История Испании

Вопрос об испанском наследстве

Людовик XIV возлагал большие надежды на брак испанского короля Карла II с французской принцессой Марией Луизой Орлеанской. Но новая королева не обладала теми качествами, благодаря которым она могла бы содействовать замыслам французского короля. Вместо того чтобы сблизиться с испанским двором, не нарушая хотя бы временно его нравов и обычаев, она с самого начала дала волю своему природному легкомыслию и оказывала явное предпочтение французам, прибывшим к испанскому двору вместе с ней или ранее проживавшим в Мадриде.

Положение усугублялось тем, что в течение нескольких лет не было никаких признаков появления на свет наследника. Все это вместе взятое подрывало надежды Людовика XIV. Кроме того, королева-мать, женщина осторожная, скрытная и решительная противница французского влияния, употребляла все усилия на то, чтобы склонить короля на сторону австрийской партии (в этом ей оказывал посильную помощь австрийский посол Мансфельд).

Для достижения своей цели австрийская партия прибегала ко всевозможным ухищрениям и интригам. Любопытно, что была даже попытка симулировать заговор нескольких французов, якобы пытавшихся отравить короля. Используя его доверчивость, в нем возбудили подозрения против королевы. Эти подозрения разделялись широкими массами мадридского населения.

Отчаявшись вернуть прежнее расположение и доверие мужа, Мария Луиза обратилась к рассеянной и легкомысленной жизни. Людовик XIV тщетно пытался убедить Марию Луизу использовать свою близость к королю для оказания давления на него в целях передачи прав на испанское наследство (в случае бездетности) французским принцам.

Преждевременная смерть Марии Луизы (ходили слухи об ее отравлении) в феврале 1689 г. положила конец проискам французов в этом направлении. Хозяином положения сделалась австрийская партия. Ее победа была закреплена новым браком Карла II с австрийской принцессой Марией Анной Нейбургской (1689 г.).

Однако необходимо отметить, что испанское общественное мнение было настроено в пользу французской ориентации и потому предпочитало видеть в качестве наследника кого-нибудь из французских принцев, да и Людовик XIV не отказался от своих замыслов даже после смерти Марии Луизы Орлеанской. В ход были пущены всевозможные интриги, которые в значительной мере облегчались полным безволием испанского монарха.

Даже зная о происках обеих враждующих партий, король бессилен был помешать им. Австрийская партия получила мощную поддержку в лице новой испанской королевы, которая опиралась на духовника короля — Матилью. Кроме того, австрийская партия располагала полной поддержкой очень ловкой придворной дамы — графини де Берлипс. Всеобщая нищета и недовольство многочисленными неудачами испанского правительства как нельзя лучше использовались борющимися партиями в политических целях.

В Испании не раз вспыхивали восстания, которые в одних случаях использовались, в других непосредственно вызывались то одной, то другой партией. В 1693 г. король разделил Испанию на три королевских наместничества, во главе которых были поставлены герцог де Монтальдо, коннетабль Кастильский и адмирал. Мера эта вызвала большое недовольство среди различных слоев испанского населения. Последовавшие за декретом новые обложения и строгие приказы о новых наборах в солдаты довели недовольство до крайних пределов. Участились случаи эмиграции.

Этим недовольством воспользовалась французская партия, которая сумела усилиться, несмотря на то что шедшая тогда война явно не должна была способствовать ее успехам. С окончанием войны в 1697 г. вновь возник вопрос об испанском наследстве, так как король оставался бездетным, а по некоторым признакам болезнь прогрессировала, и можно было ожидать его близкой кончины. Если не считать некоторых маловероятных претендентов, основными соперниками являлись Людовик XIV, рассчитывавший получить испанскую корону для своего внука — Филиппа Анжуйского, и император Леопольд I, который добивался ее для своего сына — эрцгерцога Карла.

Согласно принципам наследственной монархии, ближайшим родственником Карла II являлся не Филипп, а именно его родной племянник эрцгерцог Карл (сын Маргариты, сестры Карла II). Филипп был лишь внуком другой сестры испанского короля — Марии Терезы (супруги Людовика XIV). Эрцгерцог Карл подкреплял свои притязания ссылками на то, что он является наследником Карла I по мужской линии, так как его мать происходит по прямой линии от Фердинанда I, брата этого последнего, который был внуком католических королей.

Людовик XIV основывал свои притязания на том, что его супруга отказывалась от испанского престола лишь условно, но, поскольку условие не было выполнено, права ее сохранялись автоматически (об этом см. выше). Победа Людовика XIV в этом вопросе означала бы полную бесполезность тех войн, которые вели Аугсбургский и Венский союзы с целью предотвращения захвата части испанских владений французами.

Кроме того, вступление Филиппа Анжуйского на испанский престол означало бы включение всех испанских владений в орбиту Бурбонского дома и, следовательно, нарушение европейского равновесия. Поэтому совершенно неудивительно, что Англия, опасавшаяся планов Людовика XIV, поспешила стать на сторону Австрии.

MaxBooks.Ru 2007-2020