Книга в Древней Руси (XI-XVI вв.)

Социальный и персональный состав писцов скриптория новгородского Лазарева монастыря


На рубеже XI-XII вв. в Лазаревском скриптории был переписан один из крупнейших комплексов литургических книг Древней Руси. Десять кодексов этого комплекса сохранились до сегодняшнего дня (Тип. 84, Тип. 89, Тип. 91, Тип. 99, Тип. 103, Тип. 110, Тип. 121, Тип. 125, Тип. 147, Тип. 138). Однако есть основания считать, что лазаревских рукописей было создано не менее 16-ти. Основу этого комплекса составили месячные служебные минеи. Если предположить, что минейный комплекс был полным, рассчитанным на 12 месяцев годового круга, то он должен был состоять из 12-ти кодексов. Однако сохранились только Минеи на сентябрь (Тип. 84), октябрь (Тип. 89), ноябрь (Тип. 91), февраль (Тип. 103), апрель (Тип. 110), июль (Тип. 121) и август (Тип. 125). Минеи на декабрь, март, май и июнь утрачены. Кроме комплекса служебных миней в скриптории были созданы сохранившиеся до нашего времени Стихирарь (Тип. 147) и Триодь (Тип. 138), а также Евангелие и Апостол, ныне утраченные, но упоминающиеся в записи лазаревского попа Домки.

Ниже приводится перечень сохранившихся и утраченных (в квадратных скобках) кодексов скриптория новгородского монастыря св. Лазаря, изготовленных в XI-XII вв.

Репертуар скриптория новгородского Лазарева монастыря рубежа XI-XII вв.

  1. Минея служебная, сентябрь (Тип. 84), 1095-1096 гг.
  2. Минея служебная, октябрь (Тип. 89), 1096 г.
  3. Минея служебная, ноябрь (Тип. 91), 1097 г.
  4. [Минея служебная, декабрь], [рубеж XI-XII вв.]
  5. Минея служебная, февраль (Тип. 103), [рубеж XI-XII вв.]
  6. [Минея служебная, март], [рубеж XI-XII вв.]
  7. Минея служебная, апрель (Тип. 110), [рубеж XI-XII вв.]
  8. [Минея служебная, май], [рубеж XI-XII вв.]
  9. [Минея служебная, июнь], [рубеж XI-XII вв.]
  10. Минея служебная, июль (Тип. 121), [рубеж XI-XII вв.]
  11. Минея служебная, август (Тип. 125), [рубеж XI-XII вв.]
  12. Триодь цветная (Тип. 138), [рубеж XI—XII вв.]
  13. Стихирарь постный и цветной (Тип. 147), [XII в.]; в СК с датой: конец XII — начало XIII в.
  14. [«Домкино евангелие»], [рубеж XI-XII вв.]
  15. [«Домкин апостол], [рубеж XI-XII вв.]

Писцы «книг Лазоревых» сделали в них значительное число записей, которые, впрочем, не отличаются большим разнообразием. Так, преобладают здесь молитвенные и именные записи, которых соответственно 18 и 4. Семь записей представляют собой не поддающиеся определению отрывочные фрагменты, поновленные тексты и следы стертых записей, а также записи, не дописанные изначально.

Только сентябрьская (Тип. 84) и июльская (Тип. 121) Минеи завершены выходными записями. На л. 17 об. ноябрьской Минеи (Тип. 91) находим незаконченную запись писца, открывающуюся датой: «Въ лѣт(о) 6605». С даты же начинается запись писца Домки, переписавшего октябрьскую Минею (Тип. 89). Ее считают обозначением даты начала работы над кодексом: «Въ лѣт(о) 6604 м(е)с(я)ца марта въ 26». Всего сохранилась 31 запись лазаревских писцов рубежа XI-XII вв. (см. табл. 1).

