История Испании

Причины всеобщего экономического кризиса в стране - страница 2

В противоположность заявлению другого сторонника изгнания мавров — монаха Марко де Гвадалкоара, кортесы в 1592 и 1598 гг. отмечали, что мавры были «лавочниками, экономами, пекарями, мясниками, содержателями таверн и водовозами».

О значении мавров для сельского хозяйства (в частности, они занимались разведением риса, сахарного тростника, хлопка) свидетельствуют упомянутые выше заявления герцога Гандиа. По утверждениям других, в руках мавров было в основном сосредоточено разведение шелковичных червей, шелкопрядение и производство бумаги.

Вместо полурабского труда мавров начал применяться труд свободных христиан, который нельзя было направлять по своему усмотрению (иногда, правда, имели место крупные переселения для освоения пустующих земель. Так, например, 8000 рабочих из Пиренейского района и 7000 из Каталонии переселились в Валенсию; в другом случае было произведено переселение в Торрелес и Арагон, земли которых приносили короне доход в размере 471 533 ливров). Неизбежным последствием этого обстоятельства, по словам одного современного историка, был «печальный застой, продолжавшийся до тех пор, пока не были восстановлены социальные силы страны и не началась обработка земли».

Это следствие имело место и в новых условиях. То же наблюдалось и в промышленности. Писатели XVII в. не приписывали изгнанию мавров большого экономического значения. Лишь начиная с XVIII в. этому стали придавать большое значение. Возможно, потому, что так было выгодно с точки зрения как религиозной, так и политической, поскольку тем самым снижались или затушевывались все остальные причины упадка экономической жизни страны.

Во всяком случае, как ни велико значение факта изгнания мавров, было бы неразумно преувеличивать его. Этот факт мог лишь содействовать упадку отдельных отраслей экономической жизни Испании и лишь в отдельных районах.

Другими причинами, которым приписывали экономический упадок страны, являлись открытие Америки и экономические изменения, вызванные этим открытием. Таково было мнение писателей описываемой эпохи, как, например, Санчо де Монкада, назвавшего одно из своих произведений «Нищета Испании — результат открытия Америки». Однако если сопоставить это утверждение с точными цифрами количества эмигрантов, с цифрами, характеризующими долю промышленности (особенно частной) и торговли с Америкой в национальном богатстве страны, если учесть также то место, которое занимало огромное количество драгоценных металлов в испанской торговле и вообще в экономической жизни страны, и, наконец, долю колоний в государственных и частных доходах, то даже если эти данные и являются неполными и не вполне достоверными, все же нельзя сделать окончательного вывода о том, в какой степени и каким образом открытие Америки повлияло на упадок испанской экономики.

Утверждения же свидетелей экономического упадка страны страдают односторонностью, вызванной неосведомленностью или небрежностью при рассмотрении различных причин этого упадка, в большинстве случаев не зависевших от политики и поведения самого испанского народа или же вытекавших из фактов, которые в той или иной мере могут быть отнесены к недостаткам, свойственным тому времени.

Ссылаются также на неплодородие испанской земли, которая не могла быть естественной базой для мощного экономического развития, и на ущерб, наносимый иностранцами испанской торговле. Что касается первого, то в стране в то время ходила легенда о великолепных условиях, имевшихся на полуострове для всякого рода производства, и о естественных богатствах страны. Об этом наивно повествовала хроника «История Испании» Альфонса X в одном из параграфов, приводимом Мариана в его известной исторической работе.

Казалось бы, что ясное признание (например, кортесами и даже королевским советом в 1619 г.) необходимости изменения и улучшения природных условий путем проведения оросительных каналов должно было бы разрушить этот миф. Частая необходимость прибегать к импорту сельскохозяйственных продуктов первой необходимости также должна была бы прекратить распространение этой легенды. (Так, например, Каталония и Арагон были вынуждены ввозить зерно из Сицилии и с Балеарских островов; Валенсия обеспечивала свою потребность в зерне только на 1/3 и т. д.) Однако на деле эта иллюзорная легенда продолжала существовать наряду с реальной действительностью.

Что касается внешних причин экономической депрессии, еще точно не установленных, следует отметить косвенное влияние быстрого упадка торговли города Брюгге в XVI в. на торговлю Кастилии. Этот порт, окруженный песчаной местностью, по различным причинам утратил свое значение; процветавшее ранее производство сукон также пришло в упадок. Кастильские купцы, несмотря на все старания властей сохранить прежнее значение этого порта, остались без рынка сбыта для шерсти и всех других товаров.

Тот факт, что Антверпен стал экономическим гегемоном вместо Брюгге, не возместил ущерба, нанесенного испанцам. Одной из причин этого явилась война, нарушившая торговлю с Нидерландами. Помимо этого, можно указать на другие факты, которые могут объяснить некоторые явления упадка испанской экономики тесной связью между промышленностью и торговлей; на основе других фактов, в свою очередь, можно было бы объяснить этот упадок обычными ошибками в экономической политике, обычными во всех странах (такса, регламентация, привилегии и т. д.).

Анализируя все эти явления, приходится еще раз повторить первоначальное утверждение: к началу средних веков экономика Испании была слабой и неразвитой и целый ряд причин препятствовал улучшению положения. Правительства Испании увлекались завоеваниями; такая политика являлась главным образом следствием необходимости разрешения задач, доставшихся в наследство после Фердинанда Католика и Карла I.

В результате власти пренебрегали средствами, которые более эффективно могли бы содействовать увеличению производственной мощности и благосостоянию страны. Эти правительства, в первую очередь вследствие бездарной политики, а затем в результате абсолютной невозможности преодолеть стечение обстоятельств, были вынуждены действовать в пользу иностранцев, нанося таким образом серьезный ущерб испанцам.

Совокупность этих причин, тесная взаимосвязь между ними, возможное смягчение одних в результате возникновения других — все это в настоящее время не может быть определено полностью как вследствие отсутствия данных, так и вследствие невозможности уточнения имеющихся сведений.

MaxBooks.Ru 2007-2020