История Древнего Востока

Право и судопроизводство

Судя по законам Хаммурапи и деловым документам этого времени, законодатель и власти стояли на страже интересов правящего класса богачей и рабовладельцев. Охране собственности придается особое значение. Закон устанавливает подробный разбор дел о краже частного имущества и карает смертной казнью уличенного вора, а также продавца и покупателя, замешанных в краже. Виновного в краже храмового и дворцового имущества надлежало убить.

Закон в данном случае не требовал особых свидетельских показаний и не предусматривал смягчающих обстоятельств. Законодатель строго наказывал человека, виновного в оскорблении свободного, в особенности «человека высшего (положения)». По ст. 202-й, «если кто-нибудь ударит по щеке лицо «высшего (положения)», то следует публично ударить его 50 раз плетью». Возможно, что здесь имелось в виду наказание на мирской сходке, в общинном собрании или в ином общественном месте. А по ст. 205-й, «если чей-либо раб ударит по щеке свободного, то должно отрезать ему ухо».

Нормы древнего обычного права времени родового строя порой переплетались с новыми нормами рабовладельческой эпохи. Так за кражу со взломом виновного следовало убить и зарыть перед «этим» проломом (в стене), а за воровство при тушении пожара вора следовало бросить в огонь на месте преступления.

Поскольку здесь не могло быть вынесено судебное решение на основе законного судебного разбирательства, закон, очевидно, допускал самосуд — пережиток древнего обычного права. Таким же пережитком времени родового строя был закон эквивалентности возмездия или так называемое талионное право. По законам Хаммурапи, если человек повредил другому глаз, то «следовало повредить глаз ему самому». Если один ломал кость другому, то ему самому следовало сломать кость.

Остатки обычного права скрещиваются с нормами права рабовладельческого времени. Так, строитель имел право на установленную законом плату за единицу застроенной площади, но в то же время нес ответственность за качество построенного дома. Если плохо построенный дом обваливался и «причинял смерть домохозяину», то строитель подлежал смертной казни. Если же под развалинами дома погибал сын домохозяина, то следовало предать смерти не строителя, а его сына, так как древний обычай эквивалентности возмездия требовал кровь за кровь.

Но если обвалившийся дом убивал раба домохозяина, то строитель должен был лишь «отдать ему раба за раба». По новому рабовладельческому праву раб считался имуществом. Поэтому ущерб, причиненный рабу, возмещался его хозяину. Новое право рабовладельческой эпохи, отразившееся в законах Хаммурапи, в некоторой степени способствовало дальнейшему разрушению остатков родового строя и укреплению рабовладельческого общества в целом.

Хотя это новое право и сводится в ряд статей и принимает внешний вид «кодекса», отсутствие системы и хаотический подбор отдельных случаев (казусов), т. е. судебных решений по отдельным вопросам, придает ему весьма примитивный характер. Но все же законы Хаммурапи оказали большое влияние на позднейшее законодательство других древневосточных народов.

Судебная власть в пределах общины с древнейших времен находилась в руках общинных властей, «старейших и именитых людей» округа, а затем города. Но с течением времени общинные и храмовые суды все больше теряют свое значение. Судебными функциями облекаются чиновники, назначаемые царем: наместники (шакканакку) и правители местности (рабианум).

Появляются нормы процессуального права, которые требуют от судей не просто принимать показания свидетелей, скрепленные клятвой, а лично «исследовать дело». Закон карает виновного в лжесвидетельстве. За изменение судебного приговора на судью налагали штраф и запрещали ему впредь выполнять судебные обязанности.

MaxBooks.Ru 2007-2017