Древние библиотеки

В лесных дебрях, за монастырскими стенами


Середина XIV века была суровым временем для русского народа. Непрестанные распри удельных князей терзали родную землю. Тяжелым бременем на плечах народа лежало и татарское иго. Естественно, что от таких невзгод люди стремились укрыться, найти приют в малодоступных местах. В лесной глуши возникали монастыри (между 1340 и 1440 годами на Руси было образовано до 150 новых монастырей). Один из них — Троице-Сергиев монастырь, основанный Сергием Радонежским, вскоре стал одним кз центров производства книг.

В начале своего существования монастырь был очень беден. Общий облик его весьма красочно описал В. Ключевский: «В самой ограде монастыря первобытный лес шумел над кельями и осенью обсыпал их кровли палыми листьями и иглами; вокруг церкви торчали свежие пни и валялись неубранные стволы срубленных Деревьев; в деревянной церковке за недостатком свеч пахло лучиной; в обиходе братьев — столько же недостатков, сколько заплат в сермяжной ряске игумена; и чего ни хватись, всего нет... случалось, вся братия по целым дням сидела чуть не без куска хлеба. Но все дружны между собой и приветливы к пришельцам, во всем следы порядка и размышления. Каждый делает свое дело».

В новом монастыре вскоре возникла библиотека. Основание ей положил сам Сергий, который в возрасте 23 лет пришел сюда, в дремучий лес — в «пустыню» — с двумя книгами. Е. Голубинский заметил по этому поводу: «Нет сомнения, что очень не велика была библиотека четьих книг преподобного Сергия... (псалтырь и евангелие). Сергий одобрял чтение книг монахами и заботился о приобретении и изготовлении книг.

Как отметил Иосиф Волоцкий, в Сергиевом монастыре, в первое его время, писали книги не на пергаменте и не на бумаге, а на бересте. (Вот слова Иосифа Волоцкого: «Во обители Блаженного Сергия и самые книги не на хартиях писаху, но на берестях...»). И в описи библиотеки 1642 года упоминаются «два служебника на харачье, свертки на деревце, чудотворца Сергия». («Свертки на деревце» до нашего времени не дошли).

Ефим Дорош в очерке о Сергии Радонежском пишет, что уже при Сергии в монастыре было по меньшей мере около пятидесяти рукописных книг: произведения мыслителей и выдающихся поэтов греко-христианской культуры. Любимыми авторами основателя лавры были «писатели, которых следует считать поэтами среди церковных писателей, и я вообразил листочки бересты со стихами Григория Богослова, питомца Александрии и Афин, или витиеватыми аллегориями синайского отшельника Иоанна Лествичника».

Постепенно складывалась монастырская библиотека. Особенно быстро она стала расти при преемниках Сергия. Здесь уместно привести слова одного советского исследователя о том, что «культура русского монастыря XV века была далеко не такой примитивной, как это казалось старым исследователям. Творения Василия Великого, Исаака Сирина, Иоанна Лествичника, Дионисия Ареопагита внимательно читались и тщательно комментировались. Отсюда в русскую церковную литературу проникали элементы античной философии — платонизма и новоплатонизма.

В монастырях ведется собирание и переписка книг, делаются переводы с греческого, болгарского, сербского языков, создаются, наконец, летописные своды. Русские монахи совершают нелегкие в те времена путешествия на Афон и в Константинополь. Такое путешествие совершил, например, ученик Сергия Афанасий Высоцкий — образованнейший человек своей эпохи».

Люди, склонные к искусству, литературной деятельности, книжники находили в монастыре хорошие условия для творчества.

Уже при жизни Сергия в монастыре была налажена переписка книг. А в начале XV века здесь действовала мастерская по изготовлению книг — книгописная палата. В мастерской выработался особый, «сергиевский» почерк. Здесь книги переписывали, украшали заставками, золотыми и киноварными буквами, изящными миниатюрами, переплетами. Переплеты, так называемые оклады, являли собой также подлинное произведение искусства.

Сохранился рисунок-миниатюра книгописной палаты Троице- Сергиевой лавры в рукописи «Житие Сергия Радонежского» XVI века. За длинным широким столом, на скамьях с подножьями сидят монахи — переписчики книг. Перед ними на столе две чернильницы, нож, свернутые свитки и закрытые книги. Налево сидит Епифаний — автор жития.

К тому же времени относится запись, раскрывающая «технологию» книгопроизводства.

В одной из рукописей Пафнутьевского монастыря (г. Боровск) митрополит Макарий оставил перечень расходов на изготовление одной богослужебной книги. Вначале идут цены на материалы, а потом — плата мастерам.

