История Испании

Расцвет и упадок испанской торговли

История развития испанской торговли в XVI и XVII вв. не совпадает полностью с историей развития промышленного производства и сельского хозяйства. В истории испанской торговли также были период расцвета и период упадка; однако хотя национальная торговля развивалась в первую очередь за счет внутренних ресурсов страны, она могла процветать (не всегда на пользу испанцам) лишь благодаря ввозу заграничных товаров и экспорту сырья, не обрабатывавшегося на месте добычи.

Центрами внутренней торговли являлись крупные рынки и периодически устраиваемые ярмарки, о которых будет сказано ниже. Основных путей экспорта и импорта было три: первый — американский, сначала через Севилью, затем через Кадис; второй — североевропейский, в частности фламандский, и третий — средиземноморский, где торговля шла через каталонские, валенсийские и майоркские порты на местных судах.

Торговый расцвет Севильи отмечался неоднократно современниками, которые сообщают не только об огромном количестве сделок, заключавшихся в этом городе, но и о значительном числе людей, живущих торговлей. Они отмечают также, что многие владельцы торговых фирм роднились с высшей знатью. Да и сами аристократы не брезгали торговыми делами. В одном из указов 1626 г. говорилось, что они могут заниматься торговлей, не роняя своего достоинства и не теряя своих привилегий, если только не будут торговать лично и не будут иметь лавок в собственном жилище.

Однако указ 1532 г., касавшийся обанкротившихся торговцев, стремившихся прикрыться дворянскими привилегиями, свидетельствует о том, что и до издания вышеупомянутого указа 1626 г. высшая знать занималась торговлей. Временное разрешение, данное в 1626 г., было возобновлено в 1678 г. Аналогичное разрешение в области промышленности было дано в 1682 г. Это свидетельствует также о том, что фактически представители родовитой знати и ранее были связаны с промышленностью, строили шелкоткацкие, суконные и другие мастерские. Некоторые из них позднее бросили промышленные дела, так как все же считали, что они несовместимы с «достоинством аристократии и получаемыми ими льготами и преимуществами».

Писатели того времени, рисующие картину расцвета Севильи, восхищаются развитием торговли и приводят красноречивые свидетельства этого развития. Алонсо Моргадо, чья «История Севильи» была издана в 1587 г., заявлял, что его город «самый известный среди богатых и цветущих торговых центров Европы, так как он расположен на коммуникациях, связывающих его со многими частями света, и в частности с Америкой». Алонсо писал, что Севилья «отправляет в Америку свои армады и суда, нагруженные столь ценными товарами, что стоимость их неизмерима».

«Приятно видеть, — пишет он, — как от пристаней к торговой палате движутся повозки, запряженные четверками мулов, перевозящие в дни прибытия судов тяжелые грузы золота и серебра в слитках». Затем автор добавляет: «Не менее восхитительно зрелище огромных богатств, сосредоточенных в лавках на многих улицах Севильи, где проживают торговцы из Фландрии, Греции, Генуи, Франции, Италии, Англии и других северных стран, а также из Америки и Португалии. Там в изобилии имеются золото, серебро, жемчуг, хрусталь, драгоценные камни, эмаль, кораллы, шелка, ковры, богатейшие меха и всякого рода шелковые изделия и тончайшие сукна. Несметные богатства торговых кварталов, где расположены лавки серебряных дел мастеров, ювелиров, скульпторов, торговцев шелком и бельем, находятся под охраной алькайда и достаточного количества стражи, бодрствующей по ночам, когда ворота города заперты на ключ».

Только в 1556 г. в Севилью было доставлено более 1288 миллионов мараведи для частных лиц, иначе говоря, для торговцев. Другой автор, современник Моргадо, монах Томас де Меркадо, в своей книге «Количество заключенных сделок и контрактов», изданной в 1575 г., очень подробно описывает торговую жизнь Севильи. Он пишет, что «Севилья заключает сделки во всех, частях христианского мира и даже в Берберии.

Во Фландрию отправляют шерсть, оливки и разные другие товары; оттуда получают всякого рода галантерею, ковры и книги. Во Флоренцию вывозят кошениль и кожи; взамен импортируют золотую пряжу, парчу, жемчуг. Из многих стран получается разного рода полотно. В Кабо Вердо идет торговля неграми, торговля очень крупная и доходная. В разные части Америки отправляется много всякого рода одежды; из Америки привозятся в огромном количестве золото, серебро, жемчуг и кожи.

Для обеспечения перевозимых грузов (стоимость которых исчисляется миллионами) отправители должны их страховать в Лиссабоне, Бургосе, Лионе (Франция), во Фландрии, ибо грузов так много, что все их невозможно застраховать не только в Севилье, но и еще в двадцати таких городах, как Севилья.

Поставщики из Бургоса держат там своих агентов, которые получают или продают товары, прибывающие из Фландрии. Итальянские поставщики также обращаются к услугам агентов. Таким образом, каждый крупный торговец ведет торговлю со всеми частями света и держит всюду платных агентов, информирующих его о состоянии дел. Такие агенты имеются в Кабо Вердо для ведения торговых переговоров; во Фландрии — для торговли галантереей; во Флоренции — для торговли грубыми тканями, в Толедо и Сеговии — для торговли сукном; в Лиссабоне — для торговли калькуттскими товарами.

Купцы из Флоренции и Бургоса нуждаются также в агентах для расчетов по страхованию товаров, за отправку грузов, для расчетов по договорам, заключенным в другом месте, и т. д. Все они зависят друг от друга; почти все в настоящее время стремятся в Америку, Сан Доминго, Санта Мариа, Тьерра Фирме и Мексику, так как туда отправляются самые крупные партии товаров, а оттуда доставляются все богатства мира».

О том, что торговля Севильи в начале XVII в. была довольно значительной, свидетельствуют королевские указы 1624 и 1625-1626 гг., изданные Филиппом III. Эти указы охраняли интересы фламандских и немецких купцов, проживавших в Севилье или имевших с ней торговые отношения. В 1633 г. для частных лиц флот перевез драгоценных металлов на сумму, превышавшую 3 миллиона дукатов. О развитии севильской торговли в то время можно судить также по размерам таможенных сборов, по суммам, предоставлявшимся городом в долг королям, и по другим данным.

Что касается таможенных сборов или пошлин на товары, известно, что они составляли в 1520 г. 22 миллиона мараведи, в 1566 г. — 167 миллионов, в 1586 г. — от 250 до 262,5 миллиона, а в 1595 г. — более 300 миллионов. Налоги, выплачивавшиеся Севильей, были очень значительны. Королям неоднократно подносилось в дар по нескольку тысяч дукатов; особенно богатым было подношение от города Филиппу IV в 1643 г.

Другим доказательством экономического расцвета может служить строительство прекрасных зданий: таможни (постройка закончена в 1587 г.), монетного двора (заложен в 1585 г.), товарной биржи (постройка закончена в 1598 г.) и др.

Преимущественное положение Севильи определялось предоставленной ей привилегией торговли с Америкой, благодаря которой в Севилью попадали не только испанские, но и заграничные товары, направлявшиеся в Америку. Поэтому Севилья оставалась значительным торговым центром даже после того, как начался упадок местной промышленности; она существовала главным образом за счет сделок с иностранными торговцами.

MaxBooks.Ru 2007-2020