История Испании

Восстание морисков в Андалусии

В интересах соблюдения единства повествования мы не прерывали рассказа о трех военных кампаниях против африканцев и турок, которые занимали испанские вооруженные силы с 1560 по 1574 г., хотя в период между второй и третьей кампаниями, то есть между освобождением Мальты и лигой 1570 г., в самой Испании происходили, пожалуй, не менее важные события. Эти события были вызваны волнениями и восстанием мор исков в Андалусии.

Законодательные ограничения в отношении морисков, введенные еще в эпоху католических королей, продолжали непрерывно усиливаться рядом новых королевских указов и инквизиторских строгостей (о чем мы будем говорить в соответствующем месте). Мориски Гранадского королевства были людьми трудолюбивыми, честными и преданными короне. В период движения комунерос мориски остались на стороне короля, показав образцы верности.

Гранадский каноник Педраса писал о них в то время следующее: «Они и их поступки отличались высокой моральностью, договоры и обязательства исполнялись ими с большой честностью, в отношении к бедным они очень сердечны. Среди них мало бездельников и много тружеников». Несмотря на это, испанское население их недолюбливало.

Искренность морисков в отношении к христианской религии подвергалась сомнению, и тот же Педраса прибавлял, что «они христиане только внешне, а на самом деле мориски», что «они имели слабое уважение к воскресеньям и церковным праздникам и еще меньше к таинствам христианской веры». По этой причине среди духовенства существовало сильное течение, склонное применить к морискам большие строгости.

7 декабря 1526 г. был издан эдикт, по которому морискам запрещалось говорить на арабском языке, одевать национальные платья, совершать омовения, носить оружие, употреблять нехристианские имена, запрещалось предоставлять убежище необращенным мусульманам, как свободным, так и рабам. Кроме того, вводился специальный контроль за тем, чтобы не исполнялись мусульманские религиозные обряды; в ряде селений вводились христианские школы для детей морисков; наконец, в Гранаду из Хаэна переводился инквизиционный Трибунал с целью строгого преследования вероотступников.

Морискам удалось с помощью денежного подношения королю отсрочить введение этого эдикта. Но это не помешало инквизиции активизировать деятельность судов и шире применять конфискации. Еще в правление Карла I мориски пытались поднять свой голос против введения таких мер. По вступлении на престол Филиппа они снова попытались выразить свое недовольство и предложили пожертвование в 100 000 дукатов и ежегодную подать в 3000 дукатов на содержание инквизиции. Несмотря на целый ряд повторных попыток в последующие годы, морискам так и не удалось ничего добиться. В то же время злоупотребления при конфискациях все более усиливали их естественное недовольство.

8 1565 г. был подтвержден указ 1526 г., касавшийся права убежища в феодальных владениях, который был направлен прямо против многочисленных морисков, там укрывавшихся. Преследования, начавшиеся с той поры, а также произвол судебных палат, вынудили многих морисков или бежать в Африку, или укрыться в гористых районах. Через несколько лет вновь был подтвержден эдикт 7 декабря 1526 г. Но теперь он принял еще более строгую форму, и в него были введены дополнительные ограничения для морисков.

Назначение Педро де Десы, члена верховного совета инквизиции, на должность председателя гранадского суда окончательно убедило морисков, что ожидать больше нечего. Капитан-генерал маркиз де Мондехар, человек осторожный и хорошо знавший морисков, возражал против этих мер, но его мнение не было принято во внимание. I января 1567 г. эдикт был обнародован. Перед этим была, правда, сделана попытка заручиться поддержкой именитых морисков, с тем чтобы они помогли сохранить порядок среди населения.

Возбуждение было настолько велико, что даже сам Деса советовал принять более осторожные меры и смягчить форму применения нового закона. Ряд крупных феодалов, и среди них герцог Альба и командор ордена Алькантары, дон Луис де Авила, высказались за отсрочку введения эдикта в действие. Однако верх одержали сторонники эдикта — королевский секретарь Диего де Эспиноса, Деса и архиепископ Герреро.