Над книгой, следовательно, трудилось несколько мастеров. Доброписец чернописный воспроизводил основной текст, статейный писец — вязь киноварью, заставочный писец рисовал заставки и буквицы, живописец иконный — миниатюры, златописец покрывал золотом «статин», заставки и отдельные части миниатюр. Кроме того, три человека — златокузнец, среброкузнец и сканный мастер — изготовляли оклад книги. Основной текст писали птичьими перьями чернилами на пергаменте или бумаге.

Для изготовления чернил в древности составлялись сложнейшие рецепты, их авторы стремились к тому, чтобы чернила были «добрые». Для этого использовали чернильные орешки, дубовую или ольховую кору, вишневый клей или камедь, квас или кислые щи, пресный или кислый мед и, наконец, гвозди или ржавое железо. Один из способов «чернильного становления» приводится в рукописи XV века из библиотеки Троице-Сергиевой лавры. Рекомендуется мелко истолочь чернильные орешки и просеять через сито, затем полить кислым и пресным медом и смешать с вишневым клеем, после этого в смесь опустить 12 пластинок железа и поставить в теплое место на три дня. При этом смесь следует размешивать трижды в день, испытывать ее сладость языком и процеживать.

Известны некоторые имена мастеров Троице-Сергиева монастыря, которые неутомимо занимались «списанием» книг. Книжным доброписцем был, например, ученик Сергия Афанасий, который в «божественных писаниях зело разумен и доброписания многа руки его и доныне свидетельствуют» («доныне» — до 1642 года).

Другой ученик Сергия — Исаак Молчальник (он умер в 1388 году) переписал «Евангелие в десть, на бумаге» и «Псалтырь в пол-десть, на бумаге».

Удивительно! Вот написаны такие простые слова: «на бумаге». Ведь до той поры писали на пергаменте. Значит, монастырь покупал бумагу в те далекие времена, когда этот материал только-только проник в русские земли. Самый древний документ на бумаге датируется 1350-1351 годами. Это договорная грамота великого московского князя Семена Ивановича, сына Ивана Калиты, с братьями. А древнейшая из датированных рукописных книг — «Поучения Исаака Сирина» — относится к 1381 году. Она создана и сохранилась в Троице-Сергиевом монастыре. Книги, переписанные Молчальником, тоже очень древние!

Известны и другие имена. «Рукою непотребного во инацах Елисея» созданы Служебник и Требник. «Рукою многогрешного инока Антония» переписаны «Поучения аввы Дорофея» (1414 год); «рукою раба божия Иосифа» — «Диоптра Филиппа философа» (1418 год); «рукою грубаго и худаго» инока Варлаама — «Лествица» (1412 год), а вот Евангелие 1531 года подписано так: «письмо грешного инока Исаака Бирева».

Но не все писцы сопровождали свои имена уничижительными эпитетами. Так, в книге Иова с толкованием писец Чудова монастыря Александр не без хвастовства и вызова записал: «Да рука то моя люба лиха, и ты так не умеешь писать, и ты не писец». (1394 год). На другой рукописи читаем: «Господи, помоги рабу своему Якову научитись писати, руки бы ему крепка, око бы ему светло, ум бы ему острочен, писать бы ему золотом».

Достоверно известно, что в 1616 году в монастыре была «многобогатая божественных писаний книгохранительница». Год 1616 тоже примечательный. Известно, что польские интервенты пытались взять монастырь, который к тому времени превратился в грозную крепость. Монастырь был хорошо укреплен, обнесен со всех сторон высокой каменной стеной с бойницами. Много месяцев длилась осада. Но незначительное число защитников монастыря выдержало ее. В противном случае вряд ли бы что осталось от «многобогатой книгохранительницы».

Вначале книги хранились в южном отделении алтаря, под присмотром дьяконов. Потом возникла необходимость создать для книг особое помещение. По описи 1642 года библиотека находилась при ризничной палате. В XVIII веке в книге планов и фасадов лавры она обозначена в башне. В 1783 году библиотека была переведена в купол трапезной церкви. К тому времени она имела ценнейшие рукописи.

В XVI и XVII веках книгохранительной палатой заведовали особые старцы — книгохранители. Должность эта на Руси имеет весьма почтенный возраст. Еще в Киево-Печерском монастыре при Феодосии был принят устав, одна из статей которого предписывала «со всяким прилежанием книги блюсти книгохранителю...». В XVI веке должность библиотекаря уже довольно распространена. В 1514 году в псковской Елизаровской пустыне был «книгохранитель Осаф», в Кирило-Белозерском монастыре — «книгохранитель Афонасий». Сохранился и список библиотекарей Троице- Сергиевой лавры. Это иеромонах Каприан, инок Корнелий, инок Иоаким, инок Константин (XVI век). Один из библиотекарей — инок Дорофей (умер в 1614 году) «оставил по себе многи книги своея руки». Библиотекарь Антоний Крыло в 1620 году был определен в книжные справщики при Патриаршей типографии.

