История Древнего Востока

Ассархаддон (681—668 гг. до н. э.)

Чувствуя некоторую непрочность своего положения, Ассархаддон в начале своего царствования должен был опереться на вавилонское жречество. Вавилон в течение долгих веков держал в своих руках торговлю всей южной части Передней Азии, а вавилонская культура господствовала среди большинства народов, входивших в состав великой Ассирийской державы.

Поэтому Ассархаддон не только считался с наиболее мощными группами вавилонской аристократии, но, больше того, он был вынужден бороться со все возрастающим сопротивлением иноземных коалиций и даже прибегать все чаще к дипломатической борьбе, сея раздоры между своими врагами, например, между крупнейшими финикийскими городами, что, впрочем, начали уже делать его предшественники. Наконец, он прибегал и к политике дипломатических союзов, заручаясь даже поддержкой далеких мидо-иранских правителей.

С целью укрепления своего политического престижа в странах, где господствовала вавилоно-ассирийская культура и религия, Ассархаддон начал восстановление сильно пострадавшего от прежних войн Вавилона и освободил от повинностей некоторые области и провинции не только Вавилонии, но и Ассирии. Одновременно с этим, чувствуя внутреннюю непрочность чрезмерно разросшейся Ассирийской державы, Ассархаддон еще больше укрепил «форт Салманассара III» около Калаха.

Очевидно, даже в своей столице царь чувствовал себя не совсем уверенно. Главу вавилонских мятежников ассирийские войска принудили обратиться в бегство, так что тот бежал в Элам, «как лисица». Пользуясь главным образом дипломатическими методами борьбы, Ассархаддон добился того, что его противник «был убит мечом Элама» за то, что он «нарушил клятвы богам».

Чтобы окончательно укрепить свое господство в Южной Сирии, Финикии и Палестине и во всех сопредельных странах, Ассархаддон предпринял трудную задачу нанести сокрушительный удар Египту, который столь упорно противодействовал стремлению ассирийских царей пробиться к Средиземному морю и к стране Негеб, откуда открывался прямой путь в дельту Нила. Подготавливая поход против далекого Египта, Ассархаддон вначале напал на Сидон и разрушил его укрепления. Сидонского правителя, «который, — по словам ассирийского царя,— убежал от моего оружия в середину моря», Ассархаддон «выловил из моря, как рыбу».

Победа над Сидоном отдала в руки Ассирии все южнофиникийское побережье. Даже могущественный Тир и греческие правители Кипра принуждены были откупиться от ассирийского завоевателя данью. Укрепив свою власть над аравийскими племенами, Ассархаддон начал прямые военные действия против Египта. Но только в 671 г. до н. э. ассирийским войскам удалось пробиться к Мемфису и взять штурмом древнюю столицу Египта. Забрав богатую добычу, назначив на высшие административные должности своих сторонников, ассирийский царь нанес решительный удар Тахарке, царю Египта и Эфиопии.

В большой надписи, хранящейся в Берлинском музее (ГДР), изображен Ассархаддон, стоящий в гордой позе победителя перед двумя маленькими фигурками побежденных, причем один из них изображен в виде эфиопа, а другой — семита. В сохранившемся тексте ассирийский деспот гордо объявляет, что он вырвал «корень Эфиопии из Египта». Возможно, что Ассархаддон пытался опереться на поддержку египетского населения, изображая свой завоевательный поход как освобождение Египта от эфиопского ига.

На севере и на востоке Ассархаддон продолжал борьбу с соседними племенами Закавказья и мидо-иранского плоскогорья. В надписях Ассархаддона упоминаются племена киммерийцев, скифов и мидян, с которыми ассирийцы сталкивались и ранее, но которые становятся теперь реальной угрозой для Ассирии. Недавно в развалинах крепости Калаха была найдена большая клинописная надпись с текстом договора между Ассархаддоном и одним мидо-иранским правителем.

По этому соглашению мидо-иранский правитель должен был признать Ашшурбанипала, сына Ассархаддона, престолонаследником Ассирии и всячески помогать ему, обязавшись не поддерживать какие-либо заговоры, мятежи и восстания, направленные против него. Вместе с этой надписью были найдены обломки других текстов с аналогичными договорами, которые Ассархаддон заключил с шестью другими мидо-иранскими правителями.

Очевидно, при помощи этих дипломатических соглашений ассирийский царь стремился обеспечить себе мир и поддержку местных племен на восточных границах государства. Это было особенно важно, так как вторжения киммерийцев, скифов и мидян становились все более грозной опасностью для Ассирийской державы.

Ашшурбанипал, последний значительный царь Ассирийской державы, в течение своего царствования с большим трудом поддерживал единство и военно-политическое могущество громадного государства, поглотившего почти все страны от западных окраин Ирана на востоке до Средиземного моря на западе, от Закавказья на севере до Эфиопии на юге.

Народы, покоренные ассирийцами, продолжали борьбу со своими поработителями. Далекие приморские области, прилегающие к Персидскому заливу, с их труднопроходимыми болотами были прекрасным убежищем для вавилонских мятежников, которых часто поддерживали эламские цари. Еще в конце своего царствования Ассархаддон назначил своим престолонаследником Ашшурбанипала, а Шамаш-шумукину предназначил быть царем Вавилона. Очевидно, этим было создано как бы двуединое государство под верховным контролем ассирийского деспота. Назначение Шамаш-шумукина, сына вавилонянки, вавилонским царем должно было создать иллюзию как бы автономии, дарованной Вавилону, а главенство старшего брата над младшим должно было укрепить господство Ассирии над Южной Месопотамией.

Однако «вероломный брат» Ашшурбанипала «не сдержал присяги» и поднял восстание против Ассирии в Аккаде и в Приморской стране, заручившись поддержкой арамейских племен западных степей, горных племен Гутиума и, возможно, Загра, а также арабов. Так образовалась против Ассирии могущественная коалиция, которой не только сочувствовали, но могли оказывать и некоторую поддержку города Финикии и даже Египет.

MaxBooks.Ru 2007-2015