У родителей насильственно отбирали детей (что еще во времена Сиснероса приводило к сильным волнениям) для помещения их в христианские школы, и хотя Деса и заверял морисков, что речь идет не о порабощении их детей, а только о спасении их душ, тем не менее эта мера вызвала сильное возмущение и ускорила начало восстания.

Восстание морисков таило в себе огромную опасность: с одной стороны, в этом районе, да и вообще на всем полуострове, ощущался сильный недостаток в вооружении и в войсках; с другой — было совершенно ясно, что морискам окажут поддержку берберы, алжирцы и даже турки. Мориски учитывали оба эти обстоятельства, когда решились поднять восстание. Вероятнее всего, что единственной целью их восстания была отмена эдикта. В апреле 1568 г. произошли первые стычки, и мориски обратились за помощью к фецскому королю. Со своей стороны, Мондехар продолжал настаивать на отмене эдикта в целях избежания еще более серьезных последствий. Но, как и в первый раз, с его мнением не посчитались. В декабре того же года вспыхнуло восстание.

Восставшие мориски избрали своим королем потомка Омейядов, дона Эрнаидо де Кордоба и де Валор, который принял арабское имя Абен Гумейя. Однако восставшие, недовольные тем, что он противился всяким эксцессам в отношении испанского населения, убили его и заменили новым королем — Адала Абенабо. Восставшие занимали удобные позиции в горных районах Грандды, обладали большой численностью и уже имели в своих рядах прибывших турок и алжирцев.

Капитан-генералу Мондехару с большим трудом удалось собрать военные силы; в короткой кампании, сочетая некоторые военные успехи с политикой обещаний, привлечения на свою сторону и милостивого обращения,, он сумел успокоить восставших. На этом восстание могло бы закончиться. Но Деса (получивший поддержку от правителя Мурсии маркиза де лос Белеса, который без всяких на то указаний вторгся со своей армией на территорию гранадского капитан-генеральства) воспротивился политике Мондехара и сумел настоять при дворе на своей непримиримой точке зрения.

Кроме того испанские солдаты грабили, жестоко преследовали и убивали даже тех морисков, которым капитан-генерал выдал специальные удостоверения о неприкосновенности. Возмущение и жажда мести вспыхнули с новой силой. Мондехар был смещен, и командование войсками, действовавшими против морисков, перешло к дону Хуану Австрийскому (март 1569 г.), который собрал крупные военные силы, подтянув войска из Неаполя, и установил морскую блокаду побережья.

Восстание разрослось (апрель 1569 г.), охватив район от Альпухарры до гор Альмерии, с одной стороны, и Малагу — с другой. Мондехар подчинился приказу короля и вошел в совет, состоявший при доне Хуане, который своими действиями лишил морисков последней надежды. Жители Альбайенна (3500 мужчин и множество женщин) были переселены.

Тем не менее кампания против морисков затягивалась, невзирая на приказ короля «вести войну огнем и мечом». Затяжка эта объяснялась теми же причинами, что и медлительность действий королевских правителей в период восстания комунерос. Письма дона Хуана к своему брату и различным придворным за 1569 и 1570 гг. пестрят требованиями о присылке денег на содержание войск.

В середине января 1570 г. дон Хуан активизировал свои действия и, несмотря на частые ошибки своих генералов, сумел одержать ряд побед, обеспечивших конечный успех. До марта 1571 г. Абенабо продолжал удерживаться в горах. В марте он был убит одним бандитом, который выторговал у Десы помилование для себя за это убийство короля морисков. Смерть Абенабо положила конец восстанию. Борьба с восставшими морисками была особенно кровавой из-за зверств испанских солдат.

Оставшиеся в живых участники восстания и те мориски, которые вообще не принимали участия в восстании, были переселены в различные районы Эстремадуры, Леона, Галисии, Кастилии и Севилье кой провинции.

MaxBooks.Ru 2007-2020