При книгохранителе Иосафе Кирикоязе в 1642 году была составлена опись книгам. По этой описи в библиотеке числилось 742 рукописи. Число весьма значительное для того времени, и библиотека по праву считалась одной из лучших. Но не следует думать, что этим и исчерпывался ее книжный фонд. О богатстве монастырской библиотеки можно судить и по косвенным свидетельствам. Выдающийся писатель конца XIV — начала XV века Епифаний, прозванный Премудрым, большую часть своей жизни — 31 год — провел в стенах Троице-Сергиевого монастыря. Из них 17 лет при Сергии. Монастырь с богатой книжной культурой был его духовной школой, здесь он получил образование, которое только пополнил на Афоне. Епифаний был исключительно начитанным человеком. Он сам признавался, что «они с мужами книжными и мудрыми проводили ночи до утра, вникая в смысл различных писаний». Епифаний написал «Житие Стефана Пермского». Епифанию же приписывается «Слово о житии и представлении Дмитрия Ивановича». Свыше четверти века работал он над «Житием Сергия Радонежского».

«По цитатам в трудах его видно, — писал В. О. Ключевский, — что он читал хронографы, палею, лествицу, патерик и другие церковно-исторические источники, также сочинения черноризца Храбра. В житии Сергия он приводит выдержки из житий Алимпия и Симеона Столпников, Феодора Сикста, Ефимия Великого, Антония, Феодора Едеского, Саввы освященного, Феодосия и Петра митрополита по редакции Киприана; наконец, характер изложения отличает в Ехтифании обширную начитанность в литературе церковного красноречия».

Со всей этой литературой Епифаний мог ознакомиться только в своей стране — в Троице-Сергиевом монастыре и в Москве.

С Троице-Сергиевым монастырем было тесно связано и творчество великого Андрея Рублева.

Некоторое время Рублев помогал суровому и мудрому Феофану Греку, который поражал москвичей искусством украшать книги. Есть предположение, что Рублев, этот творец прославленной «Троицы», возглавлял книгописную мастерскую. Ему же приписывают создание прекраснейшей рукописи с миниатюрами — «Евангелия Хитрово».

Исследователь творчества Андрея Рублева Н. Демина пишет: «Все изображенное, от юношески сильного, задумчивого ангела с книгой в руках (символ человека в его стремлении к знанию)... до голубой цапли, как бы размышляющей над кротко взирающим на нее змеем, до подвижных букв из гибких стилизованных растительных элементов полно ясности, силы и всеобъемлющей ласковости».

Епифаний Премудрый и Андрей Рублев жили в монастыре в одно время.

В стенах монастыря трудился первый наш писатель-профессионал Пахомий Логофет. За свою долгую жизнь он создал множество различных произведений; обработал «Житие Сергия Радонежского». В библиотеке сохранилось девять списков «Жития» редакции Пахомия, относящихся к XV веку. Но главный итог творчества этого писателя — «Хронограф» (1414 год). По существу, «Хронограф» — первый опыт отечественной истории, составленной на основе русских и иностранных источников. От авторства Пахомий переходит к простому труду переписчика. Сохранился список книги Симеона Богослова, написанного рукой Логофета в 1443 году, список Палеи, сделанный им в 1445 году, а в 1459 году он, по поручению монастырского казначея, переписал псалмы Давидовы.

Непродолжительное время игуменом монастыря был Артемий, человек во многих отношениях примечательный, один из выдающихся публицистов XVI века, книжник, пропагандист знаний. Это ему принадлежат великолепные слова: «И до смерти учиться подобает».

По просьбе Артемия к нему в обитель из Твери перевели Максима Грека. Его многолетнее пребывание в заточении кончилось. Максим Грек жил у Артемия «в великой чести и похвале».

В монастыре Максим Грек встретился с бывшим митрополитом Иосафом, большим любителем книг. В библиотеке монастыря имелось 23 рукописи (кроме богослужебных) прекрасного письма, принадлежавшие Иосафу. Он выполнил один из лучших списков сочинений Максима Грека. (До начала XVII века произведения Максима Грека в Троице-Сергиевой лавре считались запрещенными). Максим Грек занимался и переводами. В монастыре он перевел с греческого Псалтырь. В 1553 году келью Максима Грека посетил Иван Грозный.

Невозможно перечислить все сокровища библиотеки Троице- Сергиева монастыря. Да мы и не ставили себе такой цели. Интересно другое — состав этой библиотеки, содержание ее книг.

