Всеобщая история книги

Книжное дело России в XVII веке


В XVII в. рукописное книжное дело на Руси продолжало развиваться и играло крупную роль в русской культуре и просвещении.

Центром производства рукописных церковно-служебных книг был и по-прежнему монастыри. Деловая письменность представляла различные делопроизводственные документы и акты и находилась в ведении особой системы приказных учреждений и института площадных подьячих, выполнявших нотариальные функции.

По сравнению с предшествующим веком, численность писцов-профессионалов возросла. В XVII в. число светских писцов достигло 45. Одной из форм организации труда писцов-ремесленников были мастерские. Например, в художественных мастерских Посольского приказа работали златописцы — художники, писцы, переплетчики, которые выполняли в основном заказы царского двора и Посольского приказа, но иногда принимали заказы и частных лиц.

Существовали в России в XVII в. и частные мастерские, объединявшие книготорговцев и художников. Работа писцовых мастерских характеризовалась разделением труда — каждая рукопись составлялась несколькими мастерами.

Введение книгопечатания в Московском государстве, как уже отмечалось, не привело к ликвидации рукописного способа производства книг. Вплоть до XVIII в. рукописная книга в России была распространена все еще более широко, чем книга печатная. Для этого существовал ряд причин. Это и несовершенство ремесленной техники книгопечатания, и дороговизна печатной книги по сравнению с более дешевой рукописной; это и влияние церкви, которая длительное время регламентировала чтение, в том числе, печатной книги, — факт, характерный не только для России. «В тех случаях, когда по тем или иным обстоятельствам печатная книга не могла удовлетворить общественного интереса, на помощь приходила книга рукописная, не связанная столь тесно с цензурно-политическим контролем, существовавшим за печатным словом».

Основные типографии. В XVII в. крупнейшим и, по существу, единственным в Московском государстве издательским центром был Печатный двор в Москве. На протяжении столетия он строился, разрастался, росла выпускаемая им печатная продукция.

В первое десятилетие XVII в. в Москве работали три типографские «избы». После смерти в 1602 г. Андроника Невежи во главе Печатного двора стал его сын — Иван Андроников Невежин.

В 1605 г. на Печатном дворе была открыта вторая «изба». В ней работал «печатных книг переплетный мастер» Анисим Михайлович Радищевский. Родом с Волыни, он, возможно, учился типографскому ремеслу у самого Ивана Федорова. Во главе третьей «избы» стоял мастер Аникита Федорович Фофанов. Таким образом, уже в первое десятилетие XVII в. в Москве существовали три печатных станка, каждый из которых имел своего мастера. Печатались в них церковно-служебные книги: евангелия, минеи, церковный устав.

Во время польско-литовского вторжения «печатный дом и вся штамба того печатного дела от тех врагов и супостатов разорился и огнем пожжена бысть...».

В это тяжелое для страны время книгопечатание продолжалось в Нижнем Новгороде. Сюда из Москвы перебрался Аникита Фофанов. В 1613 г. он напечатал небольшую брошюру (тетрадь), так называемый «Нижегородский памятник», в послесловии к которой рассказывается о вторжении польской шляхты в русскую землю и чинимых злодеяниях. Автор выражает радость по поводу освобождения родины от вражеских войск и возрождения Московского государства.

В 1614 г. Московский Печатный двор был восстановлен, и на нем возобновил свою деятельность вернувшийся из Нижнего Новгорода Аникита Фофанов.

Во втором десятилетии XVII в. ремесленная стадия развития книгопечатания, когда почти все производственные операции выполнялись одним лицом, уступает место мануфактурной — с присущими ей специализацией и разделением труда. На Печатном дворе работают в это время наборщики, разборщики, тередорщики (печатники), батырщики (накладывали краски на наборную форму), резчики пунсонов для отливки литер, словолитцы, переплетчики, знаменщики (украшали «подносные» экземпляры, предназначенные для царя и его ближайшего окружения). Одним из главных учреждений Печатного двора становится правильня с большим штатом справщиков, чтецов и писцов, на которых была возложена «справа», т.е. корректура и редакция печатавшихся книг. Правильня следила также за тем, чтобы печатались только те книги, которые были одобрены церковью и соответственно исправлены. Среди справщиков было немало высокообразованных для своего времени людей: Федор Поликарпов, Сильвестр Медведев, Епифаний Славинецкий, Арсений Суханов и др.

