История Древнего Востока

Образование Персидского царства. Кир (558-529 гг. до н. э.)

Наряду с мидянами в ассирийских надписях упоминаются и другие племена Иранского плоскогорья — парсуа, возможно, являющиеся предками древних персов. Ассирийцы вели борьбу с этими племенами, осевшими в одной из областей Элама, в Аншане, и здесь образовавшими союз племен. В рассказе об опустошении Элама Ашшурбанипал упоминает «Кира, царя Парсуаш», который подчиняется ассирийскому царю и посылает своего сына с дарами в Ниневию.

В борьбе с ассирийцами и мидянами союз персидских племен растет и крепнет. В середине VI в. до н. э. образуется уже довольно сильное Персидское царство. Историческая традиция и античные авторы единогласно называют основателем этого государства Кира (очевидно, Кира II, который был одним из преемников Кира I, современника Ашшурбанипала).

Стремясь опереться на исконную традицию древней культуры Элама, Кир II называл себя «царем Аншана», а также «царем Парсу», т. е. Персии. Геродот сохранил несколько сказаний, описывающих детство и деятельность Кира. Эти сказания облечены в обычную для того времени форму идеализирующей легенды, рассказывающей о жизни великого основателя большого государства. Политическая деятельность Кира произвела сильное впечатление на его современников.

Поэтому о Кире народное творчество, а в некоторой степени и религиозная пропаганда жречества, создали много разнообразных легенд. Рассказывали, что он, подобно Саргону Аккадскому, был подкидышем, которого воспитал пастух, или что он, подобно египетским фараонам или основателям Рима — Ромулу и Рему, был вскормлен благодетельным зверем.

Даже Геродот критически подходил к этим легендам, которые подчеркивали сверхъестественное божественное происхождение основателя Персидского царства. Возможно, что эти легенды возникли уже после того, как персидские цари покорили силой оружия множество стран. Эти легенды должны были объяснить и обосновать власть персидского «царя царей» над многочисленными покоренными народами. Более историчны сведения, сохранившиеся в «Вавилонской хронике» и в некоторых документах этого времени.

В этих документах говорится, что Кир начал войну с мидийским царем Астиагом (Иштувегу). Рассказывая об этой войне, Геродот использует народное сказание, в котором Кир изображен внуком Астиага. Возможно, что этот полулегендарный рассказ должен был обосновать притязания Кира на мидийский престол. В более сухом повествовании «Вавилонской хроники» говорится, что «Иштувегу собрал свое войско и пошел против Кира, чтобы его победить.

Но против Иштувегу взбунтовалось его войско и, взяв его в плен, выдало его Киру. Кир вошел в его столицу Экбатаны. Серебро, золото и прочие сокровища Экбатан были разграблены и унесены в Аншан». Так эта война кончилась разгромом Мидии и полной победой Кира. Персидские войска захватили столицу Мидии — Экбатаны. Мидия была присоединена к Персидскому царству.

И в «Вавилонской хронике» и в рассказе Геродота подчеркивается, что успех Кира и поражение Астиага объясняются недовольством мидян, которые, очевидно, восстали против Астиага, что помогло Киру быстро победить мидийское войско. Сохранилось предание, что Кир, взяв в плен Астиага, предоставил ему почетное положение. Возможно, это предание связано с тем фактом, что знатные мидяне занимали в Персии наряду со знатными персами особое привилегированное положение.

Покорив Мидию, Кир развернул широкую завоевательную политику, продолжая войны ассирийских царей. В течение короткого времени Кир подчинил Армению, Каппадокию, Лидию (547-546 гг.) и, наконец, Вавилон (538 г.). Ново-Вавилонское царство, достигшее большого расцвета при Навуходоносоре II, было крупнейшим государством того времени, а Вавилон, важнейший торговый центр, представлял собой мощную, почти неприступную крепость.

