История Испании

Рост государственных расходов и новые налоги

Осложнения внутреннего, а особенно международного характера, которыми так. богата была эта эпоха, разумеется, не способствовали процветанию финансов страны. Государственные средства неизбежно должны были в первую очередь расходоваться на военные и дипломатические надобности; расходы эти компенсировались выгодами чисто политического характера (расширение территории, гегемония в Европе, военная слава), но никак не отражались на общественном богатстве или благосостоянии граждан и даже не приносили коммерческих прибылей, которые в настоящее время всегда сопутствуют политическому господству нации.

Напротив, постоянные войны мешали и вредили росту общественного достояния даже в колониях, несмотря на существование монополии. Застой в хозяйственном развитии, сокращая источники государственных доходов, скоро привел к экономическому регрессу, что с каждым днем усложняло финансовое положение страны.

Когда Карл I вступил на престол, финансы страны были совершенно расстроены. Административный произвол фаворитов-фламандцев и расходы, которые были вызваны борьбой короля за императорскую корону и превратили его в слугу немецких банкиров, еще больше разорили государственную казну в первые же годы его царствования. Известно, какую роль сыграли в восстании комунерос постоянные требования денег со стороны короля и его попытки ввести новые налоги.

Отдельные статьи бюджета значительно выросли. Когда умерла Изабелла I, бюджет, не считая долга, равнялся 320 млн. мараведи; через тридцать шесть лет после того, как на трон вступил ее племянник (1554 г.), бюджет исчислялся в 2 771 884 дуката (дукат равнялся 375 мараведи).

Такое увеличение было вызвано ростом расходов королевского двора и военных расходов. Пышность, свойственную бургундскому двору, Карл I перенес в Испанию, в связи с чем расходы выросли с 12 000 — 15 000 мараведи, тратившихся ежедневно во времена католических королей до 150 000 мараведи, то есть до 150 000 дукатов в год (1543 г.; в 1536 г. тратилось больше 170 000 дукатов, а в 1518-1521 гг., по свидетельству итальянского посла, расходовалось 212 000 дукатов).

Расходы принцев также сильно возросли. В 1543 г. Филипп и его брат получили для своего двора 65 000 дукатов, в 1550 г. только Филипп получил за четыре месяца 55 000 дукатов. В 1562 г. общие расходы двора составляли 415 000 дукатов, во времена Филиппа III — 1 300 000, а при Карле II — 1 500 000 дукатов.

Естественно, что кортесы протестовали против этих излишеств, напоминая о былой умеренности кастильских королей, и неоднократно требовали (в 1520, 1523, 1553 и 1558 гг.) возвращения к старым традициям. В 1562 г. сам главный казначей, приведенный в ужас расходами двора, просил: «Да соблаговолит ваше величество установить при дворе порядок, принятый в Кастилии».

Эта растущая статья расходов еще больше увеличилась во время последующих царствований, особенно после того, как управление государством перешло в руки фаворитов, а короли (Филипп III, Филипп IV) проводили свою жизнь главным образом в развлечениях и празднествах, которые устраивали для них те же правители. Браки членов династии тоже сопровождались неимоверным расточительством.

Вначале военные расходы, которые, впрочем, всегда были велики, выросли относительно мало. Бюджетные ассигнования на армию и флот в 1504, 1543, 1550 и 1560 гг. почти совсем не изменялись. При Филиппе II войны с Францией, Нидерландами и Италией вызвали резкое увеличение военных расходов. Только на войну во Фландрии с 1598 по 1609 г. было истрачено 37 488 565 дукатов, больше 4 000 000 эскудо. Снаряжение Непобедимой Армады потребовало огромного напряжения всех сил страны. Согласно документу эпохи Филиппа II, с 1648 по 1660 г. на военные нужды было израсходовано 164 914 000 дукатов медью.

Причем нужно принять во внимание, что жалование солдатам в большинстве случаев не выдавалось, что необходимость военных расходов всегда застигала казначейство врасплох и вызывала немало споров и что часто некоторые военачальники оплачивали из своих средств те расходы, которые не могло оплатить финансовое ведомство. Многие из этих зол берут начало еще в эпоху Карла I.

Невозможность удовлетворить все неотложные нужды заставляла королей просить денег в долг и тем самым заранее расходовать будущие поступления. При таком положении привести бюджет в равновесие было невозможно. Заключение долговых обязательств и неустойчивость бюджетов, вызванная тем, что поступления будущих годов бывали израсходованы заранее, являлись основной причиной роста расходов и частых финансовых катастроф, хотя государство не раз прибегало к испытанному средству — не платило по своим обязательствам.

Не удивительно поэтому, что, невзирая на льстившие национальной гордости военные победы, кортесы и знать — даже в те времена, когда победы были часты, — много раз просили об установлении мира и прекращении военных авантюр. Так было на кортесах 1523 г., на собрании знати в Толедо в 1538 г. и, очевидно, еще чаще в те годы, когда военная удача изменяла испанскому оружию. Непосредственным результатом военной политики было увеличение существовавших налогов и введение немалого количества новых.

Мы уже видели, как часто Карл I просил кортесы о субсидиях, как стремился он распространить податное обложение на освобожденные от него сословия и ввести в Кастилии сису по примеру Арагона. Поведение знати на собрании 1538 г. расстроило его планы; интересно, что коннетабль не только отверг проект обложения налогами представителей его сословия, но и ходатайствовал о том, чтобы не слишком обременяли ими плебеев.

MaxBooks.Ru 2007-2020