История книги

Божественное изобретение


История Древнего Египта осталась бы неизвестной или непонятной, если бы Шампольон и другие египтологи не проникли в тайны этой «иероглифической» письменности, которая покрывает бесчисленные монументы в долине и дельте Нила.

Эта письменность в отличие от клинописи — строгой, геометрической, абстрактной — завораживает, она поэтична и кажется живой, так как состоит из великолепно стилизованных рисунков: человеческие головы, птицы, разные животные, растения и цветы.

Шумеры и египтяне жили в одном и том же регионе, поэтому их цивилизации имели много общего. Ученые до сих пор пытаются уловить сходство между пиктограммами одних и иероглифами других.

Но и сейчас эти исследования находятся в стадии гипотез и далеки от завершения.

Бог письменности и покровитель египетских писцов Тот, вдохновляющий Небмертуфа на чтение.

Древние египтяне считали, что письменность была создана богом Тотом и он подарил ее людям.

Слово «иероглиф, которым называют знаки египетской письменности, означает фактически «священные письмена» (от греческого слова «иерос» — священный и «глиф» — резьба).

Первые документы, содержащие иероглифические надписи, относятся к III тысячелетию до н.э.

Но похоже, что письменность появилась еще раньше. В любом случае она не подверглась никаким заметным изменениям примерно до 390 г. н.э., когда Египет оказался под властью римлян! Просто в течение тысячелетий количество знаков значительно увеличилось, от семи сотен примерно до пяти тысяч к моменту римского завоевания.

Египтяне, в отличие от своих соседей — шумеров, приняли графическую систему, которая могла выразить все.

В то время как у жителей Месопотамии примитивные надписи постепенно становились «помощниками памяти», потом письменностью, иероглифическая система с самого начала, с первых надписей была настоящей письменностью: во-первых, потому, что она более или менее соответствовала устному языку, который можно было восстановить в той мере, в какой он сохранился до наших дней в форме коптского языка: во-вторых, потому, что он отсылает к абстрактным и конкретным реалиям и содержит записи по сельскому хозяйству, медицине, обучению, а также молитвы, легенды, законы и литературу во всех формах.

Фрагмент из «Книги мертвых». Эта полоса иероглифов читается вертикально. Мы видим два знака скарабеев, которые означают «прийти в мир», между ними знак рта, означающий «говорить». Эта полоска обрывается, ее трудно перевести, но в любом случае эти знаки говорят о том, что кто-то пришел в мир и что-то сказал.

Оригинальность и сложность этой письменности обусловлены тем, что она состоит в общем из трех видов знаков: пиктограмм, то есть стилизованных рисунков, представляющих предметы или существа, сочетания знаков для выражения идей, фонограмм в виде рисунков, представляющих звуки (египтяне использовали примерно те же методы составления ребуса, что и древние шумеры), и, наконец, детерминативов — знаков, обозначающих, о какой категории предметом или существ идет речь в данном случае.

Когда начинаешь расшифровывать «священные письмена», к удовольствию от понимания примешивается удовольствие от созерцания.

Эта графическая система, которой является письменность, - в какой-то степени «священное письмо». Вообще имена богов и фараонов, которые считались тоже богами, фигурируют в тексте в виде картушей, чтобы можно было узнать, что речь идет о священной особе.

Эстетические соображения были наиболее существенными правилами и ограничениями в выборе способа, которым писались иероглифические тексты, включая даже направления письма.

Чаще всего строки иероглифов читаются справа налево. Направление чтения указано ориентацией человеческих или птичьих голов: следует читать, двигаясь к лицу или клюву. В реальности это не всегда просто. Например, когда надпись на стене монумента или храма находится поблизости от статуи великого божества (Осириса, Анубиса) или фараона, лица на надписях повернуты к этой статуе, что меняет направление чтения и осложняет его интерпретацию! Иероглифы могут также идти снизу вверх и, наоборот, справа налево, а переходя на следующую строчку, слева направо. Последний вариант называется «бустрофедон» (буквально - как борозды пашни, по которой пахарь ведет быка вперед и назад).

Это сочетание иероглифических знаков читается исключительно слева направо. Первый знак слева читается как хб». Второй знак — детерминатив нога показывает, что речь идет о слове, имеющем отношение к ноге Третий знак — фигуративная пиктограмма: танцующий человек. Все вместе означает «танцевать».

Чарующую орнаментальность иероглифам придает то обстоятельство, что каждый знак представляет собой рисунок, исполненный величайших подробностей, Это вдвойне «священное письмо». Именно поэтому созерцание иероглифов восхищает нас. Повсюду стены храмов и гробниц прославляли бесчисленных богов Древнего Египта, словно эти иероглифы сами были священными знаками. Знаки, высеченные на камне, или нарисованные, или написанные, обладают исключительной красотой и составляют, даже независимо от своего значения, нечто вроде «рисованной поэмы», которая для древних египтян могла быть вдохновленной только богами.