№ ркп. п/п Наименование рукописи и шифр Дата К-во записей
1 Минея служебная, сентябрь (Тип.84) 1095-1096 гг. 9
2 Минея служебная, октябрь (Тип. 89) 1096 г. 3
3 Минея служебная, ноябрь (Тип. 91) 1097 г. 7
4 Минея служебная, январь (Тип. 99) Рубеж XI-XII вв. 2
5 Минея служебная, февраль (Тип. 103) Рубеж XI-XII вв. [-]1 Имеются только краткие записи типа проб пера.
6 Минея служебная, апрель (Тип. 110) Рубеж XI-XII вв. 2
7 Минея служебная, июль (Тип. 121) Рубеж XI-XII вв. 1
8 Минея служебная, август (Тип. 125) Рубеж XI-XII вв. 4
9 Триодь цветная (Тип. 138) XII в. 12Запись помещалась в утраченной ныне тетради, на л. 155 об. (по нумерации до утраты). И. И. Срезневский считал ее синхронной основному тексту и датировал временем «ок. 1110 г.», а А. А. Покровский относил ее к XIV в.; см.: Срезневский И. И. Древние памятники русского письма и языка... СПб., 1882. Стб. 42; Покровский А. А. Древнее псковско-новгородское письменное наследие. С. 76. № 80.
10 Стихирарь постный и цветной (Тип. 147) XII в. 3
Все указанные рукописи 31

По именам известны четыре писца «книг Лазоревых» рубежа XI-XII вв.: Домка-Яков, Городен, Матфей и Лаврентий (Лавр, Лавра). Домка-Яков был основным писцом Минеи служебной на сентябрь (Тип. 84) и октябрь (Тип. 89). Им же были переписаны несохранившийся Апостол и оригинал теперешнего «Милятина» евангелия — «Евангелие попа Домки». Напарником Домки-Якова в работе над сентябрьской Минеей был писец, неизвестный по имени, а октябрьскую Минею он переписал совместно с Городеном. Матфей был писцом Минеи служебной на январь (Тип. 99), которую он переписал вместе с безымянным книгописцем, а также Миней служебных на февраль, апрель и июль (Тип. 103, 110, 121), переписанных в паре с Лаврентием. Этот же Матфей в одиночку переписал августовскую Минею (Тип. 125).

Представляет интерес, что лазаревский писец Лаврентий был автором одной из шести глаголических надписей, сохранившихся в древнерусских пергаменных кодексах. Имеется в виду именная запись на л. 104 апрельской Минеи (Тип. 110): («Лаврентии пасалъ много»). Запись написана столбцом буква под буквой у края внешнего поля. Надпись примечательна как наиболее древняя глаголическая запись в древнерусских кодексах и как факт знакомства одного из писцов скриптория Лазарева монастыря с этой не получившей широкого распространения на Руси азбукой. В своей записи Лаврентий использовал 12 глаголических букв. Ни сам Лаврентий, ни другие писцы Лазаревского скриптория больше глаголицей не писали. Минея служебная на ноябрь (Тип. 91) переписана тремя писцами. Неясно, звали ли одного из них Михаилом-Белыной8Е. Ф. Карский читал это имя как Михаил-Беден; см.: Карский Е. Ф. Славянская кирилловская палеография. С. 301. и был ли он автором молитвенной записи на л. 89 об., помеченной этим именем.

И. В. Ягич и Е. Ф. Карский считали почерк упомянутой записи синхронным основному тексту Минеи. Составители СК и Каталога рукописей ЦГАДА датировали запись XII в. и не отождествляли ее почерк с почерком писца основного текста. На наш взгляд, не исключено, что второй писец Тип. 91 носил имя Михаила-Белыны, т. к. его почерк представляется нам идентичным почерку одного из писцов Тип. 91. Имена первого и третьего писцов Тип. 91 неизвестны. Стихирарь (Тип. 147) и Триодь цветная (Тип. 138) были переписаны еще двумя анонимными книгописцами. Впрочем, на л. 173 об. Триоди имеется запись, помеченная именем Бестроя и датированная первым ее публикатором И. И. Срезневским XIV в.. Текст этой записи, проявленный химическим реактивом и полусмытый, читается сегодня так:

А. А. Покровский, обративший внимание на дефектность этой записи, не исключал, что она синхронна основному тексту, т.е. была составлена на рубеже XI-XII вв.. Учитывая плохую сохранность записи и вследствие этого сложность ее палеографической датировки и идентификации, нельзя с уверенностью утверждать, что Бестрой был писцом Триоди, хотя формуляр его записи очень характерен для именных записей писцов XI-XIII вв.

