История Испании

Сельское хозяйство - страница 2

Только один закон 1547 г, касался строевого леса для судостроения, имевшего широкое распространение в Гипускоа и Бискайе. Имелась в виду также и заготовка дров. Однако, во избежание обычных злоупотреблений, были введены строгие ограничения; об этом свидетельствуют постановления и жалобы кортесов 1523, 1528, 1532 и ряда других лет.

Интересам земледельцев отвечали лишь те указы, которые защищали их имущество и были направлены к развитию орошения. Первые из них как бы примыкали к постановлениям, изданным во время царствования Хуана II и утвержденным католическими королями; они запрещали наложение ареста на некоторые виды собственности. Указ 1594 г. запрещал — о чем неоднократно просили кортесы — налагать арест на рабочий скот, сельскохозяйственный инвентарь, засеянные поля и земли, находившиеся под паром. Арест мог быть наложен лишь за неуплату долгов по налогам, за невзнос арендной платы, а также на погашение задолженности по займу, предоставленному владельцу земли для обработки участка.

Но даже и в этих случаях арест мог быть наложен на указанное; имущество только при отсутствии другого и при условии, что одна пара скота аресту не подлежит. Было запрещено также накладывать арест на землю за неуплату долгов в течение 6 месяцев—с июля по декабрь, для того чтобы с них можно было снять урожай и своевременно произвести их обработку. Этот указ, восстановленный в 1619 г., был дополнен в 1683 г. другим, согласно которому «homestead», или освобожденное от ареста имущество земледельцев, включало также 100 голов овец, арест на которых мог быть наложен лишь в случаях неуплаты десятины или за прокорм этого скота.

Целью данного мероприятия являлось поощрение земледельцев к разведению скота, столь полезного «для удобрения земли, которую они обрабатывают». Для того чтобы обеспечить наличие достаточного количества земледельцев для обработки земли, в приведенных выше законах запрещалось, «несмотря на имеющиеся долги», отказываться от своего права на землю, а также действовать в «качестве доверенных в пользу местных сеньоров, под юрисдикцией которых они проживают». О мероприятиях по орошению полей и их результатах будет сказано ниже.

Свидетельством нехватки рабочих рук для обработки земли, что было второй причиной упадка сельского хозяйства, служит факт неоднократного ввоза в Испанию иностранных рабочих. Об этом же говорит повышение заработной платы вследствие отсутствия конкуренции и того, что найти сельскохозяйственных рабочих было очень трудно. Все путешественники также свидетельствовали о заброшенности испанских полей. Приезд в Испанию французов на сезон полевых работ был частым явлением начиная с первых лет царствования Карла I. Такая сезонная иммиграция увеличилась еще более после изгнания мавров. Уже в то время, когда Филипп II изгнал их из Гранады, кортесы отмечали, что страна обезлюдела и что сельскому хозяйству нанесен ущерб изгнанием людей, столь опытных в деле обработки земли. Для исправления положения ставился вопрос о колонизации, о чем речь будет ниже.

От изгнания мавров особенно пострадало сельское хозяйство Арагона и Валенсии, где ранее обработка земли находилась в руках мавров, количество которых в Валенсии достигало 150 000. Большой ущерб, нанесенный изгнанием мавров, был отмечен уже в 1609 г. герцогом Гандиа в его письме королю в следующих выражениях: «Нужда в людях является очень значительной, она особенно чувствуется в данный момент, когда идет сбор урожая сахарного тростника». Доход с владений герцога сразу упал с 53 153 валенсийских ливров до 15 349; правда, вскоре он поднялся до 24 353, но по сравнению с прежним все же он стал почти вдвое меньше. О других последствиях обезлюдения, как и о недостатке трудолюбия, вызванного этой и другими причинами, будет сказано ниже.

