История Испании

Мудехары, их обращение в христианство

В результате мер, принятых католическими королями, и сопротивления этим мерам со стороны знати и кортесов Арагонского королевства к началу XVI в. на полуострове имелось два вида мудехаров: обращенные (мориски), которые жили на всей территории Кастильского королевства, в Наварре и Басконии и лишь очень немногие в Арагоне и Валенсии, и собственно мудехары, сохранившие свою религию мавры, в основном проживавшие на территории Арагона, Валенсии и Каталонии.

По отношению к первым, так же как во времена католических королей, проводилась политика ограничений и преследований; последних же, несмотря на обещания, данные в 1495, 1503 и 1510 гг. и приказ короля Фердинанда от 1508 г., решено было принудительно обращать в христианство.

Две силы с противоположными интересами и убеждениями вступили на этой почве в борьбу: с одной стороны, инквизиция и большая часть духовенства вместе с народом, с другой — дворянство и отдельные представители духовенства. Во время восстания херманий как в Валенсии, так и на Майорке ясно определилось отношение народа к мудехарам (маврам, как называло их плебейское население); их считали верными слугами и вассалами дворян, доказавшими во время войны свою верность им. Во всех городах, куда только проникали повстанцы, и в самой столице они силой заставляли мудехаров креститься. На Майорке сторонники херманий, желая оскорбить солдат вице-короля, называли их маврами, и в переговорах с королем указывали на безбожие его солдат.

Духовенство, стремясь к полному осуществлению религиозного единства на полуострове, ратовало за обращение мудехаров в христианство, а пока обращение не было проведено — за ограничение их свободы, особенно в делах религии. Для этого добивались подтверждения указов католических королей, относившихся к кастильской территории. С другой стороны, инквизиция преследовала мудехаров как подозрительных, принудительно обращенных в христианство херманиями, считая это обращение действительным, хотя существовало и противное мнение, так как многие мавры, когда миновала опасность вооруженных действий со стороны повстанцев, вернулись к своей прежней религии с ведома своих сеньоров.

Как мы уже говорили, среди духовенства также имелись влиятельные лица, которые, как и раньше, возражали против политики принудительного обращения в христианство; можно привести в пример ученого монаха иеремита Хаиме Бенета из монастыря в Мурте (долина неподалеку от Альсиры), который открыто выступал с проповедями против насилия, утверждая, что принудительное крещение равносильно подстрекательству к вероотступничеству.

Но ни эти отдельные голоса, ни покровительство феодалов своим вассалам-морискам (особенно в Валенсии, где их было больше, чем в других областях Арагонского королевства) не могли удержать тех, кто так ревностно добивался полного религиозного единства.

Кардинал Манрике, архиепископ севильский, испросил у Карла I (1524 г.) назначения следствия по поводу всех обращенных во время восстания хермании и создания комиссии, которая должна была окончательно установить, было ли действительным крещение данных лиц, и указать меры по отношению к отступникам. Комиссия, созванная в Мадриде, заседала 22 дня и, несмотря на возражения отдельных богословов, в том числе упомянутого уже Бенета, решила, что крещение является действительным и что поэтому следует рассматривать всех крещеных как обращенных в христианство со всеми вытекающими отсюда последствиями в случае отступничества, недостатка веры и неисполнения религиозных обрядов.

Королевский декрет от 4 апреля 1525 г., утвердивший это решение, предписал крестить детей всех крещенных во время восстания хермании мавров, а каждую мечеть, в которой хоть раз отслужили мессу, считать католической церковью. В связи с этим декретом папа Климент VII (до избрания кардинал Адриан) обратился с посланием (16 июня), в котором рекомендовал соблюдать осторожность и милосердие при наказаниях и преследованиях.

Тем не менее эти меры вызвали волнения среди мудехаров; многие из них, с ведома своих сеньоров, бежали в горы; в то же время члены валенсийского суда обратились к следователям с просьбой действовать осмотрительно, ссылаясь на то, что процветание страны во многом зависит от мавров.

