История Испании

Кодификация в других испанских владениях и процесс унификации законодательства

Арагонцы, так же как кастильцы, неоднократно просили королей о переработке и кодификации законов, страдавших теми же недостатками, что и кастильские. Наконец, в 1547 г. была назначена редакционная комиссия из представителей четырех сословий кортесов; комиссия в том же году составила свод законов, в который вошли двенадцать томов общих фузрос и наказы кортесов с 1412 по 1495 г. (сведенные к девяти книгам, подобно кодексу Юстиниана, в котором законы распределены согласно их содержанию), «Решения» Мартина Диаса де Аукса и все устаревшие фуэрос и постановления кортесов, касавшиеся гражданского права.

Принятие новых законов, в том числе таких важных, как Тарасоиские законы 1592 г., вызвало необходимость в последующих дополненных изданиях сборника. Последнее издание этого времени вышло в 1664-1667 гг. Отдельно печатались некоторые наказы кортесов; последнее издание относится к 1686- 1687 гг.

Каталония лишь в 1588-1589 гг., после неоднократных безуспешных попыток, получила (согласно решению Монсонских кортесов 1585 г.) новый свод действующих законов, постановлений, решений и протоколов кортесов, королевских указов, королевских и судебных приговоров, устаревших, противоречивых и исправленных договоров и постановлений, причем все было распределено по книгам в соответствии с содержанием законов.

В комиссию по составлению свода законов входили: правитель королевской канцелярий Мигель Кордельес, советник третьей палаты доктор Мартин Хуан Франкеса, член королевского совета Франсиско Пуиг, барселонский каноник Онофре Пау Селлер и славный Мигель Помет — доктор обоих прав и барселонский гражданин (последний был назначен союзом городов). Других сводов до XVIII в. не было. Обычное право Тортосы было впервые кодифицировано в 1539 г.

В Валенсии было сделано несколько попыток кодифицировать законодательство, но ни одна из них официально не была осуществлена. Отдельные правоведы по своей инициативе предприняли в 1548 г. издание старинных и современных фуэрос (до 1542 г.), расположенных согласно их содержанию; в 1580 г. были изданы «Установления фуэрос и привилегии королевства Валенсии». Издание 1548 г. было признано официальным источником, и к нему добавились изданные отдельными сборниками фуэрос, опубликованные кортесами с 1545 по 1643 г. В середине XVII в. аудиенсия Майорки постановила издать собрание законов бывшего королевства. Это было сделано в 1663 г. юрисконсультом Антонио Моллем в его работе «Установления, привилегии и добрые обычаи королевства Майорки».

Присоединение к Кастилии внесло беспорядок в законодательство Наварры, хотя кастильские короли продолжали достаточно часто созывать наваррские кортесы (73 раза) и издавать по их просьбе законы и привилегии. В 1525 г. вышло сокращенное собрание старинных фуэрос, а в 1628 — 1686 гг. было подготовлено полное; первое не имело силы свода законов, а второе очень мало применялось на практике, хотя и было утверждено кортесами.

В 1557 г. вышел первый свод уставов и законов, принятых кортесами, а вскоре и еще пять; из них официальным был объявлен в 1617 г. свод 1614 г., составленный синдиками Сада и Ольякарискета, в который входили распоряжения, опубликованные до 1604 г. В 1686 г. был издан новый свод, составленный Антонио Щавьером, который заменил действовавший прежде.

Законы, касавшиеся Индий, в силу их особенностей и многочисленности пришлось издать в форме кодекса. В 1543 г. вышел (в Алкала) сборник законов и уставов, опубликованных Карлом I. В 1563 г. вице-король Новой Испании Луис де Веласкес начал издание сборника законов, собрав и напечатав все документы, находившиеся в аудиенсии этой области. Некоторое время спустя президент Индийского совета Хуан де Овандо составил свод в семи книгах, из которых была опубликована (в 1571 г.) только вторая книга, относившаяся к совету. «Новый свод», изданный в 1593 г. по образцу прежнего, не отвечал своему назначению; в 1680 г. в результате работы специально назначенного совета редакторов был обнародован «Свод законов, действующих в Индиях», в девяти книгах. В этом своде были собраны и распределены по разделам все действовавшие в то время распоряжения. Мы ссылались на него неоднократно в параграфах, посвященных обращению с индейцами и управлению колониями.

Каков же был результат всех этих сводов и кодексов в смысле унификации права на всей территории испанской монархии? Оставив в стороне Индии по причине их особого положения (несмотря на проводившуюся политику ассимиляции) и рассматривая только полуостров, мы уже познакомились с одной стороной вопроса, а именно с политической.

Государство могло интересоваться только этой стороной, в тех же случаях, когда унификация права не способствовала утверждению суверенитета и укреплению абсолютизма, она не привлекала внимания королей. Мы видели, как медленно шла политическая централизация, несмотря на настойчивость Оливареса и те меры, которые привели к восстаниям в Валенсии и на Майорке — в царствование Карла I, в Арагоне — во времена Филиппа II ив Каталонии — при Филиппе IV.

Однако если внимательно рассмотреть королевское законодательство XVI и XVII вв. (частично отраженное в «Новом своде»), то станут ясны действительные, хотя и мало заметные успехи унификации, коснувшейся общих основ правления и особенно подданных монархии, ибо теперь благодаря сложившимся обстоятельствам во главе всех бывших королевств полуострова стоял единый повелитель. В сфере гражданского права объединяющим элементом являлось римское право, которое действовало не только в Кастилии, но и в других областях, например в Каталонии.

Внутри каждого королевства процесс унификации развивался более широко и энергично. Он осуществлялся постепенно, затрагивая сегодня одну область, завтра — другую, изменяя отдельные детали, создавая новые органы управления, но не отменяя формально старых законов, а внешне сохраняя их или превращая в формулы, лишенные живого содержания. Так произошло главным образом в Кастилии — почти полная отмена всех старинных привилегий городов в области законодательства, а также многих привилегий, определявших в средние века социальные различия и зависимость одного сословия от другого.

То же самое, хотя в меньших масштабах, происходило, как мы видели, в законодательной деятельности других королевств. Утверждение городских привилегий часто служило поводом для их коренного изменения и исправления. Так было с привилегиями Теруэля во времена Филиппа II — разительный пример незаметной перестройки средневекового законодательства.

MaxBooks.Ru 2007-2020