В начале 30-х гг. XVII в. на Печатном дворе появился новый мастер — Василий Федорович Бурцов-Протопопов. Он руководил особым отделением типографии и именовался «подьячим азбучного дела». С 1633 по 1642 г. он выпустил 17 книг.

В конце 70-х гг. в Троицкой башне Кремля была устроена так называемая «Верхняя» дворцовая типография. Это была личная типография царя, работавшая под руководством известного ученого, поэта и драматурга Симеона Полоцкого. В отличие от других типографий, она имела право издания книг без специального на то разрешения патриарха. За четыре года своей работы — с 1679 по 1683 г. — «Верхняя» типография выпустила шесть книг, в том числе несколько сочинений самого Симеона Полоцкого («Псалтырь рифмованная», «История о Варлааме и Иосафе», «Обед душевный», «Вечеря душевная»).

Помимо Московского Печатного двора в XVII в. существовала типография в Иверском монастыре Новгородской области. Сюда, по повелению патриарха Никона, в 1655 г. была переведена печатня Кутеинского монастыря (близ города Орши). В течение 1658-1665 гг. в Иверской типографии были напечатаны три небольшие книги и царская жалованная грамота Иверскому монастырю. В 1665 г. типография была переведена в Новый Иерусалим (Истра).

С 1647 по 1679 г. работала типография в Новгороде Северском. В ней было напечатано несколько изданий на славянском и польском языках, самым значительным из которых был «Анфилагион». В 1680 г. она была переведена в Чернигов.

Тематика и типы изданий. В XVII в. тематика рукописной книги становится все более разнообразной — она начинает постепенно утрачивать свой специфический религиозный характер, становится более светской и близкой к жизни. В московском обществе усиливается интерес к естественнонаучным и гуманитарным знаниям. В рукописных списках получают распространение оригинальные русские и переводные сочинения по истории и географии. Интерес к естественнонаучным знаниям нашел свое отражение в так называемых «травниках» — своеобразных лечебниках с описанием трав, их исцеляющих свойствах и способах их сбора. В XVII в. развивается интерес к общим вопросам биологии. Появились переводные сочинения, посвященные земледелию и животноводству. Значение, которое имели для хозяйственной практической деятельности точные календарные исчисления, породило интерес русских людей к астрономии. В середине XVII в. появились первые изложения взглядов Коперника на мир («Позорище всея Вселенные, или Атлас новый», «Селенография» и др.). Среди рукописных книг имелись произведения, дающие сведения из области механики, физики, химии. Отметим также появление рукописных книг технического содержания — по химической технологии и горному делу, по военной технике. Замечательным памятником русской рукописной книги технического характера является «Устав пушечных и других дел, касающихся до военной науки», одним из составителей которого был уже известный нам типограф и знаток военной техники Анисим Радищевский.

Рукописная книга отразила развитие русской исторической мысли. Изложение событий конца XVI и начала XVII в. содержится в книге «Новый летописец», написанной ок. 1630 г. Ряд произведений описывают исторические события прошлого, в частности, присоединение Сибири («Сибирские летописи»).

В рукописях распространялось подавляющее большинство литературных сочинений XVII в. Наряду с историческими повестями получили хождение произведения легендарного характера, бытовые повести («История о российском дворянине Фроле Скобееве», «Повесть о Горе-Злочастии»). Появились первые драматические сочинения на русском языке, написанные силлабическими стихами. Автором их был Симеон Полоцкий. Большое место среди литературных произведений занимала сатира, обличавшая пороки дворян и духовенства, изображающая нищету и бесправие народа («Азбука о голом и небогатом человеке», «Повесть о Шемякином суде», «Служба кабаку»). Во второй половине XVII в. широкое распространение в России получили переводные сборники нравоучительных повестей и рассказов: «Великое зерцало», «Звезда пресветлая», «Римские деяния».

