Алфавит

Происхождение китайской письменности


Проблема происхождения китайской письменности до сих пор остается нерешенной. Гипотеза о зависимости китайской письменности от клинописи вряд ли может считаться правдоподобной. Тем не менее нет никаких сомнений в том, что между китайской письменностью и ранними формами клинописи, а также египетской письменностью существует известное внутреннее сходство, как и вообще между всеми идеографическими «переходными» системами. Не исключено, что нас может подвести здесь к правильному решению уже упоминавшаяся теория американского ученого А.Л. Крёбера о «диффузии идеи» и «диффузии стимула». Согласно этой теории, само представление о письменности (после того как она развилась в Месопотамии, Иране, в долине Инда или, может быть, в каких-либо более близких, пока не известных нам странах), достигнув Китая, могло побудить какого-либо великого китайца «изобрести» или «создать» особую письменность для китайской речи1Не ясно, как представляет себе автор возможность передачи «представления о письменности» через многие тысячи километров территории, населенной в то время бесписьменными племенами. — Прим. ред..

Местная традиция связывает истоки китайской письменности с восемью мистическими триграммами, часто употребляемыми в гаданиях (ба гуа обозначает дословно «восемь гадательных триграмм»), а также с гексаграммами, производными от триграмм, или же с узлами, аналогичными древним перуанским кипу.

Китайские гадательные триграммы ба гуа.

В то же время не менее важную роль в создании китайских знаков играли различные бирки, употреблявшиеся в разговоре типичные китайские жесты, орнаменты, ритуальная символика и т.п.

1 — китайские жесты (1—2— приказ; 3—5— клятва; 6—9— отказ; Ю— отказ от брака; 11 — захват); 2 — знаменитая «табличка императора Юя»; 3 — китайский «каменный барабан»; 4 — древние китайские знаки на бронзе и кости; 5 — иероглиф ди «владыка» на бронзе (1—7) и на костях (8—15); 6 — знаки да чжуань (а) и сяо чжуань (б); 7 — надпись на бронзе периода династии Шан-Инь; 8 — кусок кости с вырезанными на вей древними китайскими иероглифами.

Проф. У.П. Иеттс, крупнейший авторитет в области китайской письменности, совершенно справедливо подчеркивает, что в наиболее ранних из сохранившихся китайских документов, возможно относящихся к династии Шан-Инь (приблизительно с 1766 по 1122 г. до н.э.), «принципы структуры письма были те же самые, что и сформулированные впоследствии Сюй Шэнем в предисловии к словарю «Шо вэнь» (II в. н.э.), и с тех пор они не менялись». Иеттс приходит поэтому к выводу, что «структурная эволюция завершилась в очень отдаленное, не известное нам время».

Если мы не примем доводов профессора Иеттса в пользу того, что структурная эволюция китайской письменности происходила за несколько столетий до начала II тыс. до н.э., то нам останется лишь предположить, что система китайской письменности была создана искусственно сразу и целиком, причем создана кем-то, кому уже был известен сам факт существования письменности. С другой стороны, в отношении отдаленного прошлого Китая следует иметь в виду, что «все предшествовавшее историческому периоду, то есть примерно до 800 г. до н.э., остается неясным и недостоверным; многое из того, что было написано о династии Шан-Инь, не выходит за пределы догадок. Как предполагают, эта династия правила в течение шести с половиной веков, пока в 1122 г. до н.э. не была свергнута династией Чжоу. Еще более туманной представляется история династии Ся, которая якобы предшествовала династии Шан-Инь. Вообще о том, что было в Китае в течение третьего и второго тысячелетия до н.э., известно очень мало» (У. П. Иеттс).

Попытки некоторых ученых доказать шумерское происхождение древнейшей письменности Китая основываются на значительных преувеличениях. Вполне возможно, что общая концепция письменности действительно была прямо или косвенно заимствована китайцами у шумерийцев, тем не менее ни одного китайского знака, который представлял бы собой заимствование из шумерской Письменности, найти нельзя. Связь китайской иероглифики с египетской еще менее вероятна. Китайская письменность не менее самобытна, чем китайское искусство и китайские обычаи. Как указывает профессор Криль, вопрос о происхождении китайской письменности остается пока нерешенным. «Конечно, могут появиться и новые данные, но пока мы не располагаем такими фактами, которые говорили бы о возникновении или развитии китайской письменности где-либо за пределами территории, известной нам как территория Китая».