Почему-то бытует мнение, что монастырские книгохранилища имели, как правило, литературу церковного содержания. Один исследователь даже называет их «набором богослужебных пособий, имеющим прикладное значение, подобно свечам, иконам, лампадам». Это далеко не так. В Московской Руси предпочтение отдавали книгам светского содержания. Даже в церковно-монастырских книгохранилищах преобладали светские книги. То же относится и к Троице-Сергиевой лавре.Здесь сохранился юридический сборник под названием «Мерило Праведное», написанный уставом XIV века. Этот сборник дорог для нас тем, что в него включен текст Русской Правды. «Христианская топография» Козьмы Индикоплова (плавателя в Индию) относится к числу общеобразовательных книг. В ней приводятся легендарные сведения об устройстве вселенной, попутно автор (он жил в Александрии в VI веке нашей эры) рассказывает о некоторых животных и растениях Индии и Цейлона.

В библиотеке монастыря имелся роскошный список XVI века. В свое время он принадлежал боярину Ивану Григорьевичу Пушкину — предку поэта. На шестидесятом листе запись гласит, что «1627 года февраля 14 день продал сию книгу Козьмы Индикоплова Иван Григорьевич Пушкин». Продал он ее крестьянину Фоме Лукьянову, а тот пожертвовал книгу в 1628 году монастырю. В художественном отношении — это самый замечательный из сохранившихся списков «Топографии».

Из переводных книг можно упомянуть еще Лицевую хронику Георгия Амортола XIII века, привезенную из Твери. Эта рукопись с великолепными миниатюрами - подлинный шедевр искусства книги. Говоря о миниатюрах рукописи, профессор Д. Айалов указывал, что «нигде более нельзя встретить в таком ярком и многогранном отражении образа средневековой Руси с ее верованиями, с ее легендами, поучениями, назиданиями, чудесами, гаданием, волхованием, идолами, баснословием о чудесных странах и людях, о диковинах мира и чудесах его, как здесь».

Из других шедевров древней книги отметим Псалтырь XIV века — дар Ивана Грозного. Белоснежный, прекрасный выработки пергамент, четкий шрифт, написанный черными чернилами; текст обильно наполнен крупными золотыми точками, заглавные буквы написаны золотом. Вызывает восхищение и переплет, доски которого обтянуты итальянским бархатом.

А вот вклад царя Михаила Федоровича — «Евангелие», украшенное изумрудами, сапфирами, рубинами и эмалью (сейчас хранится в Оружейной палате в Кремле). Павел из Алеппо, посетивший лавру в XVII веке, так описывает эту книгу: «Что касается евангелия, то мы не видывали подобного по обилию чистого золота и драгоценных каменьев и по его искусной отделке, приводящей ум в изумление». Для характеристики внешнего облика рукописей приведем описание академика Ф. И. Буслаева Псалтыри, относящееся ко второй половине XV века. «Перелистывая драгоценную рукопись, мы любовались неожиданными переходами из одного почерка в другой, от одного стиля в украшениях к другому, и с интересом отгадывания загадок или шарад увлекались в распутывании перепутанных нитей хитросплетенного письма, добираясь в нем до смысла отдельных букв и целых речей».

Говоря далее о работе писца, Буслаев замечает: «То он водит строки из длинных голенастых заглавных букв, которые, как великаны, поднимаются из приземистого строя обыкновенных строчных букв, то расширяет их не в меру, так что они теряют характер кирилловского письма, получая стиль письма арабского или какого другого восточного. То он пишет самым тонким мелким шрифтом, замаскировывая славянское письмо крючковатою скорописью греческою».

«Евангелие Хитрово» пожаловал боярину Богдану Матвеевичу Хитрово царь Федор Алексеевич. Боярин в свою очередь передал эту книгу в Троице-Сергиеву лавру с надписью: «ради древнего письма».

Сделал вклад в библиотеку монастыря и Дмитрий Пожарский — книгу Григория Богослова «16 слов с толкованием». Сохранился автограф вкладчика: «Книгу Григория Богослова дал в Троицкий Сергиев монастырь князь Дмитрий Михайлович Пожарский. Государя царя и великого князя Михаила Федоровича всея Руси боярин князь Дмитрий Михайлович Пожарский».

Все эти драгоценные памятники сохранили крепкие стены Сергиевой лавры.

В библиотеке монастыря хранились и арабские рукописи. В своей работе «Арабские рукописи в русских монастырях» академик И. Ю. Крачкавский приводит сведения, взятые из сборника Ю. Альтмана.

Последний указывает, что он видел большое собрание восточных рукописей в Троице-Сергиевой лавре (и в некоторых других монастырях).

Видел Альтман и переводы рукописей на древнеславянский язык. Любопытно, что приводятся номера рукописей. Академик Крачковский установил, что всякая мистификация исключается.

Однако при проверке на месте рукописей не оказалось, что дало основания снабдить работу подзаголовком: «Библиографическая загадка».

Сейчас большинство рукописей этого монастыря хранится в Государственной библиотеке СССР им. В. И. Ленина.

MaxBooks.Ru 2007-2017