История Древнего Востока

Историография древней Месопотамии

Благодаря археологическим раскопкам и дешифровке надписей ученые смогли приступить к изучению истории и культуры древней Месопотамии. Так как внимание исследователей было сперва обращено на древнюю Ассирию, то эта новая историко-филологическая дисциплина получила название ассириологии. Лишь впоследствии изучение вавилонских памятников и шумерийских надписей расширило рамки этой отрасли истории, которая, однако, сохраняет по традиции прежнее название.

Уже в первой половине XIX в. пытались подойти к изучению истории древнего Двуречья. Первые попытки сводились к подбору и использованию свидетельств античных авторов. Привлечение археологических памятников и клинообразных надписей произвело целый переворот, поставив ассириологию на прочную почву подлинной документации. Однако обилие нового, еще недостаточно изученного материала иногда побуждало первых исследователей делать слишком широкие обобщения и строить необоснованные гипотезы.

Некоторые ассириологи пытались преувеличить значение Вавилона как древнейшего и основного очага мировой культуры, подчеркивая подавляющее влияние народов Месопотамии на развитие большинства цивилизаций земного шара. Эта так называемая теория панвавилонизма вызвала большую полемику. Подлинными создателями панвавилонской теории были ф. Делич и Г. Винклер, которые пытались утверждать, что многие представления в области мифологии, религии, магии, различные образы и сюжеты литературы, а также первые знания восходят к Вавилонии, которую они считали как бы древнейшей и основной колыбелью человечества.

Распространенные в древности мифы о сотворении мира, о всемирном потопе, земном рае, зачатки морали, идея единого божества, по мнению панвавилонистов, возникли впервые в Вавилонии и оттуда распространились среди других народов. Так правильная в основе мысль о некотором влиянии вавилонской культуры на развитие древних народов Передней Азии была доведена до нелепой крайности, так как разные формы идеологии многих народов земного шара истолковывались лишь как позднейшие изменения мифологии и астральных культов вавилонян.

Эти резкие преувеличения вызвали обоснованную критику многих крупных ученых, в частности Эд. Мейера и Ф. Куглера. Раскопки в Египте, Сирии, Индии и Китае показали, что многие народы в разных странах самостоятельно создавали и развивали свою культуру. Некоторые черты сходства позволяют сближать характерные явления культурной жизни разных древневосточных народов. Это сходство объясняется единым путем развития, а иногда взаимными влияниями. Наконец, нельзя отрицать и того, что многие достижения вавилонской культуры распространились среди древних народов Передней Азии.

Введение в научный оборот источников содействовало развитию ассириологии. Так, издание клинописных текстов дало возможность изучать письменность и языки шумерийцев вавилонян и ассирийцев. Как в узкоспециальных, так и в больших сводных работах подвергались обсуждению различные вопросы истории и культуры, в частности проблемы происхождения шумерийского народа и взаимодействия между шумерийской и вавилоно-семитской культурой, наконец, вопрос о социальных отношениях в Вавилонии и Ассирии.

Многие историки и археологи считали, что исконным населением Двуречья и древнейшими создателями культуры Южной Месопотамии были шумерийцы. Однако различия между археологическими памятниками древнейших и более поздних эпох, а также своеобразие шумерийского языка приводили к мысли о наличии более древнего населения. Английский археолог Г. Чайльд осторожно называет его протошумерийским, полагая, что именно эти древнейшие племена создали плодородную почву Месопотамии, организовав здесь древнейшие формы искусственного орошения.

Однако большинство исследователей полагают, как и Г. Чайльд, что создателями древнейшей оформленной цивилизации были шумерийцы. До сих пор не решен вопрос, откуда пришли в Месопотамию шумерийские племена. Некоторые, как, например, Л. Ууллей и Г. Чайльд, полагают, что они переселились с востока, возможно из Элама. Другие считают их прародиной северные страны (Б. Грозный).

Раскопки шумерийских городов позволили поставить вопрос о взаимодействиях между культурой шумерийцев и семитов Аккада. Многие исследователи полагали, что Шумер был родиной и источником вавилонской культуры. Очень резко против этой теории выступил в XIX в. французский семитолог Галеви, необоснованно отрицавший само существование шумерийского народа, его языка и культуры, полагая, что шумерийский язык был искусственно создан вавилонскими жрецами. Среднюю позицию в этом споре занял.Эд. Мейер, признававший существование шумерийского народа и большое влияние шумерийской культуры на семитские народы Двуречья. Однако он считал, что семиты Аккада не рабски копировали достижения шумерийцев, но многое создали самостоятельно и добавили к древней культуре Шумера.

