История Испании

Доходы с некастильских областей и дефицит

Все сказанное выше, за исключением некоторых общих замечаний, относилось к доходам, поступавшим из Кастилии. Но нам известно, что, кроме тех налогов, которые уплачивались Арагоном, Наваррой, Басконией и американскими колониями, значительные доходы в течение некоторого времени — особенно в царствование Карла I и Филиппа II — приносили также государства, принадлежавшие ранее Бургундскому дому.

В общем нужно сказать, что в Арагоне, Каталонии и Валенсии королям труднее было получить помощь в виде субсидий от кортесов или в другой форме, чем в Кастилии, хотя кастильское население было обременено налогами больше, чем население других областей полуострова. Когда в 1518 г. Карлу I удалось получить от Вальядолидских кортесов 200 млн. мараведи, Арагонские кортесы выделили только 200 000 дукатов.

Позже Карл I добился того, что кортесы трех соединенных королевств (Арагон, Каталония и Валенсия) обещали выплачивать ему в течение трех лет субсидию в 600 000 дукатов ежегодно, при условии, что сам король будет открывать кортесы. Половину этой суммы должна была давать Каталония как самая богатая страна, 100 000 — Валенсия и 200 000 — Арагон. Однако известно, что не всегда король мог выполнить поставленное ему условие, и поэтому получение субсидий в этих странах всегда представляло большие трудности. Во времена Филиппа IV давление, оказанное на кортесы Оливаресом, дало повод для многочисленных жалоб и привело к каталонскому восстанию.

Нидерланды, напротив, были основной финансовой опорой Карла I и приносили ему обширные и твердые доходы. В первые годы царствования (1518-1521 гг.) доходы эти, по свидетельству генуэзского посла, достигали 450 000 дукатов, не считая 500 000 дукатов на расходы по избранию Карла главой Римской империи. Впоследствии и этот источник был исчерпан и в ответ на постоянные требования со стороны короля прелаты и города стали оказывать сопротивление, которое привело к серьезным конфликтам, например в 1528 г.

Но тогда принцесса-правительница Маргарита спасла положение, смело наложив арест на доходы брабантских епископов и применив другие жесткие меры; так или иначе, но Карл I по-прежнему находил поддержку в государствах, доставшихся ему в наследство от отца. В 1546 г. он снова получил от них четыре или пять миллионов дукатов.

При Филиппе II положение сильно изменилось, так как большие средства поглощались войной, а восстание северных провинций лишило короля части облагаемого населения. Мы уже видели, какое возмущение вызвали новые налоги, предложенные герцогом Альбой. По мере того как Испания теряла свою власть над Нидерландами, этот источник дохода быстро терял свое значение.

Доходы от Америки были неравномерны и, как мы знаем, весьма необеспеченны. До завоевания Мексики они были незначительны (около 70 000 дукатов). Когда Мексика была завоевана, они увеличились более чем вдвое, а после покорения Перу возросли невероятно. Эти доходы складывались главным образом из кинто, получаемого с рудников (со временем эта форма изменилась), и из части введенных там общих налогов (таможенных сборов, алькабалы, королевских монополий, обложения индейцев и т. д.), остававшейся после удовлетворения нужд колоний. Одни только рудники горы Потоси приносили в среднем миллион песо в год (песо равно 450 мараведи).

В 1554 г. все доходы от Индий предположительно составляли около 350 000 дукатов в год; в 1551 г. они составляли 400 000; в 1556 г. — 700 000, а позже (в царствование Филиппа II) — 1 203 233, а по мнению некоторых историков — 2 миллиона дукатов в год. Флотилия 1562 г. привезла в Испанию 5 миллионов песо золотом. Не довольствуясь обычными поступлениями такого характера, Карл I прибегал к принудительным займам (например, наложив арест на подарки, присланные Эрнапом Кортесом своей второй жене) и захвату принадлежавших частным лицам денежных сумм, которые прибывали на кораблях.

То же самое делал Филипп II, хотя кортесы и протестовали против такого произвола и просили, «чтобы в дальнейшем не приказывал (король) отбирать и не отбирал сам золото и серебро, присланное для купцов из Индий, и чтобы владельцы могли свободно получать свои деньги, а то, что взято, было бы им возвращено» (кортесы в Вальядолиде, 1558 г.). Принято думать (так думали в XVI в. иностранцы), что основу финансов Филиппа II составляли сокровища Америки; однако это мнение не подтверждается точными данными; во всяком случае, необходимо принимать во внимание, какие трудности представляла доставка доходов из Индий в Испанию.

Если бы нам точно были известны все виды поступлений в каждом году или по крайней мере в известный промежуток времени, можно было бы установить, какими средствами располагало управление испанскими финансами в XVI и X VTI вв., и тем самым получить представление о том, какую огромную сумму расходовало государство, не считая неоплаченных долгов. Но таких данных, за небольшим исключением, не существует.

Некоторые историки считают, что субсидии кортесов, так называемый налог «буллы крестовых походов», доходы от обложения морисков, поступления из Америки и приданое первой жены дали Карлу I с 1523 по 1525 г. около 4 миллионов дукатов. Первое кинто с драгоценных металлов, полученное испанским королем из Мексики, принесло 32 400 песо золотом и сто с лишним мерок серебром; второе кинто — 26 000 кастельяно; оба поступления относятся к эпохе конкисты. Упомянутый выше генуэзский посол говорит, что в период его пребывания в стране доходы Кастилии составляли от 600 000 до 700 000 дукатов, не считая субсидий; 250 000 дукатов принес налог «буллы»; конфискации, проведенные инквизицией, тоже достигали значительной суммы.

Из отчета счетной палаты конца 1554 г. следует, что до декабря 1560 г., включая не полученные еще в текущем году доходы, предстояло собрать (по всему полуострову, преимущественно по Кастилии) в общей сложности 3 549 219 дукатов; это говорит о том, что сумма годового дохода была невелика. По свидетельству венецианских послов, государственные доходы в царствование Филиппа III достигали 23 859 787 дукатов, но можно предполагать, что эта сумма сильно преувеличена.

В августе 1666 г. герцог Санлукар в документе, представленном королю, утверждал, что «поступления от всех королевств Испании и Индий, ежегодный доход от государственных налогов составляет 18 миллионов; если вычесть из этой суммы долговые обязательства и обычные проценты по ним, остается 12 миллионов; из них больше трех с половиной тратится ежегодно на различные определенные нужды; таким образом, остается 8,5 миллиона на все остальные расходы, какие необходимы в Испании и вне ее, причем не принято во внимание уменьшение доходов вследствие неплатежеспособности тех, кто их платит, и бесчестности тех, кто их собирает».

MaxBooks.Ru 2007-2020