На утраченном ныне л. 155 об. Тип. 138 (по нумерации до утраты) помещалась молитвенная запись, о которой И. И. Срезневский писал, что она сделана «тем же писцом, как и вся рукопись, и занимает четыре строки; но, к сожалению, вся почти выцвела или, вернее, вычищена. Впрочем, на первой строке можно прочесть: , далее, вероятно, следовало имя писца». А. А. Покровскому удалось прочесть имя автора записи — «Господи, помози рабоу своему Онътану». Ее текст он датировал XIV в., а Онтана считал «исправителем» кодекса.

Почерки безымянных писцов Тип. 84, Тип. 89, Тип. 99, Тип. 147 и Тип. 38 не отождествляются с почерками писцов, назвавшихся в своих записях по имени. Таким образом, к четырем писцам, чьи имена известны, следует добавить двух переписчиков, чьи точные имена под вопросом (Михаил-Белына и Бестрой) и еще шесть анонимных книгописцев. Общее число писцов, работавших в скриптории новгородского Лазарева монастыря на рубеже XI-XII вв., составляет, таким образом, 12 человек.

Двенадцатью писцами «книг Лазоревых», вероятно, не ограничивался штат лазаревского скриптория. Как уже говорилось, на рубеже XI-XII вв. кроме восьми сохранившихся месячных Миней (на сентябрь, октябрь, ноябрь, январь, февраль, апрель, июль и август) в Лазаревском монастыре должны были быть переписаны еще четыре: на декабрь, март, май и июнь, в совокупности составлявшие годовой комплект служебных Миней.

Число писцов, работавших над созданием четырех несохранившихся миней, неизвестно. Неизвестно также и то, можно ли было бы идентифицировать их почерк с почерками писцов сохранившихся «книг Лазоревых». Нет никаких данных и том, только ли годовой комплект месячных миней, Стихирарь, Триодь, а также утраченные Апостол и «Домкино» евангелие были переписаны в этом скриптории на рубеже XI-XII вв. и не оказались ли утраченными еще какие-то кодексы. Поэтому не исключено, что штат Лазаревского скриптория на рубеже XI-XII вв. превышал 12 человек. Тем не менее, очевидно, что участие 12-ти писцов в создании 10-ти сохранившихся кодексов рубежа XI-XII вв. является беспрецедентным фактом существования в рамках одного скриптория столь значительного числа специально обученных книгописцев.

О социальном статусе лазаревских писцов данных почти нет. В записи «Евангелия Домки», сохранившейся в списке XIII в., в так называемом Милятином евангелии (см. ниже), прямо говорится, что Домка был «попом у святого Лазоря». При этом в своих записях на сентябрьской Минее (Тип. 84) этот писец сообщил свое христианское имя — Яков9Составители Каталога рукописей ЦГАДА высказали предположение, что Яков было монашеским именем Домки. Однако «Яков» могло быть его крестильным именем, так как из записи прямо не следует, что Домка-Яков был монахом)., но умолчал о своем социальном статусе. В. Л. Янин высказал предположение, что Минеи были переписаны Домкой в тот период, когда он еще «не был попом» и занимался перепиской Евангелия и Апостола.

По нашему предположению, оригинал теперешнего Милятина евангелия — несохранившееся «Евангелие Домки», а также Апостол могли быть переписаны в период между 1090-1115 гг. Сентябрьская Минея датируется рубежом XI-XII вв., а октябрьская имеет точную дату — 1096 г. Однако велика вероятность того, что сентябрьская Минея писалась раньше октябрьской, т.е. в 1095-1096 гг. Поэтому не исключено, что переписка Евангелия и Апостола — богослужебных книг первоочередной важности — предшествовала созданию цикла месячных служебных Миней. Можно объяснить отсутствие указаний Домки на свой священнический сан в записях на Минеях употреблением формул «раб твои», «грешный, убогии, унылый, недостойный раб», «убогии и недостойный раб», «грешный», «грешный раб божии недостойный». Использование формул, эквивалентных формуле «раб божии» и помещаемых перед именем, обычно заменяло в записях писцов указания их социального статуса. Так, в рукописных книгах XI-XIII вв. 24 писца, назвавшиеся по имени, указали на свою социальную принадлежность, 15 ограничились формулой «раб божии» или «аз грешный», 8 писцов никак не определили себя, ограничившись указанием своего имени. 12 писцов наряду с именем указали свою социальную принадлежность и употребили перед именем или после него формулу: «грешный раб», «раб божии». То, что Домка не был мирянином, косвенно подтверждает оборот «» в записи нал. 176 об. сентябрьской Минеи (Тип. 84). Обращение Домки к «отцам» и «братии» содержит недвусмысленный намек на принадлежность этого писца к лицам духовного звания. Переписчики июльской Минеи (Тип. 121) Матфей и Лаврентий также не сообщили прямо о своей сословной принадлежности. Однако выражение выходной записи Матфея «не азъ бо своею худостью написахъ и брат» позволяет предположить, что слово «брат» употреблено здесь не для обозначения родственных связей между писцами, а в монашеском смысле. В. Л. Янин полагает, что Матфей мог назвать словом «брат» своего напарника Лаврентия, если они были, «например, попом и дьяконом соборной монастырской церкви».