Высоко оценивая экономические ресурсы и военные силы Вавилона, Кир сперва направил внимание на упрочение своей власти в северной части Передней Азии с тем, чтобы изолировать Вавилон. Так как в это время образовался союз между лидийским царем Крезом, египетским фараоном Амазисом (Яхмосом II) и Вавилоном, Кир направил свой первый удар против Лидии, чтобы, используя экономические и людские ресурсы северной части Передней Азии, перерезать торговые и военные коммуникации Вавилона.

Когда Лидия пала под ударами персов, над Вавилоном нависла реальная угроза. Кир теперь смог направить все свои возросшие силы против вавилонского царя, тем более, что с востока и с севера персидским войскам уже не угрожала опасность. Вавилон, лишенный союзников, переживавший крупные внутренние волнения, не смог противиться персидскому завоевателю.

Сохранившиеся источники говорят о том, что Кир быстро захватил Вавилон и присоединил его к Персидскому царству. Это важное событие описано в хронике Набонида, в труде вавилонского жреца Бероса, наконец, в манифесте самого Кира, клинописный текст которого сохранился. В этом манифесте говорится, что войска персов «мирно вступили в Вавилон». Кир изобразил себя защитником Вавилона, покровителем вавилонской религии и культуры. Несомненно, что Кир при завоевании Вавилона опирался на некоторые группы вавилонского жречества. В манифесте Кира сказано: «Забота о внутренних делах Вавилона и обо всех его святилищах тронула меня.

Жители Вавилона нашли исполнение своих желаний, и бесчестное иго было снято с них... Мардук, великий владыка, благословил меня, Кира, царя, чтущего его, и Камбиза, моего сына, и все мое войско милостью, когда мы искренне и радостно величали его возвышенное божество».

Царь, побеждающий чудовище. Рельеф из дворца Дария в Персеполе

Очевидно, с этим связан и идеализованный в позднейшей легенде образ Кира; так Геродот говорил, что персы называли Кира «отцом», ибо он «благодушен и все делал на пользу подданных». На самом же деле мирное включение Вавилонии в состав Персидского царства открывало широкие перспективы для развития внешней торговли Вавилона. Именно поэтому вавилонское жречество, тесно связанное с торговой аристократией, оказало поддержку иноземному персидскому завоевателю, сыграв предательскую роль по отношению к собственному народу.

Кир не ограничился завоеванием Вавилона. Продолжая военную политику ассирийских царей и в некоторой степени отражая интересы торговой аристократии Вавилона, стремившейся к расширению торговли с западными странами, Кир пытался продвинуться на запад к торговым городам Средиземноморского побережья. Это продвижение Кира носило мирный характер. Известно, что Кир восстановил Иерусалим, позволил иудеям вернуться из вавилонского плена и начал отстраивать финикийские города.

Возможно, что Кир стремился укрепить политические и культурные связи между Персией и государствами Финикии и Палестины, заинтересовав их участием в широкой завоевательной и торговой политике Персидского царства. С другой стороны, Кир пытался заручиться поддержкой финикийских приморских городов для организации военного похода против Египта, последнего соперника Персии.

Не имея собственного флота, Кир нуждался в финикийских кораблях. Наконец, Финикия и Палестина могли стать удобными плацдармами для развертывания военных сил с целью переброски их в Египет. План завоевания Египта, сохранявшего еще остатки своего прежнего могущества, исподволь готовился Киром. Однако этот замысел не был им осуществлен.

Кира отвлекли события на востоке. Чтобы закрепить влияние Персии в северо-восточных областях Ирана и в Средней Азии, особенно в Хорезме, где скрещивалось много торговых путей, Кир совершил поход против массагетов, живших между Каспийским морем и Сыр-Дарьей. Этот поход окончился для персов неудачей.

Персидские войска, углубившиеся в страну массагетов, потерпели полное поражение, а сам Кир был убит (529 г. до н. э.). Геродот поведал нам среднеазиатскую легенду о том, как царица массагетов Томирис победила Кира, приказала найти на поле боя его труп и, погрузив его голову в мешок с человеческой кровью, сказала: «Я насыщу тебя кровью, как сказала».

MaxBooks.Ru 2007-2015