История Древнего Востока

Экономика и общественный строй хеттов

Естественные условия восточной части Малой Азии способствовали развитию скотоводства как главной отрасли хозяйства местных племен. Еще Страбон отметил, что области Малой Азии, лишенные растительности, служат пастбищем для грубошерстных овец, которые являются основным богатством страны. Хеттские документы также указывают на широкое распространение скотоводства. Так, в хеттских законах 35 статей регулируют права собственности на скот.

Законодатель особенно заботился об охране интересов крупных владельцев стад. Например, за кражу крупного рогатого скота, лошади или барана полагалось 15-кратное возмещение стоимости украденного. Присвоение убежавшей скотины приравнивалось к краже; повреждение животного возмещалось уплатой штрафа. Законодатель устанавливал твердую плату за наем скота. Особенное значение имело коневодство. Лошади упоминаются уже в древнейших надписях.

В горных районах, богатых лесом, имело некоторое хозяйственное значение использование лесных массивов. Специальные статьи закона охраняли леса. Виновный в самовольной порубке леса или в краже деревьев должен был уплатить денежный штраф. Если кража достигала крупных размеров, приговор выносил сам царь.

Впоследствии наряду со скотоводством стало развиваться и земледелие. Несмотря на недостаток речной воды, хетты все же применяли искусственное орошение, хотя и в ограниченных размерах. Специальные законы регламентировали распределение воды. Так, в одной статье хеттских законов запрещается отводить воду канала.

Виновный в присвоении воды (очевидно, общинной собственности) обязан был уплатить штраф. Земледельческие орудия хеттов были очень примитивны. Несмотря на развитие металлургии, многие орудия долгое время делались из камня. В Богазкеойе были найдены зернотерки из камня (базальта и гранита). Более усовершенствованные бронзовые орудия, например серпы, появляются сравнительно поздно.

Наряду с полеводством (ячмень, полба, эммер) хетты в некоторой степени занимались огородничеством и плодоводством. Известны были виноград и маслина. Имущественные интересы владельцев фруктовых садов и виноградников охранялись законом. Виновный в поджоге огорода или виноградника должен был за причиненный ущерб уплатить высокий штраф; так, например, по одной статье закона «за одно дерево уплатить 6 шекелей серебра, а также вновь посадить посадки. Тогда он свободен от своей вины». Часть садов и виноградников, вероятно, принадлежала частным собственникам. Во всяком случае, законодатель отличает огороженный плодовый сад от неогороженного. В некоторых надписях упоминаются бобы и горох. Из технических культур был известен лен.

Горы, окружавшие степи, хранили в своих недрах металлы, главным образом медь, серебро и свинец. Важным центром добычи серебра и свинца был Болкар-Меден, где сохранились новохеттские памятники. Хетты располагали не только «горами серебра», как часто называли Тавр, но могли добывать медь и железо. В надписи царя Анитты упоминаются железные предметы, принесенные в виде дани правителем города Пуруш-ханда. В середине II тысячелетия до н. э. хетты вывозили железо даже в Египет. Раскопки в Кархемыше свидетельствуют о широком распространении железа с XII в. до н. э. в Северной Сирии и в Северо-Западной Месопотамии.

Металлом не ограничивались богатства хеттов, они имели в своем распоряжении камень и дерево. Еще в древности «горы Амана» назывались «кедровым лесом». Однако среди различных видов ремесленного сырья первое место принадлежало металлическим рудам. Этим объясняется развитие металлургии, особенно изготовление бронзовых и железных орудий и различных видов оружия.

В хеттских законах упоминаются плуги, повозки, бронзовые копья и удила, медные колышки и нож цирюльника. В тех же законах названы горшечники, кузнецы, столяры, сапожники, портные, ткачи, суконщики, изготовители копий, что говорит о большой дифференциации ремесла.

Успехи сельского хозяйства и ремесла привели к раннему развитию торговли. Это видно из деловых документов, найденных в Кюль-Тепе (в Каппадокии), которые свидетельствуют о том, что хетты вели оживленную торговлю с ассирийцами, построившими свои торговые колонии в восточной части Малой Азии уже в конце III тысячелетия до н. э. Все эти документы написаны на вавилоно-аккадском языке, слегка измененном местными влияниями. Судя по этим документам, ассирийские торговцы уже давно проникали в Каппадокию и строили здесь свои фактории.

Колонисты и купцы, обосновавшиеся в них, очевидно, происходили из Ашшура, древней столицы Ассирии, которую они называли просто «городом». Торговые колонии, построенные ассирийцами в гуще хеттского населения Малой Азии, обладали некоторой самостоятельностью. Возглавляло колонию, обычно называвшуюся «порт», городское управление — «дом города».

Наиболее крупной колонией был Ганиш. Ассирийские колонии сохраняли и некоторые связи с Ассирией; организации ассирийских купцов получали указания из Ашшура и подчинялись верховному суду ассирийской столицы.

Каппадокийские надписи проливают свет и на жизнь собственно хеттского населения. Во главе хеттских племен, образующих по крайней мере 10 маленьких княжеств, стояли князья, которые носили типично малоазийские имена. Господствующее положение занимал город Бурушханда, в котором правил «великий князь». Местные хеттские князья пользовались особыми правами при торговле металлами. В надписях упоминаются их дворцы и чиновники, что уже указывает на постепенное превращение родоплеменных союзов в древнейшие государства.

Каппадокийские документы указывают и на довольно развитые для того времени формы экономики — это сохранившиеся письма о прибытии отдельных лиц, об отсутствии ожидаемых послов, жалобы на власти, запросы об их решениях, сообщения об отправке денег, о получении или о требовании их. Судя по контрактам, торговля находилась в руках главным образом ассирийских торговых агентов (дамкаров), которые в свою очередь пользовались субагентами для перевозки денег и товаров.

MaxBooks.Ru 2007-2017