История Испании

Присоединение Португалии

За продолжительный период войны с Нидерландами Филипп II пытался осуществить различные политические предприятия, однако все они, за исключением одного, кончились провалом. Первое по порядку оказалось как раз единственным предприятием, увенчавшимся успехом: это аннексия Португалии.

Поводом к аннексии Португалии явилась смерть короля Себастьяна (4 августа 1578 г.). Наследником португальского престола был болезненный старец кардинал Энрике, в скорой кончине которого Филипп был совершенно уверен. Когда португальская знать стала настаивать на женитьбе дона Энрике, то Филипп, зная, что кардинал не может иметь потомства, добился от папы запрещения этой женитьбы под тем предлогом, что Энрике является духовным лицом.

Эти происки Филиппа сопровождались искусными интригами с целью привлечь на свою сторону португальскую знать и самого дона Энрике, для того чтобы подготовить объявление испанского короля наследником португальского престола. Вся подготовка велась сначала специальным послом доном Кристобалем де Моурой, к которому затем присоединились другие уполномоченные.

Кроме Филиппа, претендентами на португальский престол были: герцогиня Браганцская — дочь младшего сына короля Мануэля, предшественника короля Себастьяна, и приор де Крату, дон Антониу — законный сын инфанта Луижа (сына короля Мануэля). Филипп утверждал свой приоритет на основании того, что он был сыном младшей дочери Мануэля — императрицы Изабеллы. Против кандидатуры Филиппа говорил закон (известный под названием закона Ламегу), по которому иностранцы исключались из числа претендентов. Филипп возражал, утверждая, что испанский король не может считаться иностранцем в Португалии.

Главным соперником Филиппа был очень популярный в Португалии дон Антониу, пользовавшийся поддержкой населения, духовенства, части знати и, наконец, папы. Сам португальский король дон Энрике склонялся к кандидатуре герцогини Браганцской, пользовавшейся, по свидетельству испанского посла Моуры, поддержкой иезуитов. Однако Филипп не постеснялся обнародовать свою программу, полную обещаний и заявлений об уважении автономии Португалии.

С помощью такой программы и интриг своих представителей он добился согласия большей части португальской знати, которая на кортесах, собранных в 1580 г. в Альмейрине, проголосовала за провозглашение Филиппа наследником. Духовенство также подало свой голос за Филиппа. Против него голосовали только представители народа. Вскоре, 31 января, как и ожидал Филипп, умер дон Энрике, не успев назначить себе преемника. Почва была расчищена. Филиппу, заручившемуся поддержкой иезуитов и самого генерала их ордена Меркурино, оставалось только действовать.

Присоединение Португалии, как и следовало ожидать, прошло не совсем гладко. Сторонники приора провозгласили его в Лиссабоне королем Португалии. Тогда Филипп, подготовлявший уже с 1579 г. войска, отправил против него тридцатитысячную армию под начальством герцога Альбы, который в короткий срок овладел главными крепостями Португалии и вошел в столицу. Попав в очень тяжелое положение, приор бежал сначала в Опорто, а потом, преследуемый генералом Санчо Давилой, в Виллану де Кастельо (в окрестностях которого он чуть было не попал в руки испанских солдат).

Скрываясь от преследований, приор скитался по всей стране в сопровождении небольшой группы людей, оставшихся ему верными. Была сделана попытка заключить с ним соглашение, но переговоры ни к чему не привели, и приор бежал во Францию. С помощью французов его сторонники сумели продержаться на Азорских островах вплоть до июля 1582 г. Только блестящая морская победа, одержанная маркизом де Санта Крусом у острова Сан Мигель над французским флотом, положила конец их сопротивлению.

Годом раньше, в апреле 1581 г., португальские кортесы, собранные в Томаре, торжественно признали Филиппа II королем Португалии. Значение этого нового приобретения было велико для Испании. С одной стороны, осуществилась мечта об объединении всего полуострова, лелеемая еще со времен католических королей, с другой стороны, испанские владения увеличивались не только на самом полуострове, но — и главным образом — за счет обширных азиатских и американских (Бразилия) колоний, споры из-за которых порождали столько столкновений в эпоху Карла V.

При вторжении испанских войск в Португалию герцог Альба издал приказ о строжайшем наказании за малейшую недисциплинированность или насилие, допущенное по отношению к местному населению. Приходилось не раз прибегать к этому приказу для наказания солдат и офицеров, бесчинствовавших в Монтеморе, и для наказания виновных за грабежи в Сетубале, Каскаэсе и предместьях Лиссабона, где были разграблены монастыри монахов—приверженцев приора, а также много частных домов. Король дал клятву на кортесах в Томаре, что он не допустит назначения испанцев на государственные должности в Португалии. Надо сказать, что король честно выполнил свою клятву; его поведение в Португалии решительно отличалось от того, каким оно было в Нидерландах.

Но даже при таком поведении король оказался бессильным против враждебности народа, не желавшего испанского владычества, веками воспитанного на ненависти к своему соседу и к тому же уязвленного в своих чувствах по отношению к приору де Крату. Среднее духовенство, также настроенное против Филиппа, призывало народ к восстанию. Король вынужден был сместить многих духовных лиц, многих наказать, предварительно добившись от папы осуждения деятельности португальских монахов.

Враждебное настроение населения страны вынудило Филиппа разместить гарнизоны в португальских городах и укрепить все стратегические пункты. Португальское дворянство, хотя отчасти и довольное уступками короля, вскоре также проявило свою неприязнь и недовольство невыполнением некоторых из -обещаний, данных агентами Филиппа в период до его избрания.

MaxBooks.Ru 2007-2020