русское письмо из кирилловского алфавита, изменения графем претерпели только семь букв — «есть», «земля», «иже», «наш», «ук», «е», «я».

Орфография русского письма развивалась в сторону усиления фонематически-морфологического принципа за счет фонетического принципа, преобладавшего на первых этапах бытового русского письма, и принципа историко-традиционного, господствовавшего в книжном церковнославянском письме. С особенной остротой встал вопрос о выборе фонетического или фонематически-морфологического принципа (в качестве основного) к середине XVIII в. в связи с развитием выпуска книг нового гражданского содержания, набираемых новым реформированным шрифтом. В защиту фонетического принципа выступил В.К. Тредьяковский, предлагавший перейти с письма «по корням» на письмо «по звонам». Сторонником фонематически-морфологического принципа был М.В. Ломоносов, разработавший основы русской орфографии.

В современном русском письме в результате работ А.X. Востокова, Н.И. Греча, Я.К. Грота и других фонематически-морфологический принцип является господствующим, хотя применяется недостаточно последовательно. Тем не менее современное русское письмо, благодаря тому, что оно строилось на близкой к славянскому языку кирилловской алфавитной основе, а также в результате ряда реформ, наиболее правильно из всех европейских систем отражает литературную речь. B то же время благодаря господствующему в нем фонематически-морфологическому принципу русское письмо отличается четкой систематичностью.

MaxBooks.Ru 2007-2015