К XVII в. относится появление первых русских (пока еще рукописных) периодических листков. Это так называемые «Куранты», или «Вести». Иногда их называли также «Столбцы». Названные так потому, что они писались на длинных — в несколько метров — узких листах бумаги, «столбом», т.е. сверху вниз. Читались «Куранты» вслух царю в присутствии небольшого числа приближенных бояр. Главное внимание они уделяли военным событиям за рубежом, придворной жизни, торговле и различным происшествиям. В «Курантах» встречаются сведения о Московском государстве, почерпнутые чиновниками Посольского приказа из зарубежной почты: о расколе («великой смуте о вере»), о стрелецком бунте, о борьбе украинского народа за независимость. Самые ранние, не сохранившиеся номера московских «Курантов» относятся к 1621 г. Первое время они составлялись в одном экземпляре как дипломатический тайный документ. В последние два десятилетия XVII в. их переписывали уже в нескольких экземплярах, и они постепенно стали утрачивать свой секретный характер. «Куранты» существовали до 1701 г., послужив основой для первой русской печатной газеты «Ведомости».

В отличие от рукописной книги, разнообразной по тематике, содержание печатных книг XVII в. определялось, главным образом, потребностями церкви. «Апостолы», «псалтыри» все еще составляют основную массу продукции Московского Печатного двора.

В то же время изменения в жизни московского общества — развитие хозяйства, государственного управления, сдвиги в культуре и просвещении — приводят к некоторым важным переменам и в издательской деятельности Печатного двора. Прогрессивным фактором следует считать выпуск сочинений, предназначенных не для собственно церковной службы, а для повседневного чтения. В эту группу входят сочинения церковных писателей Ефрема Сирина, Иоанна Златоуста и др.: сборники, составленные из произведений византийских писателей, украинских и русских авторов. Сюда же нужно отнести и «Пролог» — обширное собрание житийных и нравоучительных статей. Как сборники (или точнее, «соборники»), так и «Пролог» пользовались большой популярностью у русского читателя. Московское издание «Пролога» 1641 г. явилось первой русской печатной книгой для чтения.

Особую группу изданий XVII в. составляют буквари и азбуки, предназначенные для обучения чтению и письму. Их основной текст состоял из молитв, но в то же время они носили на себе отпечаток педагогической и литературной индивидуальности издателя.

Начало изданию букварей в Москве положил Василий Бурцов-Протопопов. В 1634 г. им был издан печатный «Букварь». Первое его издание очень быстро разошлось, и уже в 1637 г. книга была переиздана. Во втором издании, кроме церковных текстов, были помещены вирши о целях и методах учения. «Букварь» или «Азбука» Бурцова интересна также и тем, что в ней впервые в русской печатной книге XVII в. была помешена гравюра светского содержания — фронтиспис, на котором изображена сценка наказания провинившегося ученика.

В середине XVII в. спрос на печатные буквари заметно возрос. Они часто переиздавались большими для своего времени тиражами. Один из самых интересных букварей XVII в. — «Букварь словенороссийских письмен» Кариона Истомина. В нем впервые был применен метод запоминания букв с помощью картинок. Букварь был издан для Алексея, сына Петра I. Весь текст награвирован на меди в 1694 г. Леонтием Буниным. Кариону Истомину принадлежит также другой примечательный букварь, отпечатанный в 1696 г. обычным типографским способом.

В 1648 г. вышло первое московское издание «Славянской грамматики» Мелегия Смотрицкого. Московское издание было дополнено отрывками из сочинений Максима Грека и примерами грамматического разбора предложений. Для своего времени это было серьезное научное сочинение, которым пользовались вплоть до XVIII в. «Славянская грамматика» — одна из семи светских книг, изданных в Москве в XVII в. В их числе — «Учение о хитрости ратного строения пехотных людей» — переводе немецкого руководства по военному делу Вальхаузена. Книга большого формата с 35 медными гравюрами и сплошным награвированным титульным листом по рисунку Григория Благушина. Напечатана в 1647 г. Гравюры в ней были выполнены по особому заказу царя Алексея Михайловича в Голландии.

В 1649 г. выходит в свет первое печатное издание свода русских законов «Уложение царя Алексея Михайловичам. Развитие торговли, усиление влияния купечества вызвали появление таких специальных книг, как «Грамота о таможенных пошлинах» (1654 г.), «Считание удобное (1682 г.), предназначенных для людей «купующих и продающих». В 1699 г. в Москве была издана последняя светская печатная книга XVII в. — «Учение о строении пеших полков».

MaxBooks.Ru 2007-2015