История Испании

Восстание в Португалии

Политика, проводившаяся в Португалии Филиппом II, неукоснительно продолжалась и в царствование его сына и в первые годы правления Филиппа IV. Иностранцам не разрешалось занимать государственные должности; состав старого португальского двора не менялся; португальские военные и морские силы, а также португальские финансы не использовались для чисто испанских предприятий; испанцы не вмешивались в дела португальских колоний; не предпринималось никаких шагов к лишению прав членов Браганцского дома, несмотря на то, что, как известно, герцогиня Каталина была соперницей Кастильского короля и ее популярность в стране могла стать серьезной угрозой для него.

Мало этого, Филипп II уничтожил таможенные барьеры на кастильской границе, улучшил администрацию, провел крупные работы по улучшению судоходства по реке Тахо, уменьшил безработицу и укрепил национальное законодательство. Аннексия не слишком задевала Португалию и внешне проявлялась только в наличии общего с Испанией монарха и представлявшего его вице-короля, в содержании некоторого количества испанских войск и в обложении не слишком обременительными налогами.

Знать (подкупленная еще до аннексии различными уступками и окончательно задобренная на кортесах в Томаре, где она проявила себя весьма падкой на подачки) и буржуазия были решительными сторонниками унии с Испанией и нимало не думали о борьбе за независимость.

Иначе обстояло дело с духовенством и служителями духовных орденов, в первую очередь иезуитами. Они были, без всякого сомнения, противниками той политической ситуации, которая сложилась в результате победы Филиппа II. Их оппозиционность отчетливо проявилась в правление Филиппа III. Поводом послужило намерение герцога Лермы отменить ограничительные законы против португальских евреев и даже предоставить им равные права с христианами. Это совпало с некоторым увеличением налогов, чем воспользовались иезуиты, чтобы возбудить страну и внести разлад в ее управление.

Оливарес с самого начала своей деятельности заинтересовался португальской проблемой. В докладной записке, представленной королю, о которой мы уже говорили в связи с каталонскими делами, Оливарес отмечал некоторые неблагоприятные обстоятельства. По его мнению, таковыми являлись: почти постоянное отсутствие короля; дезорганизация финансовой системы; продажность чиновников; недостаточное уважение к королевским приказам; недоверие к «новым христианам», то есть обращенным евреям.

Он предлагал устранить вышеперечисленные недостатки, а также провести постепенную взаимную ассимиляцию кастильцев и португальцев. Таким образом, Оливарес предполагал не только участить наезды короля в Португалию, упорядочить финансовую систему и т. д., но и занять португальцев на кастильской службе (в частности, в посольствах, вице-королевствах, допустить их к королевскому двору, предоставить им места в советах), а взамен назначать кастильцев на должности в Португалию. Так Оливарес полагал возможным провести ассимиляцию подданных одного короля, «которые почитают друг друга иноземцами».

Этот совет Оливареса рассматривался как стремление ограничить автономию Португалии или по крайней мере сделать унию с Кастилией еще более прочной и тесной. План в Португалии вызвал сильное беспокойство, которым воспользовались сторонники восстания. Недовольство было вызвано также и тем, что герцог Лерма вновь стал покровительствовать евреям. Он снял некоторые ограничения, в частности, разрешил им продажу их имущества в случае эмиграции (1629 г.).

Несмотря на то, что евреям все же не были предоставлены равные права с христианами, достаточно было и этой небольшой уступки, чтобы вызвать среди народа и духовенства некоторые волнения. Скоро ко всем этим причинам прибавилась еще одна, всегда действующая на сознание народных масс самым радикальным образом, — увеличение налогов. Кровопролитные войны, которые приходилось вести Испании (часто по вине своих собственных правителей), требовали все новых и новых жертв. Не избежали этих жертв и португальцы.

В 1635 г., с вступлением в вице-королевскую должность герцогини Мантуанской, в Португалии были введены дополнительные налоги, возбудившие недовольство по всей стране. Чтобы спасти положение, Оливарес не нашел ничего лучшего, как заменить все существовавшие до того времени налоги одним-единственным, но зато превышавшим все предыдущие вместе взятые. Этот довольно необычный способ «врачевания» был расценен большинством не просто как неуклюжая маскировка испанской политики в Португалии, но как заранее обдуманная провокация, рассчитанная на то, чтобы возбудить восстание, а затем воспользоваться им для осуществления замыслов графа-герцога об установлении более полного единства.

Мы уже говорили, что наиболее активным противником Испании было португальское духовенство. Уступка римским папой части (впрочем, очень небольшой) церковных доходов в пользу испанской короны еще больше усилила недовольство местного духовенства, которое всячески возбуждало португальское население. В 1637 г. в Эворе вспыхнуло первое возмущение против испанцев, в короткий срок перекинувшееся на всю Португалию, хотя ни дворянство, ни горожане, ни герцог Браганцский его не поддерживали.

Ни одна из этих социальных групп не была серьезно заинтересована в восстании, несмотря на то, что местная знать не раз выражала свое неудовольствие по поводу раздачи земельных владений испанцам. Но знать, как и горожане, возлагала больше надежд на свои петиции королю, чем на восстание. Этим объясняется та легкость, с какой было подавлено первое восстание. Однако причины, его породившие, не только не исчезли, но, наоборот, были усилены еще рядом новых. Налоги росли. В Португалии рекрутировались солдаты для ведения войны во Фландрии.

MaxBooks.Ru 2007-2020