Янин уже отмечал тот факт, что минимальный мужской штат клириков имелся в любом женском монастыре. Вплоть до начала XVI в. в ряде монастырей Новгорода не существовало запрета на пребывание чернецов в девичьих и черниц в мужских монастырях. В записи начала XIV в. на Лазаревском Стихираре (Тип. 147) прямо указано, что ее автором был поп церкви св. Лазаря Оксентий:

Не исключено, что этот же Оксентий, на сей раз ограничившийся самоопределением «рабъ божии», был автором записи на апрельской Минее (Тип. 110): «».

Однако палеографических оснований для такой идентификации двух Оксентиев как будто нет. Все вышесказанное позволяет заключить, что писцами скриптория в XI-XII вв., функционировавшего при монастыре св. Лазаря, были представители штата мужчин-клириков.

Никакими сведениями об организации труда писцов в Лазаревском скриптории, а также о распределении обязанностей между ними мы не располагаем. Тем не менее, упоминание писцом Домной «Милятина» евангелия, что он «крилъ обое книги», а именно переписанные им Апостол и Евангелие, позволяет предположить, что разделение труда между писцами и переплетчиками вряд ли имело место. Впрочем, упомянутая запись Оксентия конца XIII в. на Тип. 110, свидетельствующая о том, что он «переплол книгы сея», является древнейшей русской записью переплетчика. Однако эта запись сделана позднее основного текста апрельской Минеи рубежа XI-XII вв. Видимо, она появилась при смене первоначального изветшавшего переплета кодекса. Кем был изготовлен древнейший переплет Тип. 110 на рубеже XI-XII вв. и каково было участие писцов в переплетных работах — неизвестно.

Чрезвычайно скромное художественное оформление сохранившихся «книг Лазоревых», украшенных примитивными и грубыми заставками и инициалами, сделанными в основном чернилами, иногда с добавлением киновари, дает основание для предположения, что писцы сами в меру своих способностей декорировали текст. Вероятно, основные затраты, потребовавшие стороннего стяжательства, касались обеспечения лазаревских книжников дорогостоящим пергаменом. Пергамен всех сохранившихся кодексов лазаревского комплекса рубежа XI-XII вв. довольно низкого качества, с ярко видными отличиями мясной стороны от волосяной (более темной и грубой, с большим количеством черных точек - следов волосяных луковиц животного). Недостаток в писчем материале и его дороговизна побудили лазаревских книжников использовать дефектный пергамен, который при производстве роскошных кодексов обычно выбраковывался.

Так, наряду с полноценными, употреблялись дефектные лоскуты кожи, оставшиеся после раскройки цельного лоскута шкуры, а также листы с дырами (как штопаными, так и зияющими). Экономия лазаревских книжников сделала невозможным сколько-нибудь точные подсчеты числа шкур, употребленных на изготовление пергамена сохранившихся кодексов лазаревского комплекса. Кроме того, подсчеты эти невозможны и из-за значительных утрат их книжного блока. Однако небольшой формат практически всех рукописей, заказанных «игумения повелением» (4°), и экономичность в расходе пергамена позволяют предположить, что на производство 12-томного комплекта месячных Миней могло уйти ок. 330-ти шкур. Низкое качество пергамена «книг Лазоревых» почти не оставляет сомнения в том, что он был местной выделки. Скорее всего, средства, определенные Зверинским монастырем лазаревской игуменье для покрытия расходов на переписку книг, были весьма скромными.

MaxBooks.Ru 2007-2015