По мнению Л. Хопкинса и других ученых, придерживающихся тех же взглядов, начало китайской письменности было положено профессиональными прорицателями. Существует и иная точка зрения, связывающая возникновение китайской письменности с усложнением структуры административного аппарата.

Время создания китайской письменности неизвестно, хотя есть основания предполагать, что в начале II тыс. до н.э. она уже существовала. Известно также, что большинство хронологических систем относит доисторических (а быть может, и легендарных) императоров Фу Си, Шэнь-нун и Хуан-ди, а также секретарей последнего — Цан Цзе и Цзюй Суна (цзы шэнь — «боги письменности»), которым приписывается изобретение и систематизация китайских знаков, к середине III тыс. до н.э., а традиционная хронология — даже к XLVI в. до н.э.

В соответствии с данными «Шо-вэнь» китайская традиция приписывает первому из упомянутых «богов письменности» изобретение ба гуа; второму — изобретение мнемонического средства с применением узлов. Затем Цан Цзе создал по инициативе Хуан-ди гу вэнь, или «древние знаки». Знаки да чжуань, по данным словаря «Шо-вэнь», появились впервые в «Ши Чжоу-пянь» — книге, написанной Чжоу около IX в. до н.э. Примерно в 220 г. до н.э. Ли Сы и два других министра первого императора династии Цинь ввели якобы знаки сяо чжуань, более схематичные, чем да чжуань, примерно в то же время чиновник Чэн Мяо изобрел новое, сравнительно простое письмо, называвшееся ли-шу, которое «было принято для облегчения ведения документов, касавшихся учета значительного в то время количества пленных» (У. П. Иеттс).

До недавних пор считалось, что сведения китайской традиционной истории в какой-то мере соответствуют историческим фактам. Но в настоящее время все серьезные китаисты не только считают легендарными упомянутых выше «изобретателей» китайской письменности, но даже отрицают реальность существования реформатора письменности Чжоу. С точки зрения Л. Хопкинса, слово чжоу значит «вывод из наблюдавшихся предзнаменований», или «ответ оракула», а под знаками чжоу вэнь, вероятно, подразумевалась письменность, употреблявшаяся, например, на «хэнаньских костях». Ли Сы, несомненно, является историческим лицом; однако он считается не изобретателем системы китайской письменности, а лишь древним «унификатором» китайского письма.

В то же время, как указывает профессор Криль, раскопки китайских неолитических стоянок не дали до сих пор никаких письменных памятников, хотя «китайские археологи с особым вниманием разыскивают следы древнейшей китайской письменности». Таким образом, мы не располагаем данными, которые свидетельствовали бы о существовании китайского письма до II тыс. до н.э. Самые ранние из сохранившихся китайских надписей — надписи на гадальных костях — относятся к XIV в. до н.э., тогда как наиболее древние из дошедших до нас шумерских и египетских письменных памятников датируются второй половиной — концом IV тыс. до н.э.

Древнейшие надписи

С тех пор как Оу-ян Сю опубликовал в середине XI в. н.э. книгу «Цзи-гу-лу» — замечания о более чем 400 надписях, датируемых от древнейших времен до «Пяти династий»,— эпиграфика стала важной областью китайской науки. Библиография, опубликованная более двадцати лет тому назад (Цзинь ши вэнь, Надписи на металле и камне, Пекин, 1926), содержит 800 произведений по эпиграфике. Кроме надписей на бронзе, к концу прошлого века почти не сохранилось надписей, которые можно было бы с уверенностью отнести ко времени ранее последней четверти III в. до н.э. (династия Цинь). По мнению профессора Криля, «большая часть предметов, которые принадлежали людям того времени и могли бы служить для нас памятниками их культуры, была очень недолговечна... Книги писались на деревянных или бамбуковых табличках. Во влажном климате Китая такие материалы быстро погибают».

