История Испании

Общественные работы и общественные организации экономического характера - страница 2

Что касается навигации по реке Гвадалкивир от Севильи до Кордовы, то в восстановлении ее были заинтересованы представители обоих городов. Они обратились к королю во время заседаний кортесов в Толедо в 1525 г. Карл I, удовлетворяя их просьбу, согласился на назначение двух уполномоченных от каждого из названных городов, для того чтобы они «совместно с компетентными лицами» изучили этот проект. Однако ничего так и не было сделано, и в 1561 г. было вновь подано подобное же прошение Филиппу II, который послал в Севилью несколько инженеров, и среди них математика Амброзио Мариано. В 1584 г. был рекомендован проект Антонелья. Однако и на этот раз сделано ничего не было.

В царствование Филиппа IV столь же безрезультатно изучался вопрос о навигации по реке Дуеро. Так же бесплодно закончились исследования вопроса о создании канала для соединения рек Гвадалкивир и Гвадиана и о связи между реками Урола и Уромса, что дало бы возможность сообщения между Сан Себастьяном и Толосой. Ни к чему не привели исследования, предпринятые в 1678 г. в целях создания навигации на Эбро от Сарагосы до Средиземного моря и использования для этого начатого Арагонского канала, о котором говорилось выше.

В отношении мостов кое-что было сделано: были начаты постройкой или отремонтированы мосты в Картахене, Малаге, Бильбао, Сан Себастьяне, Мотрико, Хихоне, Маоне, Сеуте, Гибралтаре, Валенсии, Кадисе и др. Были предоставлены субсидии на строительство некоторых мостов, как, например, в Сан Николас де Орио и в Пасахес (оба в Гипускоа). Наиболее значительное строительство такого рода было проведено в Барселоне, где старая пристань была ликвидирована и в 1590 г. начато строительство нового порта, который после различных изменений был закончен в 1697 г.

Постройка его обошлась более 300 000 дукатов. Работы проводились под наблюдением совета ста и вновь образованного портового управления. Обычно такие постройки поручались городским советам и местным властям под руководством соответствующего совета (Кастилии, Арагона или Италии); очень часто на дорогах, ведущих к таким постройкам, встречались итальянские и фламандские инженеры.

Попытки расширения оросительной системы были не более успешны, чем попытки развития навигации. Карлу I была подана петиция о строительстве в Фонтельяс де Наварре канала от Эбро (Королевский канал Арагона) в целях орошения значительной земельной площади. В 1529 г. король принял на себя его строительство и эксплуатацию. После преодоления сопротивления, оказанного вначале некоторыми наваррскими городами, строительство канала начато было под руководством фламандских инженеров.

Однако, несмотря на успешное начало и поддержку, полученную в 1530 г. от папы Климента VII (7ю доходов духовенства, составивших в 1532 г. 280 000 дукатов), была создана лишь часть оросительного канала, доведенного до реки Халон; остальные работы были прекращены в 1538 или 1540 г. В середине XVII в. (1654 г.) построенная часть канала находилась в таком плохом состоянии, что было признано необходимым ее исправление; однако это не было сделано из-за отсутствия средств.

Точно так же не был закончен канал Хукар, который предполагали построить для орошения, земель в Альбасете и Аликанте. Такая же участь постигла канал Урхель, в целях постройки которого были проведены значительные исследования казначеем Филиппа II Мартином Франкесой и позднее представителем Урхеля Педро Риполем (XVII в.). Канал Таусте, начатый постройкой этим городом совместно с городами Фустиньано и Кабанильас (Наварра) в 1552 г., так и не был окончен. То же произошло с каналом Уэски, запланированным в 1656 г., а также с каналом Кастилии или Кампос, начатым в 1550 г., строительство которого продвигалось лишь очень незначительно, и с многими другими.

Более успешно закончилось строительство канала в Кольменаре от реки Тахо, осуществленное по инициативе и частично за счет этого города в 1530-1581 гг., а также строительство канала в Черте от реки Эбро. Но оросительных каналов было немного. Наиболее значительными каналами являлись: в Тиби, созданный в целях орошения полей Уэрты в Аликанте (XVI в.), в Эльге, в Альмансе (начатый в XV в. и законченный в конце XVI в.), Бонас — в Уэске, в Касканте, Сельене и др.

Однако их было недостаточно для удовлетворения потребностей страны; это понимали просвещенные люди того времени, о чем свидетельствует петиция кортесов 1548 г., в которой говорилось о создании оросительных каналов в Кастилии. Депутаты просили короля, чтобы он, принимая во внимание неопытность кастильцев в деле орошения, в противоположность жителям Арагона, Валенсии, Мурсии, Гранады и Наварры, «приказал прислать специалистов и поручил им исследовать реки и воды Кастилии и земли, пригодные для орошения, обеспечив проведение оросительной системы».

Однако это разумное требование неоднократно встречало сопротивление в результате общего невежества масс, особенно усилившегося в период депрессии. Об этом свидетельствует тот факт, что управление, избранное в XVII в., отклонило план канализации рек Тахо и Мансанарес, аргументируя свой отказ тем, что «если бы господь желал, чтобы эти реки были судоходными, он одним словом это осуществил бы; поэтому было бы преступным по отношению к провидению улучшать то, что провидение по непостижимым причинам пожелало оставить несовершенным».

MaxBooks.Ru 2007-2020