В настоящее время ряд исследователей считают, что именно шумерийцы создали основы культуры древней Месопотамии (Л. Кинг). Американский исследователь С. Н. Крамер в своих содержательных трудах дал несколько преувеличенную характеристику шумерийской цивилизации, считая, что именно в Шумере появились первые «парламенты», первые историографы, первые судебные учреждения, первая космология, первое представление о «золотом веке», первая мораль, первые литературные дебаты и т. д. Такого рода взгляды могут привести к идеализации и модернизации, к своего рода паншумерийской теории, согласно которой если не Вавилон, то, очевидно, Шумер был прародиной мировой культуры.

Буржуазные историки, искажая процесс исторического развития и идеализируя древнее общество, пытались найти в экономике, общественном строе и в формах государства шумерийцев и вавилонян явления, характерные для более позднего времени. Так, французский ученый Кюк, преувеличивая хозяйственное развитие Вавилона, отметил наличие в нем значительного денежного хозяйства, рынков и развитой внешней торговли. Ж. Контено резко переоценил положительное значение вавилонской деспотии. Ф. Тюро-Данжен сравнивал вавилонских арендаторов с римскими колонами. И. М. Волков вслед за иностранными учеными пытался найти ленные отношения в древней Вавилонии.

Фашистские «историки», пытаясь исторически обосновать военно-разбойничью политику гитлеровской Германии, резко идеализировали рабовладельческий строй и деспотическое государство древней Месопотамии. Тегер и Эрбт видели в этом деспотизме явление вневременного и непреходящего значения. Неограниченную власть деспота они считали лучшим способом управления, всячески возвеличивая и оправдывая жестокие захватнические войны. Эти попытки навеки идеализировать рабовладельческий строй древней Месопотамии не имеют никакого научного значения, так как они основаны на тенденциозном искажении исторических фактов.

Современные американские историки, принадлежащие главным образом к реакционным кругам, подчиняя свои исторические исследования политическим расчетам, стараются изобразить США в качестве преемника «великих цивилизаций прошлого», в том числе древневосточного мира. Вместе с тем они подчеркивают то политическое и стратегическое значение, которое имеет Ближний Восток для империалистической экспансии США.

Наконец, религиозно настроенные писатели стремятся изобразить весь древневосточный мир, особенно древнюю Месопотамию, лишь как исторический фон, на котором развивалась иудейско-христианская история. Все эти политические и религиозно-догматические тенденции неизбежно приводят к фальсификации истории древневосточных народов.

Основателем русской ассириологии был М. В. Никольский, который совместно с А. А. Ивановским еще в 1893 г. произвел в Армении большую работу по собиранию и изучению памятников урартской культуры, главным образом надписей. Заслугой М. В. Никольского было то, что он впервые рассматривал историю Урарту в рамках мировой истории. Еще большую ценность представляет капитальный труд М. В. Никольского, посвященный изданию, переводу и изучению документов хозяйственной отчетности из древних архивов Шумера и Аккада, проливающих яркий свет на социально-экономические отношения, характерные для древнейших народов Месопотамии.

Среди следующего поколения русских ассириологов следует отметить И. М. Волкова, который перевел на русский язык важнейший документ — сборник законов царя Хаммурапи, и особенно В. К. Шилейко, перу которого принадлежит ряд очень ценных переводов многих клинообразных надписей, хранящихся в русских собраниях, в частности вотивных надписей шумерийских правителей, а также астрологических и астрономических, литературных и религиозных текстов.

Накопление большого количества исторических фактов позволило советским ученым не только поставить, но и частично разрешить важнейший вопрос о социально-экономической формации общества в странах Древнего Востока и в первую очередь в древней Месопотамии. Большое значение в этом отношении имели работы акад. В. В. Струве, который установил наличие рабовладельческих отношений в древнем Шумере, изучив документы хозяйственной отчетности времени III династии Ура, характеризующие организацию и эксплуатацию труда в больших царских и храмовых хозяйствах. Н. М. Никольский и И. М. Дьяконов в своих специальных трудах проанализировали вопрос о специфических формах общины и эксплуатации труда общинников в древнем Двуречье.

Над этими вопросами работал и акад. А. И. Тюменев, посвятивший капитальный труд государственному хозяйству древнего Шумера. Советские ученые продолжали издание клинообразных документов, хранящихся в советских музеях. А. П. Рифтин издал тексты и переводы документов времени первой Вавилонской династии. Наконец, много работ было посвящено изучению истории Месопотамии, в частности искусства, материальной культуры и религии (Н. Д. Флиттнер).

MaxBooks.Ru 2007-2017