История Испании

Восстания в Италии и Испании - страница 2

Заговорщики рассчитывали на помощь Португалии, Франции и Голландии. В 1641 г. их заговор был раскрыт. Главных участников сурово наказали (после длительного разбора его дела маркиз был публично обезглавлен в 1648 г.). Герцогу была оставлена жизнь только благодаря энергичному заступничеству его дяди — графа-герцога Оливареса.

Заговору в Андалусии предшествовало восстание в Бискайе, носившее совершенно иной характер. Волнения начались из-за намерения центрального правительства установить в этой провинции соляную монополию, что не только противоречило древней привилегии бискайцев, но и обещанию, данному депутатами еще в то время, когда местному населению впервые пришлось нести военную службу в королевских войсках.

Открыто недовольство выявилось впервые в сентябре 1631 г. на заседании хунты, собранной в Гернике. Группа крайних, обвиняя депутатов в том, что они не сумели проявить нужную энергию для защиты своих привилегий, перешла к угрозам и заявила, что будет правильней заменить их земледельцами горных районов. Серьезных последствий это заседание хунты не имело.

Вновь волнения вспыхнули только через год, вызванные установлением цен на соль. Провинциальное управление заявило протест и потребовало, чтобы все муниципалитеты, в свою очередь, также выступили с протестами. Власти Бильбао отказались присоединиться к протесту из страха навлечь на себя королевский гнев. Тогда взбунтовавшиеся жители этого города ворвались в городскую управу и угрожали смертью алькальду и рехидорам. Беспорядки продолжались в течение многих дней.

Крайние преследовали именитых горожан, не считаясь с тем, что многие из них были испытанными патриотами, как, например, рехидор Эчаварри, автор специального меморандума, направленного королю в защиту бискайских фуэрос. Восстание стало принимать заметный социальный оттенок. Среди восставших все больше проявлялись ненависть к богатым и дух равенства. Но насилия, творимые ими, вскоре превратились в настоящие преступления, причем в таких масштабах, что местные власти стали искать срочного выхода из создавшегося положения.

В Бискайю были посланы королевский прокурор Лопе де Моралес (пожизненный коррехидор) и герцог де Сьюдад Реаль, специально для восстановления общественного спокойствия. Герцог был очень подходящим человеком по своему исключительному благоразумию, сочетавшемуся с необходимой энергией; он был хорошо встречен местным населением, но Моралеса встретили недоброжелательно, особенно вооруженные народные массы Бильбао и окрестных поселений. Тем не менее благодаря стараниям герцога Моралес прибыл в столицу, причем с протестом выступил только священник Армона, глава восстания.

Известие о прибытии нового коррехидора снова возбудило крайние элементы, которые в это время занимались отыскиванием фуэрос, давно вышедших из употребления или даже никогда и не бывших известными, рассчитывая на их восстановление. На угрозы герцога они отвечали, что «монарх не располагает ни силами, ни средствами для завоевания Бискайи, против которой ничего не смогут сделать самые сильные армии и флоты. Все враги Бискайи погибнут. Так было со всеми королями, которые выступали против нее». Кроме того, они дали понять герцогу, что в случае необходимости они обратятся за помощью к Франции, Англии и Фландрии.

Герцог собрал общую хунту, которая была использована восставшими (подстрекаемыми духовенством) для выдвижения новых требований. Такое положение могло бы затянуться надолго, если бы из Мадрида не пригрозили строгими мерами, испугавшими мирных бискайцев. Городской совет Бильбао поспешил заверить короля в своей преданности и просил его наказать главных виновников восстания. Король приказал собрать специальную хунту для изучения сложившейся обстановки.

По просьбе хунты решено было в знак королевской милости отменить соляную монополию, восстановить прежнее управление провинцией и наказать главных виновников беспорядков. По решению хунты было объявлено прощение всем участникам восстания, за исключением 10 бискайцев (в их числе священника Армона, портного Чартра и др.) и тех иностранцев, которые приняли участие в беспорядках. Среди прощенных оказались даже те, кто грозился убить герцога. Шестерых вожаков восстания, ранее арестованных, казнили немедленно. Порядок был восстановлен в короткий срок.

Наряду с этими социальными и политическими событиями имел место также заговор на жизнь короля. Маркиз Эличе (сын Луиса де Аро) решил убить короля по личным мотивам. Покушение окончилось неудачей.

MaxBooks.Ru 2007-2020