Надписи на глиняной посуде (обычно лишь единичные знаки) и нефрите (одна такая надпись содержит 11 знаков) очень редки. Надписей на камне, очевидно, не сохранилось; «табличка императора Юя», представляющая собой, как предполагают, копию доисторической надписи XVIII в. до н.э., с точки зрения профессора У.П. Иеттса, является «несомненной подделкой».

Знаменитые «каменные барабаны» с надписями, стоящие в воротах храма Конфуция в Пекине (десять грубо вытесанных каменных глыб, имеющих вид столбов от полутора до трех футов высотой и семи футов в окружности), обычно датируются годами правления царя Сюаня (827—782 гг. до н.э.) или даже последним веком второго тысячелетия до н.э. Профессор Иеттс и другие ученые относят их к III в. до н.э. Принято считать, что надписи сделаны письменностью да чжуань. Надписи, имеющиеся на многих китайских бронзовых изделиях, были до конца династии Шан-Инь (1122 г. до н.э.?) обычно очень короткими; некоторые содержали только один-два знака, обозначавших имя и указывавших, что предмет приносится в жертву или посвящается предкам (например: «Для отца Дина»), и т.д. Впрочем, некоторые из надписей на бронзе, особенно более поздние, довольно пространны. Часть их тщательно датирована годом, месяцем и днем, но это мало о чем нам говорит, так как датировки либо имеют сугубо местный характер, либо указывают год от начала правления «царя», не называя его по имени (для современников этого, по-видимому, было вполне достаточно).

В 1899 г. было сделано выдающееся открытие: в деревне Сяо-тунь (возможно, древний город Хэданьцзя), вблизи Аньяна, в северной части провинции Хэнань, при не вполне ясных обстоятельствах было открыто несколько тысяч фрагментов костей и черепаховых щитов с вырезанными на них древними китайскими знаками. Они отличаются поразительно хорошей сохранностью, что, по всей вероятности, объясняется консервирующими свойствами лёсса, в котором находились эти фрагменты. Часть фрагментов отличается великолепной полировкой и отделкой. «Поверхность некоторых из них была отполирована до зеркального блеска. На оборотной стороне большинства фрагментов имелись овальные углубления и Т-образные трещины» (X. Г. Криль).

Точная дата этих надписей неизвестна; некоторые ученые относят их ко второй половине династии Шан-Инь, другие полагают, что в это время данная письменность уже выходила из употребления. По мнению профессора Криля, «много костей, бесспорно, могут быть датированы царствованием У Дина (1324— 1266 гг. до н.э.). Вопрос о том, не восходят ли некоторые надписи ко времени Пань Гэна (1401—1374 гг. до н.э.), является до сих пор спорным».

По общему мнению, рассматриваемые надписи представляют собой остатки архивов царских прорицателей; это ответы, которые давались тем, кто прибегал к помощи прорицателей в различные моменты своей жизни. «Не следует думать, что, едва попав в руки ученых, эти надписи были тотчас же и с легкостью дешифрованы. Первоначально даже китайские специалисты по палеографии не могли ничего разобрать, кроме отдельных разрозненных слов, в целом же надписи оставались тайной». Тем не менее «в настоящее время ясны не только почти все знаки большей части надписей, но и точный смысл самих надписей. Это достижение не менее сенсационно и во многих отношениях не менее замечательно, чем дешифровка египетских иероглифов... Большая есть этой работы была проделана китайскими учеными» Г. Криль).

Хотя эти надписи и очень коротки (обычно они содержат не более десяти — двенадцати знаков, а число знаков в наиболее длинных надписях едва превышает шестьдесят), они имеют с точка зрения истории письменности первостепенное значение. Всего в надписях встречается, по-видимому, около 3000 различных знаков, из которых отождествлено не более 600. Чтению «хэнаньских костей» мешает ряд препятствий, в том числе недостаточная четкость дифференциации разных знаков, с одной стороны, и вариантов одного и того же знака — с другой.

MaxBooks.Ru 2007-2015