Картина, представленная нами, свидетельствует об общей отсталости сельского хозяйства Испании; однако некоторые факты свидетельствуют о том, что иногда принимались меры в целях развития сельского хозяйства. Это является доказательством того, что представители власти, экономисты и само население представляли себе, какое значение имело сельское хозяйство, и проявляли интерес к его развитию и усовершенствованию.

В Валенсии до изгнания мавров сельское хозяйство, располагавшее великолепной оросительной системой, находилось в цветущем состоянии; там возделывались и такие доходные культуры, как тутовое дерево и сахарный тростник. На юге и в самой Севилье широко культивировался виноград, в свое время дававший обильные урожаи. Из Кадиса и Севильи ежегодно отправлялось в Америку (где разведение винограда было запрещено) 500 000 арроб вина. Только из винограда, собранного в виноградниках Хереса в 1560 г., получили 60 000 бочек вина; из них, по свидетельству современников, экспортировалось 40 000 бочек. Налог на торговые сделки с вином (алькабала) составлял в Севилье и ее окрестностях значительную сумму в 40 000 дукатов.

В 76-й петиции кортесов 1573 г. упоминалось о широком экспорте вина в Америку; кортесы 1579 г. жаловались на то, что виноградники занимали земли, нужные для посева зерновых. В Андалусии некоторое время процветала культура оливок. Писатели XVI в. с похвалой отзывались о высоких урожаях на полях Севильи; некоторые из них сообщали при этом, что сумма десятинного сбора с оливок составляла ежегодно 32 000 дукатов и 1600 квинталов натурой. Одна лишь мыловаренная фабрика в Триане потребляла от 12 000 до 15 000 квинталов оливок. В середине XVI в. началось широкое распространение культуры льна; ввиду этого в 1555 г. был запрещен импорт льняных тканей.

Однако это процветание было недолгим. Несомненно, что для укрепления сельского хозяйства, как основы всего хозяйства страны, в качестве одного из наиболее действенных мероприятий, направленных к тому, чтобы заинтересовать крестьянство в развитии сельского хозяйства, следовало бы создать там, где это было возможно для государства, многочисленный класс мелких землевладельцев путем распределения общинных земель и даже путем раздела частных землевладений.

Что касается раздела частных землевладений, то мы уже видели, каковы были доминировавшие в то время взгляды и каковы были полученные результаты. Что же касается распределения земли, то оно было произведено лишь один раз в целях заселения местностей, опустевших в результате изгнания 400 000 мавров из Гранады. В начале предполагалось часть земли сдать в аренду, а часть обрабатывать силами местных властей; однако неудовлетворительный результат такой системы привел к необходимости замены ее настоящей колонизацией. Были переселены 12 542 семьи из Кастилии, Астурии и Галисии.

Каждой из них был предоставлен надел с домом, участком пахотной земли, виноградником, садом (с теми или иными изменениями в отдельных случаях). Поселенцы обязаны были жить на данном участке и обрабатывать его своими силами. При этом землю запрещалось отчуждать, а также и передавать ее другим переселенным семьям (указы 1571 и 1572 гг. и инструкция 1573 г.).

После некоторых изменений, внесенных указом 1595 г., созданные поселения стали развиваться. В результате увеличились и расходы казны; так, в конце XVI в. различным поселенцам было уплачено от 25 до 34 миллионов мараведи. Правительство не повторяло подобного опыта, хотя в конце XVII в. и было запроектировано такое же заселение безлюдной области близ Альмерии.

Однако некоторые муниципалитеты, например в Хаене, заселяли аналогичным образом безлюдные местности, но площадь заселенных земель была совершенно незначительна по сравнению с остальной огромной площадью необработанной земли. Земли в Валенсии, принадлежавшие ранее маврам, были быстро заселены людьми, прибывшими из Пиренеев и Каталонии; однако это мероприятие не компенсировало потерь, понесенных главным образом крупными знатными землевладельцами. Последние, не располагая достаточным количеством рабочих рук для обработки всех земель, полученных ими от короля, должны были обращаться к короне за денежной поддержкой.

MaxBooks.Ru 2007-2020