История Испании

Законодательство, касавшееся индейцев

Отношение к индейскому вопросу не претерпело никаких изменений в течение XVI и XVII вв. Как и во времена регентства Сиснероса, здесь боролись два направления. С одной стороны стояли колонисты, владельцы репартимьенто и завоеватели новых земель, по большей части злоупотреблявшие своим положением в отношениях с индейцами, которым должны были бы оказывать покровительство, а на деле иногда прибегавшие даже к политике террора (о жестокостях, неизбежных во всякой войне, мы не говорим, ибо это общее зло для всех времен и народов), чтобы упрочить свое господство.

С другой стороны — люди, придерживавшиеся человеколюбивых взглядов, возмущавшиеся злонамеренным искажением законов, неустанно продолжавшие свою обличительную деятельность, а также короли и Совет по делам Индий, которые дополняли, уточняли и расширяли законодательство, направленное на утверждение принципов, установленных в 1500 и следующих годах, хотя и не решались открыто уничтожить все причины (знкомьенды, репартимьенто, работу в рудниках и т. д.), порождавшие злоупотребления.

Если вспомнить многочисленные законы, принятые с 1518 по 1700 г., то можно заметить, что во всех этих законах повторяется одно и то же: настойчивые указания монахам-иеремитам (посылавшимся для надзора за поведением испанцев) и местным властям, чтобы они следили за строгим выполнением всех распоряжений, касавшихся индейцев; постоянные советы обращаться с ними мягко; приказы наказывать тех, кто заставляет индейцев работать как рабов, требует от них непосильного труда, переселяет с места их жительства и совершает другие злоупотребления; приказы, регламентирующие юрисдикцию «покровителей» и «защитников» индейцев (должность, созданная в некоторых областях по образцу должности, пожалованной Лас Касасу, временно отмененная, а затем восстановленная в 1589 г.); приказы, требующие уважения к частной собственности туземцев, возвращения им отнятого у них имущества (грамоты 1560 и 1563 гг.), сохранения существовавших у них ранее законов и хороших обычаев (1555 г.) и т. п.

Наиболее значительные нововведения, свидетельствующие о росте доброжелательного отношения к индейцам в изучаемый нами период, сводились к следующему: разрешение индейцам свободно переезжать с места на место (распоряжение от 3 ноября 1536 г. и грамота от 8 ноября 1539 г.); выделение индейцев, не подлежащих энкомьенде, которых следовало рассматривать как свободных людей (распоряжение от 9 декабря 1518 г. и др.), — индейцы эти могли жить самостоятельно и свободно избирать себе занятие; для осуществления этого опыта было организовано несколько специальных поселений на Кубе, в Сан Сальвадоре, Байамо и других местах, которые просуществовали в течение нескольких лет (1532-1535 гг. и сл.), но вскоре пришли в упадок; полное освобождение крещенных индейцев от всех повинностей (30 января 1607 г.); запрещение разлучать индейских женщин с мужьями и детьми и задерживать их в поселках и имениях энкомендеро для печения хлеба и других домашних работ, хотя бы это делалось за плату или с согласия самих женщин; запрещение отдавать индейцев в наем или в залог; различные меры, направленные на воспитание и обучение туземцев, в том числе посылка их для этой цели группами по двадцать человек с острова Эспаньолы в Испанию (9 декабря 1526 г.); советы соблюдать осторожность при наборе индейцев для обработки земли, не перевозить их из отдаленных мест, а также из жарких областей в холодные и наоборот (24 ноября 1601 г.); запрещение поселяться в домах индейцев тем, кто имеет дом или венту в поселке, а тем, кто не имеет, — приказ платить за постой (11 августа 1613 г.); назначение в каждом суде правительственных адвокатов и прокуроров по делам индейцев (9 апреля 1591 г.); позже, впрочем, с туземцев Новой Испании стали взимать по полреала с каждого в пользу суда за ведение их дел и тяжб (1623 г.); отмена сохранявшейся еще в некоторых местностях власти старых касиков, угнетавших индейцев повинностями и податями (различные законы 1537, 1552, 1577, 1628 и 1654 гг.), и, наконец, неоднократные распоряжения о том, чтобы индейцев допускали к исполнению административных должностей, «дабы... они могли усвоить наш образ жизни и смысл наших действий как в области управления, так и во внутренней политике и в совместном разрешении всех дел» (послание императрицы от 12 июля 1530 г.).

Были случаи, когда индейцы назначались на должность альгвасила, причем король выражал недовольство тем, что их не назначали рехидорами (послание от 20 мая 1532 г.). Распоряжения, касавшиеся общих вопросов обращения с индейцами, были в XVII в. весьма многочисленны.

Наряду с этим усугублялось различие — отмеченное уже грамотами 1501 и других годов — между свободными индейцами и теми, которые могли быть, так или иначе, обращены в рабство. На сей счет в законах, изданных с 1528 по 1534 г., имеется много неясностей. Так, устав 4 декабря 1528 г. ставит своей целью исправить все злоупотребления, совершенные при обращении в рабство пленных индейцев, но вместе с тем признает, что в известных случаях индейцы могут стать рабами. То же явствует из главы XXXIII упомянутого послания от 1532 г., касающейся индейцев опильсанго, населявших Мексику, и других.

Между тем в грамоте 1530 г. и во многих других распоряжениях отрицается право держать индейцев в рабстве. Все сомнения были разрешены предписанием от 20 февраля 1524 г., которое твердо признает существование индейцев-рабов и разрешает сделки по купле и продаже индейцев как между испанцами, так и между испанцами и касиками.

В инструкциях, посланных в 1535 г. вице-королю Мексики Антонио де Мендосе, подтверждается то же положение, хотя вице-королю и поручается проверить, каким образом проводилось в этой области обращение индейцев в рабство, «дабы уведомить короля, достаточно ли было его повелений, чтобы исправить все злоупотребления и бесчинства при этом допущенные». Из этого документа ясно видно, что существовавшее положение само по себе порождало величайшие злоупотребления.

MaxBooks.Ru 2007-2020