История Испании

Восстание комунерос

Поведение депутатов на кортесах Сантьяго и Коруньи и мотивы, по которым они удовлетворили требования короля, не только не способствовали успокоению начавшегося движения, но, наоборот, содействовали его усилению. В самом деле, покорность депутатов была куплена не только с помощью простого освобождения от клятвы, данной ими своим избирателям, но и с помощью всякого рода подношений и денежных взяток. Так были куплены депутаты от Севильи, Гранады, Вальядолида, Бургоса, Саморы, Сеговии и других городов.

Возмездие за такое поведение последовало немедленно. В Сеговии вспыхнуло восстание, начавшееся с повешения двух альгвасилов. Затем был повешен возвратившийся из Коруньи подкупленный депутат Тордесильяса. Восстанием руководил кабальеро Хуан Браво. За Сеговией последовали город Самора, поднятый толедцем Лашо и епископом Акунья (последний представитель тех воинственных прелатов средневековья, о которых мы уже писали), Гвадалахара, Мурсия, Мула, Саламанка, Бургос (где был смещен и убит коррехидор Хофре де Котанн), Мадрид, Куэнка, Аликанте и другие города. В них было установлено самоуправление, обладавшее всей полнотой власти.

Необходимо отметить, что во многих восстаниях наряду с дворянством (руководившим движением в Толедо и Саморе) было много ремесленников и других представителей низшего сословия. Во многих местах совершенно отчетливо обрисовывалась взаимная классовая ненависть (отзвук политической борьбы средневековья и последствие изменений в жизни городов). Любопытно также отметить, что знать Гвадалахары, сумевшая усмирить первое восстание и сурово наказать вожаков, отправила письмо кардиналу, в котором просила аннулировать субсидию, утвержденную кортесами, вернуться к прежней налоговой системе и лишить иностранцев занимаемых ими должностей. Это показывает, что знать признавала справедливость требований городов. Кардинал согласился с этим письмом, но самостоятельно принять решение не рискнул и запросил короля.

Однако виновников восстания в Сеговии кардинал решил наказать, вопреки мнению ряда своих советников, и снарядил специальный отряд численностью в 1000 всадников во главе с алькальдом Ронкильо, прославившимся своей жестокостью. Но горожане не только не подчинились, но активизировали свои действия, вооружили большое количество людей и оказали алькальду сильное сопротивление. Ронкильо не рискнул атаковать город. По примеру Сеговии поднялся город Авила. Некоторые города пробовали найти базу для соглашения, другие заверяли наместника в своей покорности, как, например, Медина дель Кампо и Кордова.

Но так как Толедо продолжал оказывать решительное сопротивление, а Сеговия обратилась за помощью к другим городам, многие городские общины подняли восстание, причем некоторые из них восставали и раньше, а некоторые примкнули впервые, как, например, Паленсия. Восставшие наметили сборным пунктом город Авилу и решили присоединиться к Сеговии. Сторонники короля пытались собрать депутатов невосставших городов в Вальядолид, где находился наместник.

Получив сообщение о положении в стране, король решил заручиться поддержкой некоторых городов и с этой целью освободил Вальядолид от обложений, разрешил там свободную торговлю на рынке и отменил налог на торговлю рыбой, пшеницей и ячменем. Одновременно кардинал стягивал войска, призывая на помощь кастильскую знать и обращаясь за денежной помощью к королю.

Среди высшей аристократии господствовали умеренные настроения. Доказательством являются письма коннетабля Кастильского королю и герцога Альбукерке кардиналу. Герцог писал: «Так как города принадлежат королеве и королю, то нужно помнить, что хотя лошадь и может ударить хозяина копытом, но из этого не следует, что ее надо за это убивать. Поэтому пусть города пользуются покровительством закона».

В это время город Толедо рассылал послания к другим городам с призывом присоединиться к движению и выбрать своих депутатов в верховное собрание, подготовлявшееся в Авиле. В некоторых восставших городах росли антидворянские настроения, как, например, в Саламанке, где были изгнаны все аристократы, несмотря на то, что во главе восставшего города стоял молодой аристократ дон Педро Мальдонадо, племянник графа Бенавенте. Медина, до той поры покорная, стала на сторону восставших жителей Сеговии. Наконец, 29 июля 1520 г. в Авиле собрались делегаты повстанцев, представлявшие города Толедо, Мадрид, Гвадалахару, Сорию, Мурсию, Куэнку, Сеговию, Авилу, Саламанку, Торо, Самору, Леон, Вальядолид, Бургос.

Собравшиеся представляли все социальные классы и профессии: дворянство, духовенство, ремесленников, промышленников, ученых. Однако подавляющее большинство представителей принадлежало к низшему сословию: ткач Пинильос от Авилы, суконщик Бобадилья от Медины, альгвасил Пачеко от Паленсии, скорняк Вильория от Саламанки и т. д. Собравшиеся создали хунту, названную священной, и принесли клятву умереть «на службе короля и коммун». Хунта сместила коррехидора, назначила командующим объединенных сил Хуана Падилью, который приступил к организации войск на средства королевской ренты, перешедшей в казну хунты.

Затем хунта объявила себя независимой от наместника и королевского совета и угрожала Ронкильо суровыми карами, если он посмеет вторгнуться на территорию Сеговии. Восстание комунерос достигло своей высшей точки и приняло форму открытой политической борьбы против существовавших установлений (несмотря на то что делались постоянные заверения в преданности королю).

MaxBooks.Ru 2007-2020