История Испании

Имперские выборы и их последствия

Если Карл испытывал экономические затруднения еще задолго до выборов, то логично было предположить, что они должны были возрасти, в особенности после смерти Максимилиана, умершего 11 января 1519 г. Князья-избиратели непрерывно увеличивали свои требования; их корыстолюбие возрастало по мере приближения дня выборов. Агенты Карла растрачивали все свое время и средства на бесчестные подкупы и дорогостоящие подношения, которые претендент на императорскую корону мог делать только прибегая к займам. Именно поэтому банкир Фуггер мог с полным правом писать: «Всем известно и совершенно неоспоримо, что Ваше Императорское Величество не смогли бы получить императорской короны без моей помощи. Это я могу доказать на основании переписки с уполномоченными Вашего Величества».

И хотя несомненно, что эта помощь не являлась единственной причиной, склонившей князей-избирателей голосовать за Карла (но очень возможно, что именно она сыграла решающую роль в последний момент), и что наряду с корыстными побуждениями князья-избиратели руководствовались важнейшими соображениями политического порядка, тем не менее, остается фактом, что Карл вынужден был израсходовать на выборы огромные суммы.

Его предвыборная деятельность увенчалась успехом: 28 июня 1519 г. он был избран императором. Как только было получено известие об исходе выборов, Карл немедленно дал свое согласие и, даже не спрашивая согласия кортесов, отправился в Германию. Этот поступок вызвал большое недовольство в Испании. Недовольство вызывало также и то, что с этого момента Карл принял титул «Величество», до тех пор не принятый у испанских королей.

Путешествие в Германию и последовавшая за ним коронация также требовали больших расходов. Субсидия, вотированная кортесами 1518 г., оказалась недостаточной. Было решено вновь собрать кортесы и обратиться к ним за новой субсидией. Возбуждение, царившее в большей части Кастилии и в особенности позиция Толедо, а также подозрительность Шьевра, опасавшегося «попытки убить его» за «всеобщую нелюбовь к нему», склонили советников короля к созыву кортесов в таком городе, который представлял бы наибольшие удобства для бегства (в случае необходимости). Выбор пал на Сантьяго в Галисии, где в первых числах января 1520 г. они и были собраны.

Созывом кортесов король думал сдержать движение протеста, которое, начавшись в Толедо, стало распространяться по всей стране. Карл направил городскому совету Толедо специальный королевский указ (19 февраля), запрещавший присылку представителей ко двору на основании того, что город мог прислать своих депутатов прямо в кортесы, и запрещавший обращаться за поддержкой к другим городам. Это было вызвано тем, что Толедо обратился (7 ноября 1519 г.) к крупнейшим городам Кастилии с предложением сообща просить короля не покидать пределы Испании, запретить вывоз золотой монеты и не раздавать иностранцам государственные должности.

Эти условия были повторены во второй петиции, в которой говорилось, что в случае если король не сможет отказаться от выезда за пределы страны, то пусть оставит за себя опытных и честных наместников из испанцев и предоставит «народу те права, которые в подобных случаях дают испанские законы и давали прежние короли, когда возникала необходимость в наместниках». Кроме того, обращение содержало замечания касательно употребления титула «Величество» и касательно петиций, внесенных на рассмотрение еще вальядолидских кортесов.

Многие города присоединились в большей или меньшей степени к требованиям, содержавшимся в толедском обращении. Попытка коррехидора Бургоса помешать или запретить хунты, которые стали создаваться, не достигла своей цели. Возбуждение росло не только по причинам, на которые указывалось в уже цитированных обращениях Толедо, но и по причинам экономического порядка, например из-за замены системы сбора налогов путем раскладки системой откупов королевских налогов.

Городской совет Толедо настоял на посылке к королю представителей вместо назначения депутатов в созванные кортесы, считая, что новые требования короля к кортесам чрезмерны. Виднейшие «отцы» этого независимого и в некотором отношении мятежного города принадлежали к высшей аристократии, как, например, уже упомянутый Падилья, Лашо, Авалос, Айяла и Перес де Гусман, а также к духовенству (каноники, служители собора и монахи), которые в своих проповедях осуждали действия короля.

Посланцы толедского городского совета встретили короля в Вальядолиде (март 1520 г.). Но король отказался их принять. Вместе с тем король попросил субсидию в 300 миллионов, отклоненную городским самоуправлением потому, что она предназначалась «для иностранных государств». Когда известие о действиях короля было получено, город возмутился. Вспыхнуло восстание, в ходе которого была сделана попытка убить Шьевра и задержать Карла, которому удалось выбраться из города только с помощью оружия.

В Тордесильясе король принял, наконец, представителей Толедо совместно с присоединившимися к ним посланцами от Саламанки. Они потребовали, чтобы король не покидал Испании (а в случае отъезда, чтоб было создано такое правление, в котором участвовали бы представители городов), и выдвинули еще несколько второстепенных требований. Вместо ответа они получили строгий выговор от короля и его совета с повторным повелением назначить депутатов в кортесы, собравшиеся в Сантьяго.

Но представители не дали себя запугать и решили следовать за королем, в надежде достигнуть в конце концов более благоприятных результатов. Пропаганда, которую вели Лашо и его друзья против Шьевра, произвела желаемое действие на кастильское дворянство, служившее при дворе.

MaxBooks.Ru 2007-2020