История Испании

Судебные управления и полиция

В основном судебные органы остались такими же, какими создали их католические короли: совет — во главе, апелляционные суды и аудиенсии в областях, королевские алькальды, старшие алькальды, коррехидоры и т. д.

Говоря о правительственной деятельности королевского совета, мы указали, как произошло разделение на палаты, и убедились, что хотя только три из них назывались судебными палатами, вопросы судопроизводства не находились исключительно в их ведении, а подлежали также рассмотрению палаты управления.

По плану 1608 г., первая судебная палата состояла из пяти судей, остальные две — из трех судей каждая. Дела распределялись согласно их характеру и важности, причем палаты могли иногда проводить совместные заседания. Раз в неделю совет собирался в полном составе для рассмотрения дел, подлежавших общему обсуждению. Персонал совета (и, следовательно, отдельных палат) составляли: советники, оидоры (или правоведы), прокуроры, докладчики и счетчики, сборщики штрафов и пеней и другие младшие чиновники.

Совет мог назначать специально уполномоченных судей, когда это требовалось либо для лучшего ознакомления с делом, либо для проверки проведенной ревизии или инспекции. Кроме того, он назначал каждый год судью-ревизора или инспектора для надзора за действиями чиновников совета — от докладчиков и ниже, — то есть всех, за исключением советников и прокуроров. Для наблюдения за коррехидорами (шестьдесят восемь человек в Кастилии в 1610 г.), аделантадо (три человека), магистрами военных орденов и т. д. палата управления выбирала опытных и честных людей, поручая им сообщать совету все, что они узнают о поведении указанных представителей власти.

Кроме трех апелляционных судов или аудиенсии, существовавших в 1505 г., были организованы еще три: одна в Севилье, вторая на Канарских островах и третья на Майорке. В Валенсии такая аудиенсия существовала с давних пор. В Севилье аудиенсия первоначально являлась апелляционным судом для разбора гражданских дел, по которым были вынесены приговоры городскими судьями. Позже она распространила свою компетенцию на большую территорию и на уголовные дела, что вызвало серьезные разногласия с капитулом по вопросам юрисдикции.

Аудиенсия Канарских островов также занималась апелляциями и по гражданским и по уголовным делам. Главы этих судов назывались президентами, правителями или регентами. Разница между апелляционными судами и аудиеисиями была чисто иерархическая: первые являлись более высокой инстанцией (Вальядолид и Гранада), хотя в некоторых документах они тоже называются аудиенсиями (указ 1572 г. и др.). Чиновники апелляционных судов и аудиенсий делились в общем на те же классы и несли те же функции, что и в советах. Оидоры и судьи были королевскими чиновниками.

При дворе наряду с советом существовал институт королевских алькальдов. Указом 1583 г. количество их было увеличено до шести вместо четырех, бывших при католических королях. Четверо из них ведали уголовными делами и апелляциями по приговорам коррехидоров и других местных судей первой инстанции, остальные два — гражданскими делами (уставы 1583 и 1600 гг.). Согласно этим уставам, три раза в неделю пятеро из столичных алькальдов составляли так называемую аудиенсию провинции для разбора гражданских дел.

При аудиенсиях и апелляционных судах имелись независимые от них в своих функциях «судьи по уголовным делам»; но с 1692 г. они заседали под председательством оидора; еще со времен установления этой должности (в эпоху католических королей) «судьи по уголовным делам» в случае их отсутствия могли быть заменены оидорами.

В тех же инстанциях имелись и другие судьи (с 1572 г.): трое, специально ведавшие тяжбами за звание идальго и делами, связанными с алькабалой, а также несколько квартальных судей, которые занимались гражданскими и уголовными делами и обладали известными административными правами. В Мадриде их функции исполняли королевские судьи. В Вальядолиде действовали верховный судья Бискайи и бискайский апелляционный суд.

Наконец, старшие алькальды городов и капитулов по-прежнему ведали гражданскими и уголовными делами, хотя их права все больше ущемлялись указанными выше специальными чиновниками; то же можно сказать о коррехидорах, аделантадо и т. д.

Таково было положение судебных органов. Кроме того, нужно упомянуть об исключительных правах военных трибуналов, военных орденов, инквизиции и т. д. Так, например, на Канарских островах все дела распределялись между аудиенсией и генерал-капитаном, причем ведению последнего подлежали «все гражданские и уголовные процессы» по делам военных, а также «тяжбы и споры» между военными и крестьянами, проживавшими на островах.

К этому времени развернулась деятельность адвокатов и прокуроров как помощников правосудия. Представители и тех и других присутствовали в совете и апелляционных судах, причем специальной обязанностью некоторых из них было защищать и представлять бедноту. Аудиенсий и совет должны были утверждать адвокатов, прежде чем допускать их к выступлениям перед судом. Первые коллегии адвокатов были основаны в Сарагосе (1543 г.), Вальядолиде (1592 г.) и Мадриде (1595 г.).

Все эти судебные органы не смогли бы навести порядок в юридической жизни Испании, устранить давнишние злоупотребления, обеспечить гражданам общественное спокойствие и возможность пользования своими правами, если бы не принимались соответствующие меры и установления. О борьбе с опасностью неприятельского вторжения и о церковных трибуналах и церковном законодательстве мы будем говорить в соответствующем месте. Здесь же скажем о пенитенциарной системе. Положение ее было весьма плачевно.

Вследствие продолжительных войн и гражданских междоусобиц, нищеты и общей распущенности нравов общественная безопасность свелась к нулю. Бандитизм по-прежнему был страшной язвой всей страны, а непрерывные стычки воинственно настроенных идальго ежедневно обагряли кровью улицы и площади столицы и всех городов. Против этого государство было бессильно.

Мы уже видели поражение святой эрмандады, которая продолжала еще существовать в Кастилии, не выполняя своих первоначальных функций нигде (хотя законы и декреты, относящиеся к ней, издавались по-прежнему), кроме Толедо, в котором была проведена ее реорганизация. Никакой другой институт не пришел ей па смену.

Ночные обходы алькальдов и полиции в городах были бесполезны и вскоре стали объектом сатирической литературы. Наказания против воров, разбойников и грабителей, запрещение носить оружие, которое легко было бы спрятать, преследование бродяг и бездельников и наказание их отправкой на галеры и кнутом1, договор о взаимной выдаче преступников между Арагоном и Кастилией, заключенный на заседании кортесов в Тарасоне, — все эти меры не принесли результатов из-за невозможности привести их в исполнение и из-за продажности чиновников, о которой постоянно упоминается в литературе того времени.

С другой стороны, тюрьмы, куда сажали преступников, которых удавалось поймать, были, так же как и в прошлые века, очагами коррупции, где, подкупая тюремщиков, преступники пользовались неограниченной свободой, что не могло не отразиться на общественной жизни. Описание некоторых тюрем, оставленное нам писателями того времени, доказывает не только бесполезность этих подсобных средств правосудия, но и несомненную их вредность.

MaxBooks.Ru 2007-2020