Развитие письма

Существование в доконстантиновский период письменности у славян - страница 2


Правда, древнейшее славянское письмо могло быть только письмом пиктографическим и счетно-тамговым, лишь с зачаточными элементами логографии. В сколько-нибудь развитую логографическую систему письмо это превратиться никак не могло. Никто из соседей славян логографического письма в этот период не применял, а для самостоятельного развития пиктографии в логографию требуются многие века. Сравнительно ограниченным было и применение первоначального славянского письма. Это были, видимо, простейшие счетные знаки в форме черточек и зарубок, родовые и личные знаки, знаки собственности, знаки для гадания, примитивные маршрутные схемы и т.д.

Во-вторых, не вызывает сомнений, что славяне еще до официального принятия ими христианства и до ведения азбуки, созданной Константином, широко использовали для записи своей речи на востоке и юге — греческие, а на западе — греческие и латинские буквы. Начало использования славянами греческого письма следует относить ко времени развития тесных торговых и культурных отношений славян с Византией, т.е. к VII—VIII вв.

Это подтверждается тем, что, согласно исследованиям И.И. Срезневского, Е.Ф. Карского и других, вероятным источником кириллицы было греческое унциальное письмо не IX, а VII—VIII вв. Это подкрепляется также указаниями так называемой «Солунской легенды»; согласно этой легенде, Кирилл Каппадокийский сделал будто бы попытку введения у болгар (в Солуни) видоизмененного греческого письма (из 32 букв) еще в конце VII в. Аналогичные указания имеются в византийских источниках о введении в 866 г. греческого письма у русских племен.

Почти столь же несомненно, что греческое письмо, применявшееся славянами в течение двух-трех веков до официального принятия ими христианства, должно было постепенно приспосабливаться к передаче своеобразной фонетики славянского языка и, в частности, пополняться новыми буквами. Это было особенно необходимо для точной записи славянских имен в церквах, в военных списках, для записи славянских географических названий и т.п.

Так, исподволь формировалось славянское «протокирилловское» письмо. История показывает, что аналогичный процесс происходил почти во всех случаях заимствования одним народом системы письма другого народа; например, при заимствовании финикийского письма греками, греческого — этруссками и римлянами и т.д. Славяне не могли быть исключением из этого правила. Кроме того, кирилловская азбука настолько хорошо приспособлена для передачи славянской речи, что это могло быть достигнуто лишь в результате ее длительного развития.

В-третьих, под влиянием греческого и хазарского, а возможно, также грузинского и армянского письма, славянские «черты и резы» могли постепенно приобрести буквенно-звуковое значение, сохранив частично свою первоначальную форму; из истории письма известно, что аналогичный путь прошло германское и скандинавское руническое письмо. Возможно, также, что и некоторые греческие буквы были графически изменены славянами применительно к привычным формам «черт и резов».

В отличие от протокириллицы, формирование которой, вероятно, происходило на всей славянской территории, протоглаголическое письмо, по-видимому, впервые сформировалось у восточных славян. Это подтверждается, во-первых, отсутствием упоминаний об этом письме у Храбра; во-вторых, графическим сходством многих глаголических букв с еврейско-хазарскими; в-третьих, тем, что почти все предполагаемые археологические памятники протоглаголического письма и литературные свидетельства о нем откосятся к восточным славянам.

В связи с недостаточным развитием во второй половине I тысячелетия политических и культурных связей между славянскими племенами, формирование каждого из описанных трех видов дохристианского славянского письма могло происходить разными путями. Поэтому вероятно не только сосуществование у славян этих трех видов письма, но и местных их разновидностей. В истории письма случаи такого сосуществования были очень частыми. Так, в Финикии сосуществовали угаритский клинописный и финикийский линейный алфавиты, в ахеменидекой Персии — арамейское и клинописное персидское письмо, в древней Индии — брахми и кхарошти, в Японии — катакана и хирагана и т.д.

Выдвигаемые положения наиболее близки к положениям, развиваемым за последние годы Д.С. Лихачевым о «двуалфавитности» доконстантиновского восточнославянского письма.

«Внутренние потребности классового общества,— писал по этому вопросу Д.С. Лихачев,— в условиях слабости политических и экономических связей у восточнославянских племен могли привести к образованию или заимствованию различных алфавитов на различных территориях. Знаменательно во всяком случае, хотя бы то, что единый, воспринятый из Болгарии алфавит кириллица — устанавливается только в относительно едином раннефеодальном государстве, между тем как древнейшие времена дают нам свидетельство о наличии обоих алфавитов — и кириллицы и глаголицы. Чем старше памятники русской письменности, тем вероятнее наличие в них обоих алфавитов.

Исторически нет оснований думать, что древнейшая двуалфавитность — явление вторичное, сменившее первоначальную одноалфавитность. Потребность в письменности при отсутствии достаточных государственных связей могла породить в различных частях восточнославянского общества различные попытки ответить этой потребности».

Гипотеза Д.С. Лихачева требует, однако, нескольких существенных оговорок. Во-первых, представляется возможным распространение ее не только на восточные, но на все славянские племена.

Во-вторых, видимо, правильней говорить не о «двуалфавитности», но о сосуществовании у славян в доконстантиновский период нескольких видов письма — как счетно-тамгового, так и буквенно-звукового (в том числе протокириллического и протоглаголического).

В-третьих, если первоначальное протоглаголическое письмо возможно трактовать как «местную» разновидность восточнославянского письма, то к протокириллическому письму такая трактовка навряд ли приложима. В условиях тесных связей всех славянских племен с Византией (VIII—IX вв.) греческое письмо, несомненно, применялось ими повсеместно, а протокириллическое письмо формировалось путем закономерного приспособления греческого письма к фонетике славянской речи.

Отрицать существование местных разновидностей славянского письма было бы, конечно, неправильным. Но такими разновидностями следует считать не протокириллицу и, возможно, даже не протоглаголицу, а различные варианты той и другой.

MaxBooks.Ru 2007-2015