Иллюстрирование

Книга XIX и XX вв.


В начале XIX в. оформление книги: меняется коренным образом. Пышная медная гравюра уступает место четкому и простому изображению, воскрешающему иногда технику контурной медной гравюры, предназначенной для раскраски, и даже технику обрезной деревянной гравюры. Эта тенденция намечается уже во время революции 1789 г.

XIX в. существенным образом меняет облик иллюстрированной книги сообразно с требованиями нового потребителя. Издатель заинтересован в выпуске книги дешевой и простой, но в то же время достаточно привлекательной. Переплет вытесняется художественной обложкой. Это обусловлено изменившимся, способом показа товара потребителю.

Покупатель XVI—XVII вв. заходил в лавку и не спеша осматривал полки. Поэтому имя автора и сокращенное название книги обычно писались чернилами на корешке пергаментного переплета. В конце XVIII в. на корешок стали наклеивать особый печатный ярлык с указанием имени автора, названия и года издания.

Книга XIX в. выходит на прилавок, на уличную витрину, товар показывается лицом. Внешность книги должна привлечь покупателя, и иллюстрация выносится на обложку. Мысль работает над изысканием дешевого способа исполнения этой иллюстрации и находит его в литографии, которая была открыта в 1797 г. Алоизием Зенефельдером в Германии.

Дешевизна литографии способствовала широкому применению ее для воспроизведения книжной графики.

Выполненные литографией отдельные страничные иллюстрации, иллюстрации в тексте и на обложке украшают книгу. Им уделяют внимание многочисленные художники во главе с Делакруа (иллюстрации к «Фаусту» Гёте, 1828 г., и др.). Пышно расцветает политическая сатира (Домье) и бытовая карикатура (Гаварни, Граивиль, Девериа и др.).

В России первая литографская работа помечена 1816 годом. Это литография Орловского «Всадники», которая входит в состав альбома, озаглавленного «Gravures sur pierre faites ai St. Petersburg 1816» (Гравюры на камне исполненные в Санкт-Петербурге в 1816 году).

Однако в России литография в это время широкого распространения не получила. В русской книге господствует гравюра на меди, над которой такие граверы, как происходивший из крепостных крестьян И. В. Чесский, С. Ф. Галактионов, Н. И. Уткин, А. Г. Ухтомский и др.

В 1830 г. вышло великолепное издание 62 иллюстраций Ф. Толстого к «Душеньке» Богдановича, исполненных очерковой гравюрой на меди. Это издание как бы подводит итог русской иллюстрированной книге с гравюрой на меди, расцвет которой на Западе был отмечен на несколько десятилетий ранее.

В 20-х годах русская литография начинает постепенно завоевывать положение. Многие русские художники, а также и граверы начали заниматься литографией, причем не в иллюстрировании книг, а в так называемых «увражах», т. е. альбомах без текста.

Широкое распространение литография получила в царствование Николая I, когда по заказам правительства было исполнено очень большое количество изданий на военную тематику: альбомов с рисунками обмундирования, историей полков, отдельных кампаний, альбомов с портретами военных и т. д.

С начала 30-х годов вводится у нас иллюстрирование обложек литографиями.

Солдат отдельного кавказского корпуса, литография В. Тимма

В русской книжной литографии одно из первых мест должно быть по праву отведено В.Ф. Тимму (1820—1895), талантливому художнику, оставившему большое количество работ, в частности, в «Русском художественном листке».

Это издание в истории русской литографии составляет «нашу славу и нашу гордость, и по грандиозности замысла и превосходному исполнению не знает себе подобных в Европе. Но литография, подобно медной гравюре, имеет свое уязвимое место: ее нужно печатать в книге отдельно от текста. И решающую роль в иллюстрированной книге первой половины XIX в. сыграла возрожденная деревянная гравюра, получившая новые возможности благодаря изобретенному (еще в 1775 г.) Томасом Бьюиком способу резьбы на торцовой доске. Торцовая доска делала возможными живописные эффекты, крепко внедрившиеся в книжную графику.

В XVIII в. «плебейская» по сравнению с изысканной медной гравюрой ксилография не смогла найти широкого распространения и влачила жалкое существование. Только несколько семейств мастеров работает в этой технике. В их числе были семейства Ле-Сюеров и Папильонов. Работы наиболее известного мастера Жака-Мишеля Папильона встречаются иногда даже в первоклассных изданиях наряду с гравюрой на меди. Но обычно это только книжные украшения. Позже и они заменяются в тех же изданиях офортом. В XIX в. гравюра на торцовой доске снова приобретает права гражданства.

Ксилография была относительно дешевым способом репродукции. Кроме того, она отвечала наметившейся тенденции иллюстрации — «врасти» непосредственно в текст книги.

MaxBooks.Ru 2007-2015