Подобные проявления противодействия рассердили короля, решительного сторонника религиозного единства, особенно после того, что произошло в Германии. Король выразил свое порицание сеньорам и, пообещав маврам неприкосновенность (обещание было исполнено), добился, наконец, того, что беглецы вернулись в свои поселения без кровопролития. Но вместе с тем король, решив довести дело до конца, повелел креститься всем мудехарам, даже тем, кто уже был обращен.

Для этого нужно было нарушить клятву, данную (по примеру Фердинанда Католика) арагонским кортесам, не применять насилия при обращении мудехаров в христианство. Король обратился к папе с просьбой освободить его от клятвы; вначале папа отказал ему, но в конце концов уступил в том, что касалось религиозной стороны компромисса. Ясно, что политическую сторону вопроса он никак не мог урегулировать, ибо только кортесы могли освободить короля от выполнения данной им клятвы.

Это произошло в мае 1524 г., вскоре после подписания приказа о мудехарах, обращенных херманиями. В папском послании выражалось недовольство тем, что сеньоры не способствуют обращению мавров, хотя проживание необращенных мавров на территории Валенсии, Арагона и Каталонии представляет политическую опасность ввиду возможности их сношений с африканскими маврами. Папа приказывал проповедовать маврам христианскую религию, а если по истечении известного срока они не примут ее — изгнать их из страны под угрозой вечного рабства, и поручал проведение этих мер инквизиции.

До 13 сентября 1525 г. король не прибегал к помощи папского послания, но в этот день Карл объявил сеньорам и самим маврам о своем решении обратить последних в христианство, обещая им в этом случае все привилегии, которыми пользовались христиане. Не католиками могли оставаться, в Испании только рабы. Вслед за этим заявлением 3 ноября последовало обращение к великому инквизитору, сопровождаемое посланием Климента VII.

Через несколько дней, 24 ноября, был опубликован общий эдикт об изгнании всех необращенных мавров, который должен был войти в действие в Валенсии 31 декабря 1525 г., а в Арагоне и Каталонии — в январе 1526 г. Напрасно протестовали арагонские кортесы и сеньоры, ссылаясь на клятву, данную королем, и на тяжелейший ущерб, который в случае исполнения декрета будет нанесен частной собственности и общему экономическому состоянию страны; напрасно в некоторых местностях (например, в Альмонасире, Кастильо де Марии, в сеньориях графа де Луны и графа де Аранды и т. д.) мудехары оказывали вооруженное сопротивление. Сломив это сопротивление, королевская власть не оставила маврам другого выхода, кроме обращения или изгнания, которое окончательно было назначено на 15 мая.

В Валенсии было обращено значительное количество мавров (по недостоверным сведениям одного из инквизиторов — 27 000 семейств), но обращение это было фиктивным, ибо мавританские священнослужители убеждали обращенных не выполнять того, что им навязано силой. Многие мавры восстали и оказывали вооруженное сопротивление в течение нескольких месяцев, сначала в отдельных городах, затем в Сиерра де Эспадане, в Сиерра де Бернии, в Гвадалесте и Конфридесе (в настоящее время провинция Аликанте).

Пришлось призвать войска и пролить немало крови, чтобы усмирить их. Многие мавры бежали в Африку. Остальным пришлось принять христианство. Их разоружили, мечети были закрыты, а все экземпляры Корана сожжены. Тем самым мудехары как будто прекратили свое существование в Испании; здесь остались одни мориски, как в Гранаде. На деле это было не так, поскольку обращение долго еще оставалось фиктивным; но государство и инквизиция рассматривали всех мавров как обращенных.

Тем не менее валенсийские мориски добились от короля в январе 1526 г. соглашения, опубликованного в 1528 г., согласно которому они в течение сорока лет не должны были подвергаться преследованиям со стороны инквизиции. Монсонские кортесы 1528 г. (объединенные кортесы трех арагонских государств) также просили короля не преследовать обращенных, пока их как следует не научат христианской религии. Король распространил соглашение на все арагонские территории. Но, как мы увидим, оно не было выполнено должным образом.

MaxBooks.Ru 2007-2020