История Испании

Расцвет и упадок испанской торговли - страница 2

Сокращение объема торговли началось уже в середине XVII в. Война против восставших португальцев, мятеж в Каталонии, постоянные королевские поборы, которые возросли в связи с неудовлетворительным состоянием народного хозяйства (при этом затрагивалось имущество, принадлежавшее частным лицам в Америке), а также различные стихийные бедствия, как, например, кораблекрушения, наводнения, нашествие врагов и т. п., — все это значительно подорвало торговлю за период с 1621 по 1642 г.

Только в связи с последними тремя бедствиями за несколько лет было истрачено более 24 миллионов. В 1643 г. при подношении подарков королю отмечалось «неудовлетворительное состояние» испанской торговли, в то время как «португальцы и иностранцы» продолжали успешно торговать. Вестфальский мир, заключенный в 1648 г., не исправил положения, значительно ухудшившегося в связи с эпидемией 1649 г. и последовавшим за ней голодом.

Упадок торговли тотчас же отразился на доходе от таможенных сборов и налога на торговые сделки (алькабала). Хотя утверждение хрониста Суньиги о том, что в 1650 г. сумма последнего налога составила на 40 миллионов мараведи меньше, чем в предыдущие годы, вызывает сомнения, известно, однако, что сумма таможенных пошлин снизилась с 300 миллионов мараведи в 1595 г. до 150 миллионов в 1677 г. Упадок торговли продолжался и в последующие годы.

Центр торговли из Севильи переместился частично в Кадис в связи с переводом туда торговой палаты. О значении Кадиса как торгового центра в XVII в. говорят не только сведения, относящиеся к американскому флоту, но и другие, менее известные материалы. К этим последним относятся данные о крупной торговле с Арменией, представители которой образовали в Кадисе многочисленную колонию и занимались торговлей переработанным шелком, и шелком-сырцом, составлявшим основной источник богатства персидского шаха — союзника Филиппа III; сюда же относятся и данные о торговле с Далмацией, главным образом с городом Рагузой.

Одновременно с Севильей как торговый центр процветал город Медина дель Кампо, куда стекались товары из Кастилии, Галисии, Басконии, Леона, Португалии, Арагона и Андалусии. Там заключалось наибольшее количество торговых сделок на продажу, закупку и обмен товаров, прибывавших и отправлявшихся через различные порты. Наряду с Мединой дель Кампо в торговой жизни страны участвовали Бургос, Толедо, Сеговия, Медина де Риосеко, Вильялар, Вильялон (упоминавшийся в указе 1554 г. вместе с обеими Мединами), Кордова, Гранада, Хаен, Баеса, Сантьяго, Бильбао, Сан Себастьян, Сарагоса и многие другие города королевств Кастилии и Арагона. Об этом свидетельствует, помимо других данных, создание товарных бирж, о которых будет сказано ниже, торговых корпораций, а также установление соответствующих правил для этих организаций.

О значительном объеме торговли Бургоса в XVI в. говорят крупные суммы, дарившиеся королям торговым консульством города, а также привилегии, полученные от монархов и правителей других стран (Франции, Фландрии); о том же свидетельствуют также значительные размеры недвижимого имущества, которым располагали объединения торговцев, и большое число морских страховых контрактов (более 1000 за 21 месяц). В различных городах Европы имелось множество агентов славившихся своим богатством кастильских торговцев, а в Брюгге их многочисленная колония существовала в течение почти всего XVI в. Представители этой корпорации пользовались большим уважением.

Торговый расцвет распространился и на район Леванта, несмотря на обстоятельства, вызвавшие позднее упадок его торговли (предоставление Севилье привилегий в торговле с Америкой; увеличение объема торговли с Америкой; почти полная потеря торговых рынков Азии в связи с вторжением турок в Константинополь и опасностью плавания в Средиземном море). Это видно из того, например, что в 1563 г. из портов Леванта была отправлена флотилия с товарами из семи галер, а в Барселоне, в конце XVII в., был восстановлен порт, на что было израсходовано много денег. Была также реорганизована школа маклеров, число которых в 1618 г. равнялось 60. В середине XVII в. этой школе были предоставлены большие привилегии.

Ярким показателем торгового расцвета на всем полуострове в тот период являлось развитие торгового флота. Конечно, в настоящее время невозможно установить точное количество его судов, поскольку многочисленные сообщения современников о торговом флоте того времени очень противоречивы. Одни упоминают о 1000 торговых судов, имевшихся к началу или к концу XVI в.; другие говорят о 100 судах, предназначавшихся лишь для торговли с Америкой, и т. д.

Что касается судов бургосских торговцев и судовладельцев, которые, согласно специальной привилегии, данной католическими королями, могли перевозить исключительно по льготному тарифу бургосские товары, известно, что в конце XVI в. они формировали ежегодно флотилии, перевозившие испанские товары во Фландрию, помимо товаров, отправляемых во французские порты Нант и Ла Рошель.

Известно также, что еще в начале XVI в. там ежегодно формировались две флотилии и что короли пользовались ими для своих путешествий. Во время войны между Карлом I и Франциском I выявлена была стоимость флотилий — потеря их оценивалась в 300 000 дукатов; в Мадридском договоре за бургосскими купцами и судовладельцами были сохранены их привилегии. Каталонцы в течение ряда лет продолжали отправлять на своих судах через Средиземное море сукна и другие ткани, бумагу, стекло, перчатки, кожи, оружие, канаты и другие товары, местные и привозные.

Однако движение судов через барселонский порт значительно сократилось в середине XVI в. Во второй половине XVII в. как Севилья, так и другие торговые порты (в том числе и кастильские) по уже упомянутым причинам пришли в упадок и перестали быть богатыми торговыми центрами, какими они были в XVI веке.

MaxBooks.Ru 2007-2020