История Древней Греции

Ионийская натурфилософия


Первым этапом в развитии греческой философии и науки является так называемая ионийская натурфилософия. Ионией греки называли греческие города Малой Азии. Благодаря близости к Востоку, к восточным рынкам, к восточной культуре, в греческих городах Малой Азии — в Эфесе, в Милете, в Смирне — наиболее интенсивно бился пульс экономической и социальной, а значит и духовной жизни греков. До того как греческие малоазиатские города были завоеваны персами, Иония являлась передовой частью Греции, и не мудрено, что именно там на грани между VII и VI вв. до н. э. была создана первая философская школа и вместе с тем были положены и первые основы науки.

Самый термин «натурфилософия», т. е. философия природы, говорит о том, что первые греческие философы занимались общими проблемами природы, решением вопроса о том, из чего состоит мир, что является его основой и сущностью.

Наиболее ранним представителем ионийской натурфилософии был Фалес из города Милета, живший в конце VII и начале VI в. до н. э.

Для понимания предпосылок возникновения греческой философии в науке любопытно отметить, что Фалес, согласно традиции принадлежавший к семи греческим мудрецам, был, если верить Аристотелю, не чужд торговли и спекуляции. Аристотель передает, что Фалес путем астрономических вычислений и наблюдений предугадал богатый урожай оливок. Поэтому еще задолго до сбора урожая он арендовал множество маслобоен по дешевой цене.

Когда урожай оливок действительно превзошел все ожидания, то благодаря огромному спросу на маслобойни Фалес нажил большие деньги пересдачей маслобоен в аренду по высокой цене. Правда, Аристотель говорит, что Фалес сделал это только для того, чтобы доказать, что «и философам при желании разбогатеть нетрудно, только не это дело составляет предмет их интересов».

Несмотря на свою анекдотичность, рассказ этот очень характерен. Он указывает на связь ранней греческой науки и философии с развитием торгового капитала и денежного хозяйства вообще, особенно быстро укреплявшегося в Малой Азии.

Фалес Милетский, по преданию, предсказал солнечное затмение 28 мая 585 г. до н. э. Возможность такого предсказания говорит о высоком уровне математических и астрономических знаний в тогдашней Ионии. Само собой разумеется, что высокий уровень астрономических знаний именно в Ионии явился результатом близкого знакомства малоазиатской греческой науки с вавилонской астрономией. Большой эмпирический материал, собранный вавилонскими жрецами-астрономами, был обработан Фалесом, первым ученым, предсказавшим солнечное затмение.

Фалесу Милетскому кроме этого принадлежит ряд геометрических теорем. И этот первый известный нам греческий астроном и математик был вместе с тем и первым философом.

Фалес интересовался вопросом о сущности вещей, о неизменной основе всего существующего (субстанции). По учению Фалеса, мировой субстанцией является вода или, точнее говоря, не столько вода в ее конкретной эмпирической форме, сколько влажное вообще. Влажность, по Фалесу, — основа всякой жизни, всякого существования.

К школе ионийских натурфилософов кроме Фалеса принадлежат его последователи (а может быть и ученики) Анаксимен и Анаксимандр. Оба они также занимались вопросом о субстанции и вместе с тем были и учеными-естествоиспытателями.

Анаксимен считал основой всех вещей воздух. У него субстанция имеет конкретный вид, конкретную форму.

Анаксимандр, третий философ этой школы (хотя хронологическую последовательность их жизни и деятельности установить трудно), делает в этом вопросе шаг вперед. Он объявляет субстанцией вещество, которое он называл греческим словом «апейрон», что значит — беспредельное. По-видимому в термин «апейрон» Анаксимандр вкладывал понятие материи как всеобщей сущности, как материальной субстанции вообще.

Конкретные формы, которые субстанция принимала у его предшественников, у Анаксимандра очищаются от своих эмпирических признаков, и материя выступает в форме абстрактной материи. Это с философской точки зрения был несомненный шаг вперед.

Анаксимандр был одним из первых географов, и ему принадлежит первая попытка составления географической карты мира. Землю он представлял себе в виде низкого плоского цилиндра, находящегося в центре мира и окруженного небесной сферой.

Анаксимандра интересовала также проблема возникновения живых существ, и он высказывал мысли, позволяющие считать его отдаленным предшественником Дарвина. Анаксимандр первый высказал положение о том, что изменение живых существ зависит от приспособления их к окружающей среде. В дальнейшем эта мысль Анаксимандра будет развита Эмпедоклом, греческим философом-естествоиспытателем V в. до н. э.

У ионийских натурфилософов природа рассматривается еще как одно целое. Вот почему первые философы Греции были и первыми (правда, еще примитивными) диалектиками.

С другой стороны, они были и первыми материалистами. Их философия, считавшая основой мира, основой всех вещей, материальную субстанцию, была материалистична. Но это материализм примитивный, бессознательный, стихийный, потому что в нем не было еще расчленения понятия духа и материи. Подход к миру ионийских натурфилософов был непосредственным, простым, целостным. В этом был большой плюс, но здесь же был и недостаток с точки зрения развития философии, потому что, только пройдя через стадию расчленения понятий духа и материи, философия впоследствии могла дойти до подлинного диалектико-материалистического синтеза.

Ионийских натурфилософов называют еще гилозоистами. Гилозоизм — философское учение, считающее основой мира живую материю. Такое название к ним можно применить, если только не придавать ему идеалистического оттенка, что обычно делают некоторые философы. Субстанции Фалеса, Анаксимена и Анаксимандра — это живая или одушевленная материя. В ней скрыты и материя, и дух в их первичном, примитивном единстве.

Ионийская натурфилософия дает нам первичный философский синтез и в том смысле, что здесь еще не ставятся проблемы теории познания. Философская мысль еще не ставит перед собой проблемы истины, не задается вопросом о том, какие у нее есть гарантии думать, что мир действительно таков, каким он воспринимается и мыслится человеком.

Первые философы подходили к миру с величественной и наивной простотой. Им казалось, что если они видят зеленоватую поверхность моря — эта поверхность существует объективно, вне их сознания. Им казалось, что если они путем рассуждения, опирающегося на восприятие, приходят к известным выводам о сущности мира, то этот вывод абсолютно достоверен.

Таким образом в ионийской философии еще отсутствовало расчленение понятий бытия и мышления, а следовательно отсутствовало и деление философии на учение о бытии (онтологию) и учение об истине или познании (гносеологию). Только много позднее проблема познания встанет перед греческой мыслью.

Но в ионийской философии было еще одно первичное единство: единство понятий бытия и становления. Этому единству суждено было распасться раньше других: тезис породил первую антитезу.

MaxBooks.Ru 2007-2017