А мы, рассматривая эти чудеса, испытываем те же чувства, то же вдохновение, которое вызывает великая поэзия, а у верующих — молитва.

Египетская письменность, хоть и была божественного происхождения, отражала не только религиозные понятия и темы.

Египетский Элефантинский календарь был гравирован в период царствования Тутмоса I (около 1450 г. до н.э.) в одном из городских храмов. Там указаны приношения богам, которые нужно делать ежегодно в тот день, когда звезда Сотис (Сириус) снова появляется над горизонтом. Повторное появление звезды сопровождается датой: третий месяц лета, 28 день. Звезда помещена в середине третьей колонки справа.

Но она служила также для нужд учета, как у первых шумеров, для установления законов, заключения торговых и брачных контрактов. Она также стала сокровищницей литературы. Египетская литература необычайно богата. Она объединяет самые различные жанры: нравоучения, гимны богам и царям, исторические легенды и приключенческие романы, любовные песни, эпические поэмы и басни.

Среди наиболее известных литературных памятников отметим «Книгу мертвых, написанную иероглифами при XIX династии фараонов, то есть в XIII в. до н.э. Эта книга не о смерти, а о жизни, победившей смерть, о том, как умершему миновать все опасности загробного мира. И не забудем географические и научные тексты, а также все, что относится к культу богов, магии, медицине, фармакопее, кулинарии и, разумеется, к астрономии и измерению времени. Календарь, который некогда был лунным, стал начиная с III тысячелетия до н.э. солнечным и насчитывал 365 с четвертью дней в году.

В Египте, как и в Месопотамии, умение читать и писать было и привилегией, и могуществом.

Писцы были мастерами письма и фактически хозяевами в области обучения, так как прежде всего необходимо было научиться писать.

Эти ученики-писцы выполняют упражнение по письму под диктовку учителя, который здесь не изображен. Каждый держит свой стилос в правой руке, а в левой — свиток папируса.

Учеба была трудной, если представить себе сложность иероглифической письменности. Поступив в школу в десять лет, дети проводили там лишь несколько лет, самые одаренные продолжали учебу, пока не становились взрослыми. Метод египетских учителей состоял в упражнениях на запоминание, а также в чтении. Школьники многие часы распевали хором. Искусству письма обучались при помощи прописывания и диктантов, сначала скорописью, потом иероглифами. Активно применялись меры физического воздействия, если верить египетскому наставнику: «Ухо мальчика — у него на спине, он слушает, когда его бьют!» Провинившегося могли даже посадить в заключение!

Таким образом, писцы образовали влиятельную касту. Умение писать делало их иногда не менее могущественными, чем фараон, который их особенно если он, довольствуясь тем, что считал себя богом, не хотел учиться читать, писать и считать Кстати, писцов в Древнем Египте хоронили по обряду фараонов. Эта почетная «льгота» может быть объяснена умением писцов фиксировать факты с помощью жезлов, символов власти.

В отличие от своих коллег в Месопотамии, они имели множество приспособлений для письма. Это были, разумеется, камни, на которых высекали иероглифы, но также мягкий и тонкий материал, с которым было легче обращаться, — папирус.

Уже пять тысячелетий тому назад писцы использовали листы, чернила и перья.

Вокруг этого текста, написанного иератической скорописью лежат инструменты, которыми пользовались писцы. Слева — футляр, куда клали хорошо очиненные тростниковые стержни. Внизу - пластина, с помощью которой писец «выглаживал» папирус и на которую опирался при письме. Две чашечки заполнялись черными и красными чернилами (красными писали имена богов). Справа — нож для разрезания папируса.

Папирус растение, которое в огромном количестве заполнило болота долины и дельты Нила. Из него делали множество бытовых предметов — веревки, циновки, сандалии и паруса. Волокнистые стебли позволили обеспечить прочную основу, которая сделала революцию в мире письменности, дав начало «листу». Обработка папируса состояла в том, чтобы нарезать стебель на тонкие полосы, которые собирали внахлест. Сложив перпендикулярно два слоя, получали плоскую и гибкую поверхность.

Ее высушивали под прессом, потом разглаживали. Пастой из крахмала склеивали по двадцать листов, чтобы получить свиток длиной в несколько метров.

При работе писец разматывал свиток левой рукой и по мере того, как папирус покрывался письменами, сворачивал его правой. Учитывая размеры свитка (самый длинный из дошедших до нас был 40 метров!), он работал чаше всего сидя в позе портного, пристроив папирус между колен, на своей набедренной повязке.

Чтобы изобразить знаки, писец использовал стержень из тростника длиной около двадцати сантиметров, конец которого был заострен или сжат, в зависимости оттого, как его предполагали использовать. Черные чернила, очень густые и стойкие, состояли из смеси сажи и воды, к которой добавляли связующие вещество, например гуммиарабик. Названия, заголовки и начала глав писали красными чернилами, которые делались на основе киновари, сернистой ртути, или сурика, окиси свинца.

Эта погребальная стела с надгробья Нефер и Каа изображает сбор папируса. Вырвав стебли из рыхлой почвы, их связывали в снопы и переносили на спине в сушилки.

Папирус был монополией государства, его стали экспортировать с начала III тысячелетия до н.э. во все страны Средиземноморского бассейна. Он был значительным источником дохода для Египта.

Но в самой стране эта монополия тяжело сказывалась на цене папируса, и писцы, а также школяры были очень недовольны этим. Палимпсесты — папирусы, с которых соскребли первоначальный текст, чтобы снова использовать свиток, свидетельствуют о высокой цене нового папируса. Не столь дорогие известняк или гончарные изделия подходили для менее важных надписей. Что касается пергамента, уже известного древним египтянам, но более дорогого, чем папирус, то его применение было строго ограничено только самыми важными текстами.

Отвечая потребностям повседневной жизни, из системы иероглифов родились две другие, более быстрые формы письма.

Изображение иероглифов на папирусе требовало большого терпения и внимания. Эта письменность, которая требовала тщательного вырисовывания знаков, не была приспособлена к повседневной жизни и к той скорости, которая нужна была писцам для некоторых работ. Они придумали сначала скоропись — беглое письмо — которая родилась примерно в то же время, что и иероглифическое. Это письмо называли также иератическим (от греческого слова «иерос» — священный), или жреческим, потому что оно, по словам греческого историка Геродота, который рассказал нам об этом, использовалось сначала священнослужителями. В этом письме использовались те же знаки, что и в иероглифическом (идеограммы, фонограммы и детерминативы), но они были часто слиты друг с другом и все больше отдалялись от примитивных рисунков.

Около 650 г. до н.э., когда еще использовались иероглифы и иератическое письмо, появляется более четкая, быстрая, слитная скоропись, в которой буквы были связаны друг с другом и которая читалась как иератическое письмо, справа налево. Это «демотическое» или народное, письмо, которое стало общеупотребительным в Египте,

На знаменитом Розеттском камне, при помогли которого Шампольон открыл секрет иероглифов, находится один и тот же текст, написанный иероглифами, демотическим письмом и по-гречески. И становится очевидным, что неспециалисту очень трудно узнать в демотических знаках исходные иероглифы.

В то же время мы и сегодня видим следы этой письменности: так же как коптский язык помог восстановить разговорный язык древних египтян, в коптской письменности сохранилось несколько букв, происходящих из демотического письма. Именно поэтому Шампольон говорил, что для того, чтобы понять иероглифическую письменность, нужно было сначала изучить коптскую письменность.

Взвешивание душ

При XIX династии Египта (вторая половина XIV в. до н.э.) умерших помещали в могилу вместе с «Книгой мертвых» чтобы облегчить им путь в вечность. Во время похорон жрец читал эту «Книгу мертвых». Она представляла собой свиток из папируса, кожи или льна с ярко раскрашенными виньетками и называлась «Книгой выхода на свет». Ее тексты подробно изображали эпизоды возрождения, в частности процедуру взвешивания душ: сердце умершего помещали на чашу весов. На другую чашу клали перышко, что символизировало «Маат» богиню истины и правопорядка. Обе чаши должны были уравновеситься. Бог Тот с головой шакала находится в центре, он проверяет взвешивание. Справа сидит чудовище-гибрид, великая пожирательница Амт, готовая растерзать умершего, если он будет осужден. Фон покрыт иероглифами, описывающими эту сцену.

Хнум и божества преисподней

В отличие от предыдущего фрагмента, этот вводит нас в потусторонний мир: умерший предстает перед богом преисподней Хнумом с годовой барана. Здесь же находится двухголовое существо и змея. Вокруг них расположены формулы, которые позволяют умершему отринуть змею и не остаться на съедение червям. Тексты «Книги мертвых» отражают магическое значение слова и письмена, потому что их присутствие рядом с мертвым гарантирует ему воскрешение.

Умершая поклоняется крокодилу

После оправдания умершая или умершим приобщается к благам «плодородных полей» - этого египетского рая. Рисунки и тексты, относящиеся к этому эпизоду, защищают мертвого на его пути к вечности. Это формулы, необходимые, чтобы не умереть во второй раз, чтобы отбросить примитивный страх идти с опущенной головой... Или ритуальные сцены, изображающие существование, похожее на образ жизни живых: здесь умершая распростерлась ниц перед крокодилом по имени Себек, богом плодородия, который может вызвать разлив Нила.

MaxBooks.Ru 2007-2015